Стакан яда для генеральской вдовы

17 октября 2003 в 00:00, просмотров: 112

Вдову депутата Госдумы, генерала Льва Рохлина госпитализировали в среду в Институт им. Склифосовского с диагнозом “отравление психотропными препаратами и алкоголем”. Главная подозреваемая в деле об убийстве генерала сама превратилась в потерпевшую.

В четвертом часу ночи дочь Рохлиной Елена позвонила в “скорую”. Прибывшие на место врачи (трагедия разыгралась в квартире Рохлиных на Рублевском шоссе) оценили состояние Тамары как средней тяжести. И тут доставили ее в женское отделение Центра отравлений Склифа.

Как выяснилось, у Тамары Рохлиной произошел нервный срыв. Сначала она выпила спиртное, а затем наглоталась сильнодействующих психотропных таблеток. В доме всегда было полно успокоительных лекарств.

— Когда все произошло, я была с ней дома, — плачет Лена. — Не хочу говорить обо всем, но знаю одно: у мамы просто сдали нервы. Она не выдержала всех этих пятилетних испытаний. Она ни в чем не виновата и сильно устала. Сами поймите, как тяжело, когда не знаешь, что тебя ждет, и как страшно от всех этих бесконечных судов. Ведь ее дальнейшая судьба до сих пор неизвестна, и ее снова могут посадить. Конечно, у многих бывают страшные проблемы в жизни, но не все решаются на такие отчаянные поступки. А вот мама решилась. Слава Богу, ее состояние сейчас уже не вызывает у врачей опасений. Я обязательно поеду к ней и постараюсь поддержать.

Далее Елена несколько раз переспросила у нашего корреспондента, как быстрее добраться до Склифа, и записала номер отделения, где лежит ее мать. При этом ее голос звучал вполне спокойно.

Перед подписанием номера стало известно, что Рохлину переведут в другую больницу.

Напомним, что сейчас дело Рохлиной в очередной раз “зависло” в Наро-Фоминском суде. За убийство супруга, генерала Льва Рохлина, на подмосковной даче летом 1998 года Тамара была приговорена к 8 годам заключения. Позднее Мособлсуд снизил срок вдвое. А в 2001 году Верховный суд вообще отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Сейчас процесс продолжается. Кстати, Елена уже после первого сурового приговора настраивалась на любые поступки со стороны мамы.

— Верю, что маму мы спасем, — сказала она тогда корреспонденту “МК”. — У нее куча болезней, она плохо себя чувствует, морально сломлена, подавлена. Я стараюсь ее поддержать. А мама говорит, что верит в справедливость и переживет все, как бы ей плохо ни было.




Партнеры