Тусовка шоколадных зайцев

25 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 191

Их тела замаскированы под цвет ночи. Они плохо говорят по-русски, зато знают несколько аборигенских наречий. Они ездят навещать родню туда, где оттягивался доктор Айболит из детской сказки. Африканские студенты, которые учатся в Москве, гуляют по ночам в поисках любительниц “шоколадных зайцев”...


В столице есть несколько точек, где предпочитают потусоваться африканцы. С “бледнолицыми” об этом не распространяются: “Вдруг придут всех нас перебить?” Если все-таки сможешь убедить собеседника, что хоть ты и белый, но пушистый, то узнаешь, что в Москве не более трех “черных” тусовочных мест.

В клубах, которые выбирают “шоколадные зайцы”, звучит странная музыка. Африканский барабан отличается от обычного. Хотя бы названием — gamble, русские прозвали его джембиком.

— Тебе нравится эта музыка? — спрашиваю у студента Университета нефти и газа по имени Дэстэн, что по-французски значит “судьба”. По-рэперски размахивая руками, Дэстэн отвечает:

— На моей родине ее играют каждый день в каждом дворе.

А прикольный Любе, хитро улыбаясь, добавляет:

— Кроме барабанов в этом клубе есть еще и диджей, то есть я.

Студент Любе работает в этнических клубах около года. Кроме барабанов африканцы любят слушать R&B и хип-хоп.

Трое молодых парней наматывают на пальцы пластырь. Джага, Омар и русский Саша — музыканты. Пластырь нужен, чтобы было не больно играть. Джага — солист в группе “Hippo” и руководитель еще одной — “Джембе Африка”. Джага уверяет, что играть на барабане начал раньше, чем научился ходить.

Сперва игра барабанщиков напоминает первобытное веселье. Потом, когда слух начинает улавливать высоту ударов и подчиняется ритму, хочется двигаться подобно чернокожим танцовщицам. Африканки слегка одеты. Одна из них — в белом костюмчике, — выпучив глаза и двигаясь с бешеной скоростью, заводит народ... Если ударять по центру и по краю джембика, интонация звука получается разной. Когда трое барабанщиков играют, постепенно ускоряя ритм, публика откровенно тащится. В этом коронном номере чернокожей тусовки — после кальяна и чего-нибудь посильнее — есть нечто дерзкое и по-африкански горячее.

— Саш, что тебя-то привело в группу африканских барабанщиков?

— Раньше я играл на обычных барабанах. Потом Джага позвал меня. Я стал переучиваться и понял, что в игре на русском и африканском барабанах совершенно нет ничего общего. Жаль, я не слышал, как это делается там, на другом континенте. Джага для меня — это единственный пример того, как нужно играть по-настоящему этническую музыку. Он зовет меня в Африку. И я обязательно поеду.

Африканец приглашает меня на медленный танец.

— Ты не хочешь со мной танцевать, потому что я негр, да? Потому что я черный? — его глаза загораются не самыми добрыми искорками.

Друзья его, конечно, успокоили потом.

В их тусовках часто происходит что-нибудь криминальное. За одну такую ночь в клубе, где кучковались африканцы, сразу у четырех девушек украли мобильники. Кстати, во время выступления барабанщиков. Потому что, когда они играют, людям не до собственных вещей.

Они — экзотика для московских красоток. Смешавшись с французской кровью, их раса породила поколение с вечным шоколадным загаром и европейским типом лица. От такой смеси французы прогнозируют гениальных детей. А в России африканская музыка, африканские косички, бананы и кокосы уже стали частью культуры. Как и сами шоколадные зайчики, отрывающиеся чисто по-африкански во мраке московской ночи.



Партнеры