Мама напрокат

20 октября 2003 в 00:00, просмотров: 484

У Пушкина была Арина Родионовна.

У Ромула и Рэма — дикая волчица.

Сегодня профессия кормилицы — из разряда эксклюзив.

“Хотите горничную, гувернантку, няньку? А поиском кормилиц мы не занимаемся, — развели руками в элитных кадровых агентствах. — Дорого это вам обойдется — ведь содержать придется не только женщину, но и ее ребенка”.

Но если есть спрос — будет и предложение.

Как выяснил “МК”, многие нынешние VIP-мамаши вовсе не прочь побывать в роли дворянок. Порхавших на балах, пока их чад вскармливали полногрудые дворовые девки.

Рабство для груди<

— Хозяйка меня завсегда с собой брала, в гости, в супермаркет, на прогулки, — рассказывает 32-летняя хохлушка Люба. — На светских приемах, пока хозяева веселились, я смотрела телевизор или спала. Через час примерно хозяйка приносила ребенка, и он уже со мной и охранником до отъезда оставался. Что ж, молодая мама с ним покрасовалась, помодничала… Одно обидно: с праздничного стола кушанья, которые мне прислуга приносила, пробовать строго-настрого запрещали. Мне с собой еду привозили, чтобы у малыша поноса не было. Если честно, я скоро пожалела, что с этой работой связалась…

— Отказную писать будешь? — замотанная докторша неприязненно взглянула на Любашу.

— Нет, — в залатанном “родильном” халате та выглядела совсем молодой. Только груди от молока тяжелые. В иные времена Любаша кормила бы семью борщом с пампушками. Но после развода с мужем пришлось оставить 7-летнего сына с бабушкой. А самой поехать на заработки из родного Житомира в холодную и постылую Москву.

— Торговала я на Каширском рынке. Одиноко мне было, полюбила я одного парня, приодела его, ботинки зимние ему купила: поверила, что у нас серьезно. Он подлец оказался, а я спохватилась поздно, — вздыхает Любаша.

Хозяин, как узнал о беременности, на улицу не выкинул, позволил доработать. Но все равно женщина оказалась в одном из самых убогих московских роддомов.

— А дальше куда думаешь? — участливо поинтересовалась врач, услышав, что Люба ребенка не бросит. — Твою обменную карту я изучила, на шалаву ты не похожа, ребеночек здоровенький. Могу помочь с трудоустройством…

Работенка — не бей лежачего. Выкормить своим молоком чужого младенца. В месяц пообещали платить чистыми 300 долларов. Плюс бесплатное проживание и еда.

— Моя мама говорила: порода наша такая, молочная, — хвалится Люба. — Ее бабушка до четырех лет сиськой кормила, потому что война и голод. В их деревне ей многие своих детей приносили и хлебом за это расплачивались. Я диву даюсь, как девчонки в вашей Москве мучаются: у одной гнойные трещины на сосках, у другой мастит, третья ни капли выдавить не может. А у меня Михей сразу зачмокал от удовольствия.

Шофер на красивой иномарке забрал Любу прямо из роддома. Сунул сто рублей санитарочке, что вынесла Любиного малютку.

— Сначала вы должны будете прикладывать к груди моего ребенка, вам будут приносить его строго по расписанию. В ваши обязанности входит только его кормление, для всего остального есть бонна, — молодая хозяйка Любе “не глянулась”. Грудь в корсете, чтобы молоко побыстрее “перегорело”. “Она у нас топ-модель, — шепнула Любаше повариха, принося утром обильный завтрак: бутерброд с черной икрой, стакан сметаны, чай с молоком, пастилу, ананасы и грецкие орехи. — Еле хозяин уговорил женушку на наследника. А кормить ребенка грудью она ни в какую”.

Любаше выделили отдельную комнату. Видак с романтическими комедиями. Никакого негатива — плохое настроение может передаться ребенку через молоко. Жизнь — как у коровы в стойле, сытая, но скучная.

Люба просила, чтобы ее родного сына, Михея, оставили с ней. Но во время кормления наследника малыша забирали.

Интимный “процесс” за ее спиной наблюдала охрана: “Я поняла, почему хозяин дуболома у моей сиськи поставил и Михея от меня уносил. Он, видать, боялся, что я ему детишек подменю. Каюсь, поначалу так и сделала бы. Но вскоре я уже об этом не думала. Обоих жалко. У моего Миньки хоть нищая мамка, да есть, а у барчука — Снежная Королева”.

От бешеной коровки

Сейчас стало модно быть беременной или только родить... Светские красавицы даже на тусовки являются с младенцами и демонстративно удаляются посреди фуршета кормить ребенка.

Непосвященным невдомек, какая идет война, бессмысленная и беспощадная, между кормящими и некормящими матерями.

А в виртуальном пространстве Интернета и вовсе кипят шекспировские страсти. Существуют целые сайты, посвященные этой проблеме. “Зачем кормящие мамы так выпендриваются?” — спрашивают одни. “Полюбить по-настоящему ребенка, не прикладывая его к груди, невозможно”, — доказывают другие.

Что поделаешь — гормоны играют. У родивших женщин свои бзики.

Но все-таки, может, лучше им дружить?

— Раньше в роддомах женщин просили сцеживаться для других. На государственном уровне платили за это небольшую сумму, — вспоминает Людмила Ямбулатова, работник молочной кухни. — Мам, у которых не было молока, в обязательном порядке прикрепляли на дому к кормящим.

Наталья — врач-эндокринолог и по совместительству мама троих дочек: Даши, Риты и 8-месячной Агафьи, которая до сих пор сосет мамину грудь.

— Молока у меня всегда было много. Поэтому я и решила стать донором для какого-нибудь ребенка совершенно бескорыстно, — объясняет Наташа.

Каждый раз после рождения своих девочек Наталья вывешивала объявления на молочной кухне и в Интернете. Но единственный, кто на них “клюнул”, — корреспондент “МК”.

— В принципе лактацию можно продолжать сколь угодно долго — хоть 10 лет. Состав молока будет меняться, но оно остается пригодным для еды, — утверждают гинекологи. — Профессиональная кормилица может запросто зарабатывать этим на жизнь, переходя из семьи в семью.

Институт кормилиц на Руси появился в XVII веке, при жестоком царе Иване Грозном. Опальные боярыни боялись за своих младенцев и, отправляясь в бега, оставляли тех на вторых мамок. Иногда это заканчивалось плачевно — согласно Пушкину, именно предательница-кормилица подпустила к царевичу Дмитрию в Угличе наемных киллеров.

У крестьян в роли кормилиц выступали прямые родственницы ребенка по материнской линии. По составу их молоко наиболее близко к родному для малыша.

…Семеро по лавкам, а восьмой — в колыбели. Пышнотелые невестки хлопочут по хозяйству. Захотели их спиногрызы-погодки есть — выбирают себе “мамку” повкуснее, и ну сосать. Перебегают от одной к другой — дегустируют.

Но современные мамы — не жены олигархов — вообще категорически против кормилиц, они ревнуют.

Корми или проиграешь...

В октябре 97-го года при содействии Минздрава и Правительства России начала свою работу международная программа ЮНИСЕФ по поддержке и продлению грудного вскармливания. С тех пор это одно из направлений национальной “детской” политики. “Больницами, доброжелательными к ребенку” называют медицинские учреждения, которые следуют принципам этой программы и прошли строгий отбор. В Малайзии, Швеции, Омане и Намибии подобная практика внедрена везде. В Москве таким критериям отвечают всего два роддома: №4 и №6.

Вот выдержки из 10 “заповедей” от ЮНИСЕФ:

— Не давать младенцам никакой иной пищи или питья, кроме грудного молока в течение первых 6 месяцев жизни.

— Пропагандировать и поощрять продолжение грудного вскармливания до 2 лет и более.

— Не давать младенцам, находящимся на грудном вскармливании, никаких искусственных средств, имитирующих грудь или успокаивающих. (Имеются в виду пустышки и соски. — Авт.)

Чуть ранее ВОЗ и ЮНИСЕФ выступили инициаторами того, чтобы в роддома прекратили поставлять бесплатно детское питание. Фирмам, производящим адаптированные к грудному молоку смеси, по закону запрещено их рекламировать. Также нельзя помещать на коробочках фото счастливых и сытых младенцев, дабы не вводить неопытных мамаш во искушение.

Качественные смеси стоят от 200 рублей за упаковку, которой хватает на 3—4 дня. В первый месяц жизни малютки только на его питание уходит порядка 150 долларов. А еще надо днем и ночью, падая от усталости, кипятить детскую посуду.

Кормящей же женщине эту тягомотину и дороговизну заменяет грудь со стерильным, бесплатным и весьма полезным молоком. Казалось бы, что тут выбирать?

Но, несмотря на столь убедительную агитацию, сегодня только 24% москвичек предпочитают естественное вскармливание. По России положение немногим оптимистичнее: в 2001 году 42,2% женщин, в основном сельские жительницы, кормили детей сами. Однако процент грудного вскармливания неуклонно падает. Парадокс, но с 97-го года — начала работы программы ЮНИСЕФ в России — эта цифра стала меньше еще на десять пунктов.

Консультанты по грудному вскармливанию отвечают однозначно: в сложившейся практике виноваты сами женщины. “Кормление грудью — самая простая и естественная вещь на свете, но почему-то очень сложно объяснить это нашим современницам, — пожимают плечами в российском представительстве ЮНИСЕФ. — Любая мать может и должна кормить грудью, если она у нее есть”.

“Мамочка, дай молочка!”

В нашей стране лояльно относятся к лесбиянкам и гомосексуалистам. Даже насильники и убийцы, при умелой журналистской подаче, вызывают хоть и презрительную, но жалость. И только одна категория граждан подвергается постоянной, хотя и незаметной большинству дискриминации. Это матери, которые по разным причинам не кормят детей грудью.

— У меня микроаденома головного мозга, и лактация может способствовать росту опухоли. Я не хочу, чтобы моя дочь осталась сиротой, поэтому мой выбор в пользу искусственного питания был тяжелым, но осознанным, — со слезами на глазах объясняет 25-летняя Кристина. — После выписки пришла педиатр из районной поликлиники. Я интересуюсь: “Какую смесь лучше давать малышке?” “Вы не мать, а ехидна, — разоралась доктор. — Вы обязаны ее кормить даже ценой собственной жизни…” Какое право она имеет меня судить?

— Каждый раз меня трясет от надписи на этикетке: “Лучшая еда для вашего малыша — материнское молоко”, — возмущается Марина, мама очаровательного малыша. — После родов я перенесла тяжелейшую операцию, часть плаценты вросла в матку. Я пролежала два с лишним месяца в больнице, и мне было не до регулярного сцеживания, которое так рекомендуют специалисты. Сына, естественно, кормили из бутылочки. А эти “милые” надписи и советы, наверное, садисты придумывали.

— Грудное вскармливание зависит только от роженицы и от того, в чем ее убедят врачи. В деревнях неграмотные бабы кормили детишек до 4 лет. В Швеции даже больные СПИДом имеют право прикладывать новорожденных к груди, есть специальные методики, — полагает Жанна Цареградская, руководитель немедицинского центра по поддержке грудного вскармливания “Рожана”. У самой Жанны Владимировны стаж кормления — 14 лет, она родила семерых.

Центр “Рожана” среди московских мамочек широко известен. Именно тут помогают по всем вопросам кормления. Вообще здесь очень по-доброму относятся к кормящим женщинам. Тех же, кто этого не делает, считают несчастными жертвами общества и врачей: “Вскормленные искусственно, коровьим или козьим молоком, вырастают либо козлятами, либо телятами. У них страдают все внутренние органы: иммунная, нервная, эндокринная системы. Они асоциальны. У них более низкий уровень интеллекта. Многие из них даже становятся преступниками. Ведь именно через молоко родной матери “передаются” гены и жизненные установки. Есть исследования”.

Получается, что лет через 18 Москву заполонит армия монстров-Франкенштейнов?

— А как же Пушкин и прочий “золотой” цвет русского дворянства, выросший на чужом молоке? — поинтересовался корреспондент “МК”.

— Отсутствие нормального грудного вскармливания как раз и погубило чахлых и болезненных русских аристократов, — делает выводы Жанна Цареградская.

Уф, просто жить не хочется…

— Моя Янка отказалась “кушать” грудь в два месяца, безо всякой видимой причины, — вспоминает 23-летняя Оля. — Я пробовала поступать по умным методикам, не давала ей никакой другой еды и каждые две минуты совала свою грудь. А она ее выплевывала с воплями. Это был кошмар. Через 8 часов голодных дочкиных криков я поняла, что просто угроблю родного ребенка, и побежала за смесью. Можете считать меня плохой матерью…

— Я хотела перейти на смесь, когда у меня внезапно “перегорело” молоко, — вспоминает 40-летняя Ирина. — Но врачи сказали, что у сына редкая непереносимость белков коровьего молока и для него это опасно. Я буквально сцеживалась кровью, но Виталика выкормила. Да, можно сказать, что я выполнила свой долг. Но когда муж заговорил о втором ребенке, у меня началась истерика.

Официальная медицина в этом вопросе менее категорична: “По сравнению с домостроевской Русью, когда действительно “кормила любая”, мир сильно изменился. У многих нет молока, потому что в организме отсутствуют нужные ферменты: экология ухудшилась, появились новые болячки, мы живем в условиях постоянного стресса. К сожалению, государство только провозглашает приоритеты, а реальной помощи в профилактике женского и детского здоровья не дождешься”, — считают врачи-практики.

Насколько реально длительное вскармливание в условиях российского мегаполиса и рыночной экономики? Трудовой кодекс предоставляет кормящим два получасовых перерыва в день на “обед”. Их можно даже суммировать. На каждом предприятии обязаны открыть комнату “матери и ребенка” и регулярно привозить туда малышей. Пока подобное есть только в английском парламенте.

Кстати, как стало известно “МК”, наиболее дисплинированны в “молочном” вопросе женщины за решеткой. За это переводят на легкий труд и дают калорийное питание. Дополнительные блага не мешают кормящим мамочкам сразу же после выхода на свободу забыть о родительском инстинкте и своих крошках.

Безусловно, грудное вскармливание полезно. Прекрасно, когда оно приносит радость и благодать. Но не только оно определяет в итоге материнскую любовь. И никаких фатальных последствий его отсутствие за собой все-таки не влечет. Все зависит от воспитания. Корреспондент “МК” пытался отыскать те многочисленные научные труды, где говорилось, что дети-искусственники — это будущие маньяки. Но безуспешно.

“Нервных мамочек, еще не пришедших в себя после родов, просто “берут на понт”, вбивают в их голову чувство вины, — считают психологи. — Может быть, для некоторых безответственных дамочек такая практика и подходит”.



Партнеры