Форд есть Форд

3 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 792

Мы встретились с Альфредом Фордом в центре Москвы, на самом высоком застекленном этаже гостиницы, откуда открывается прекрасный вид на центр города. У основателя знаменитой автомобильной империи Генри Форда был один сын, который умер довольно рано, еще при жизни самого магната, но оставил четверых детей, в том числе дочь Жозефину. Мой собеседник, Альфред, — ее сын. О бизнесе, религии и семье — сегодняшний разговор с прямым наследником автомобильного короля...


— Мистер Форд, как бы вы определили свое место в клане Фордов и, кстати, сколько всего человек в вашей семье сейчас?

— Наша семья довольно большая — 75 человек. Моя роль? Я не работаю в компании регулярно — на самом деле никогда в жизни я не работал каждый день. Несмотря на контрольный пакет акций, сегодня семья Форд играет в компании роль “британской королевы” — то есть мы просто представляем компанию, а все ответственные решения принимает независимый совет директоров — финансисты и топ-менеджеры. Мои функции в бизнесе семьи скорее представительские. Я налаживаю связи с общественностью — устраиваю разные публичные мероприятия от имени “Форд Моторс Компани”.

— А ваша знаменитая благотворительность — это тоже своеобразный пиар?

— Конечно, нет. Мои родители с детства приучили меня, что деньги — это большая ответственность. В нашей семье принято помогать людям. С 1940 года благотворительные фонды имени Генри Форда существуют по всему миру, в том числе и в Москве. Но к этим фондам я не имею отношения, у меня свой фонд — “Форд Моторс”, который действует только в США. Мы тратим около 20 млн. в год на различные благотворительные проекты.

— Празднование 100-летия компании тоже организовали вы?

— Отчасти я в этом участвовал. Конечно, мы собираемся на разные семейные торжества, но не чаще двух-трех раз за год, поэтому этот праздник был очень важным для нас всех. Праздник проходил в Детройте в июне этого года, и, конечно, собралась вся наша семья. В городе прошла грандиозная выставка машин — это была историческая перспектива, модели “Форд” в развитии и во времени. Раритетные модели привезли из разных городов и даже из других стран. Кроме того, к этому празднованию приурочили открытие нового музея имени Генри Форда. Очень красивый был фейерверк!

— У семьи Форд в наше время пышное генеалогическое древо. К какой из его ветвей вы принадлежите?

— Моя мама — внучка Генри Форда, а отец из другой семьи — банкиров, и тоже с родовой фамилией Форд. Наши семьи поддерживали дружеские отношения, и папа с мамой познакомились еще в детстве. Поженились они во время Второй мировой войны. И у них четверо детей: два сына и две дочери, я самый младший.

Моя мама Жозефина — известный коллекционер, у нас дома целая галерея работ знаменитых художников: Матисс, Шагал, Пикассо. Многие из приобретенных картин она подарила музею искусств Детройта. Кроме того, поддерживала больницу по борьбе с раковыми заболеваниями, а также многие школы искусств — несколько миллионов долларов вложила в такую благотворительность.

— Коллекционирование — семейное хобби Фордов?

— Совершенно верно. Еще мой дедушка, Этцель Форд, начал собирать картины и предметы искусства, потом его дело продолжила моя мать, а теперь и я сам.

— А чем увлекается ваш отец — Уолтер Форд?

— Папа — вполне самостоятельный, состоявшийся человек, который любит творчество. Он всю жизнь проработал дизайнером. Его основная работа — оформление офисов, различных индустриальных помещений. Кстати, именно он оформлял холлы и вестибюли башен-близнецов Всемирного торгового центра, сотрудничая в этой работе с архитектором Анасаки. Также отец оформлял часть внутреннего интерьера госдепартамента США в Вашингтоне.

— Ваши братья и сестры участвуют в автомобильном бизнесе?

— Мой старший брат уже на пенсии, он живет в Детройте и действительно долгое время проработал в компании. Обе сестры давно переехали в Нью-Йорк, одна из них занялась вместе с мужем производством женских сумок и весьма в этом преуспела: сейчас их продукция — одна из самых популярных марок в США.

— В настоящее время автомобильную империю возглавляет ваш кузен Уильям. Это было семейное решение?

— Решение о его назначении — общее, причем основную роль в этом сыграл независимый совет директоров компании. Вообще-то я предпочел бы поменьше рассказывать о Билле — он достаточно закрытый человек. У него хорошее образование, окончил бизнес-школу Принстона с отличными оценками, потом работал в Швейцарии и Австралии. У него есть дети, но я не могу о них рассказывать.

— Ну а какое образование получили вы? Об этом, надеюсь, можно рассказать?

— Я окончил университет Туланы, получил степень бакалавра истории искусств. Мне всегда больше нравились гуманитарные науки. К тому же как раз в это время я увлекся философией, в том числе индийскими учениями. Моя юность — это 60-е годы, тогда молодежь в Америке находилась в поиске духовных истин. Моя жизнь складывалась по двум направлениям — учеба в университете и одновременно поиски духовной опоры. Еще с детства родители внушали мне интерес к духовному, а не только к материальным благам.

— Кого из родных вы могли бы сравнить с отцом-основателем компании, Генри Фордом? Есть ли в семье кто-то, кто унаследовал его внешность или характер?

— Один из моих племянников очень похож на Генри — и внешне, да и по характеру. Но я не хотел бы называть его имя. Ведь это мое личное мнение — и к тому же я не хочу обижать остальных своих племянников! (Смеется.)

— Я слышала, что ваша жена индианка. Не она ли приобщила вас к восточной культуре и религии?

— Моя жена действительно родом из Индии, но философией Кришны я увлекся до знакомства с ней. Я путешествовал по Австралии, и там мы с моей будущей супругой встретились. Ее семья к тому времени переехала из Индии в Австралию, и у нас оказались общие знакомые. Мы и поженились в Австралии — в 1984 году. Свадьба прошла в ведическом стиле, пригласили мы почти 500 человек гостей. Мы соблюдали все традиционные индийские свадебные ритуалы: например, кидали зерна в огонь — это индийское заклинание от злых духов, пели духовные песни — мантры. Огонь в данном случае призван очистить душу от зла, а песнопения — уберечь от несчастий.

Сейчас моя жена занимается медицинской биологией: исследованиями холестерина и липидов, разрабатывает профилактику болезней, связанных с повышенным уровнем холестерина в организме. Она доктор медицинских наук.

— Обычно медиками становятся, следуя “по стопам родителей”...

— Так и было. Мои тесть и теща — врачи-психиатры. Но теща никогда не работала по специальности, все свои умения она “применяла” к своим детям — дочери и сыну.

— Какие интересы у ваших дочерей? Они уже думают, кем станут в будущем?

— Старшая дочь, Амрита, которой недавно исполнилось 17, наверное, будет заниматься медициной, ну а моей младшенькой только 10 лет — она пока думает только о развлечениях!

— Как на ваш взгляд, ваши дочери больше индианки или американки?

— Я бы не сказал, что они индианки — они во многом типичные американские тинейджеры. Они посещают самую обычную школу. Но они воспитаны в индийской религии, и им это по душе. У нас дома есть храмовая комната — и мы регулярно молимся все вместе, соблюдаем индийские обряды, медитируем. Мы все — строгие вегетарианцы.

— В семье Форд есть еще вегетарианцы?

— Да, есть несколько. Например, Уильям, который возглавляет концерн сейчас, и еще некоторые из моих племянников.

— Во всех выступлениях вы подчеркиваете, что не разбираетесь в семейном автобизнесе. А на какой машине вы обычно ездите? В Москве я видела вас на “Форде-Экспедишен”...

— Да, так и было. Во Флориде я последнее время предпочитаю ездить на “Вольво” (кстати, эта марка сейчас принадлежит концерну “Форд”). Раньше у меня был “Форд-Экспедишен” — но это слишком большая машина для меня.

— Вы, наверное, с детства за рулем?

— В 16 лет я получил права, как большинство американцев. Сейчас правила в США немного изменились. В 15 лет подросток может получить ученическое разрешение на вождение, то есть он может управлять автомобилем, если рядом сидит кто-то из родителей и контролирует процесс. А после года такой “учебы на практике” тинейджер отправляется в автошколу и сдает экзамены на права. Мою старшую дочь вождению сначала учил я, и сейчас она уже очень хорошо водит сама.

— Ваш знаменитый прадед, насколько мне известно, не раз приезжал в Россию?

— Да, Генри дважды был в России — сначала до революции и потом еще один раз, уже в Советском Союзе. Существует легенда о его разговоре с Анастасом Микояном о производстве сои вместо мяса (Генри был вегетарианцем), но я не уверен, что это правда. Генри всегда пропагандировал соевые продукты и вегетарианство — компания “Форд Моторс” проводила по его инициативе много исследований в этой области. Кажется, никто больше из моих родственников не приезжал в Россию — раньше это было очень сложно.

— Генри Форд был поклонником восточной философии, верил в реинкарнацию и духовные богатства. Вы унаследовали его идеи?

— Я увлекся восточными религиями еще до того, как узнал о его интересе к этой культуре. И это мне кажется весьма знаменательным.

— Кто же самый богатый Форд сейчас?

— По крайней мере это однозначно не я! (Улыбается.) А если говорить о влиянии в семье, то моя мать и ее брат Уильям Форд-старший — самые старшие Форды сейчас, и к их мнению принято прислушиваться.

— В Москве вы предложили в одном из интервью развивать бизнес, связанный с автомойками. А что бы вы хотели улучшить во Флориде, где ваш дом?

— Наверное, я стал бы бороться с жуками. У нас там много разных жуков летает — Флорида ведь тропическое место. Жуки пикируют на машины, и хорошо бы научиться их отгонять автоматически. Вот и будет новый прибыльный бизнес!




    Партнеры