Грузинский ноябрь

25 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 235

Итак, Шеварднадзе ушел. Вернее — будем называть вещи своими именами — его “ушли”. Свергли его же собственные политические детки. Когда-то он их привел в политику в качестве “сдержек” и “противовесов” другим политическим фигурам, которых он считал в тот момент для себя опасными. При помощи этих ребят, ставших основой пропрезидентской партии “Союз граждан Грузии”, он расчистил политическое поле страны от всех, кто мог угрожать его власти. И по привычке полагал, что и от них сумеет вовремя избавиться. Но не тут-то было. Детки оказались прыткими не по годам.

Формально обязанности главы Грузии сейчас исполняет Нино Бурджанадзе. Но по сути к власти в стране в результате государственного переворота (будем называть вещи своими именами) пришел триумвират: Жвания—Саакашвили—Бурджанадзе (именно в такой последовательности). Главной, но теневой фигурой в этом триумвирате будет, видимо, по-прежнему Жвания. Главной “ударной силой” — Саакашвили. Бурджанадзе будет исполнять в основном представительские функции, стараясь придать троице узурпаторов человеческое, женское лицо.

Эти люди — не просто воспитанники и соратники Шеварднадзе. Они (главным образом Жвания) — строители нынешней системы власти в Грузии, творцы ее внешне- и внутриполитического курса, то есть несут в полной мере ответственность за то бедственное положение, в котором оказалась страна. Более того. Система тотальной фальсификации результатов выборов была создана именно ими, и опять главным образом Жвания, когда он был во главе Союза граждан. Просто при нем избирательные комиссии формировались целиком из членов правящей партии — “Союза граждан”, силовые структуры тоже подчинялись ему, и фальсификации производились в основном кулуарно внутри комиссий, поэтому не были столь очевидными. Жвания руководил и последней президентской кампанией Шеварднадзе, подтасовки во время которой были просто чудовищными (есть мнение, что тогда выборы вообще не состоялись). Знаменитые “карусели”, когда одни и те же люди возились по разным участкам и голосовали чуть ли не по 30 раз, тоже вовсю практиковались “молодыми реформаторами”. Международные наблюдатели снисходительно закрывали глаза на проделки шалунов.

По закону через 45 дней должны состояться президентские выборы. Проводить их будут нынешние победители, имея в руках все рычаги власти и поистине беспредельные возможности для получения желаемого результата. Трудно ждать, что они ими не воспользуются. Другое дело, что еще до выборов внутреннее соперничество может их расколоть. Поговаривают, что Жвания и Саакашвили уже сейчас друг друга ненавидят. Сумеют ли они договориться о едином кандидате — неизвестно. Тем более проблематично им будет договориться с лейбористами и другими временно примкнувшими к ним силами.

Несмотря на то что Саакашвили и Жвания имеют некоторое количество очень шумных и заметных сторонников, их активно ненавидит значительная часть населения Грузии и даже целые регионы. Особенно сильно это неприятие в районах компактного проживания азербайджанцев, которых Саакашвили не стеснялся обзывать публично. Настороженно относится к ним Джавахетия (район компактного проживания армян). Вообще, национальные меньшинства Грузии (а это 30% населения) с большим недоверием следят за попытками Саакашвили стать для Грузии “вторым Звиадом”. Возможно, он выбрал такой имидж, чтобы преодолеть некий комплекс “национальной неполноценности”: его подозревают в армянском происхождении (а про Жвания это знают точно). В Грузии практически полностью отсутствует антисемитизм, а вот отношения грузин и армян невероятно сложны и неоднозначны.

Все это говорит о том, что эти ребята и представляющая их Нино Бурджанадзе за пределами Тбилиси не слишком популярны. Отношения же их с главой Аджарии Асланом Абашидзе можно охарактеризовать как холодную войну, временами переходящую в горячую. В этой войне есть уже переломанные кости и разбитые головы. Так что в ближайшее время надо ждать дальнейших шагов по обособлению Аджарии.

В Абхазии и Южной Осетии новую власть тоже не воспримут как наиболее удачного партнера для переговоров. Не стоило Бурджанадзе так откровенно и публично признаваться, что она не желает экономического процветания Абхазии, пока та вне Грузии. Не стоило приезжать в Москву отменять электричку, на которой несчастные абхазские крестьяне наконец смогли возить в Сочи свои мандарины. Из стана сторонников Жвания и Саакашвили звучали призывы решить проблемы этих автономий военным путем. Да и близость “младореформаторов” с американцами в Осетии и Абхазии воспринимают с большим подозрением: там думают, что с американцами грузины дружат “против них”.

Пока неясно, как будет относиться к новой власти Мегрелия — важнейший регион Грузии. Там ненавидят Шеварднадзе, и поддерживали оппозицию, потому что та была против Шеварднадзе. Но теперь там могут появиться свои лидеры. Уже прошло по лентам милое сообщение, что бывший министр финансов Гамсахурдиа Гурам Абсандзе захватил здание районной администрации и объявил себя новым губернатором Самегрело. При этом он снял со стены портрет Шеварднадзе и повесил портрет Гамсахурдиа. Возможно, это только начало, и страна просто пойдет вразнос.

Говорят, один великий грузинский царь, отчаявшись прекратить бесконечные войны между князьями, как-то пригласил их всех к себе на обед и разом отравил. Шаг, конечно, радикальный. Но мудрый. История говорит о том, что до сих пор Грузия бывала едина только под властью внешней силы или под управлением очень жестокого единоличного правителя. Может быть, времена изменились. А если нет — Грузии предстоит долгий и тяжелый период распада и войны всех против всех.


ИЗ ДОСЬЕ “МК”

Несмотря на компактность Грузии, до сих пор не достигнуто полное единство всех грузинских субэтнических групп (и это если не брать в расчет абхазов, осетин и представителей других национальностей): аджарцы, гурийцы, имеретинцы, рачинцы, кахетинцы, картлийцы, хевсуры, месхи... На столь малой территории грузинский язык представлен аж 17 диалектами! А такие субэтносы, как мегрелы, сваны и лазы, вообще говорят на собственных языках! Нет единства даже в конфессиональном плане: хотя большинство грузин исповедует православие, есть среди них мусульмане (прежде всего аджарцы и часть месхов) и даже небольшие группы грузин-католиков.

ШЕВАРДНАДЗЕ И КОЗА
Большие заслуги одной заслуженной личности

Помните старый еврейский анекдот? Приходит бедняк к раввину: “Что делать, ребе, жить невозможно: у нас одна комната, в ней живем я с женой, трое наших маленьких детей, сестра жены, больная теща...” “Купи козу”, — советует ему ребе. Бедняк послушался. Коза тоже стала жить в комнате. Жизнь стала совсем невыносимой. Пришел опять бедняк к ребе. “Продай козу”, — говорит ребе. Козы не стало, и жизнь начала казаться прекрасной...

Этот анекдот невольно вспоминается, когда размышляешь о заслугах Эдуарда Шеварднадзе перед его отечеством. Он приехал в Грузию, охваченную пламенем гражданской войны, где за несколько недель перед тем граждане стреляли друг в друга прямо на центральной улице столицы, по стране и по Тбилиси бродило множество вооруженных отрядов непонятного толка. Короткое правление эксцентричного Звиада привело к тому, что на Грузию международное сообщество смотрело с большим подозрением. Шеварднадзе же к тому времени был светило мирового масштаба: разрушил Берлинскую стену, объединил Германию, разрушил Советский Союз. Его пригласили, потому что была мировая известность и такие друзья: Бейкер, Тэтчер, Шульц... На самом деле скорее всего он сам и спланировал свое возвращение, и планировать его он начал с тех пор, как ушел в отставку с поста министра иностранных дел СССР. А может быть, и раньше.

Во всяком случае, существует мнение, что свержение Гамсахурдиа изначально делалось “под Шеварднадзе”, чтобы освободить ему место. Возможно, Шеварднадзе вполне сознательно расчищал для себя теплое место в Грузии. Он не просчитал, что времена изменились и править в Грузии будет не так легко и приятно, как в бытность первым секретарем республиканского ЦК.

Когда говорят о заслугах Шеварднадзе, в первую очередь произносят слово “стабильность”. Вот здесь и возникает пресловутая “коза”. Говорят, Шеварднадзе добился в Грузии стабильности. Шеварднадзе прекратил гражданскую войну, разоружил многочисленные незаконные вооруженные формирования, уничтожил или лишил власти их харизматичных командиров — своих соратников, которые и привели его к власти. То есть убрал с тбилисских улиц ту самую “козу”, без которой жизнь вдруг всем стала казаться раем. В самом деле: можно было наконец спокойно выходить из дома, надеясь, что тебя не убьют и не ограбят. Как здорово. Но даже проблему бесперебойного снабжения населения электричеством и газом решить он не смог. Так что, по сути, “продажей козы” и ограничиваются все его подвиги. Да, и еще, конечно, признание Грузии на международной арене. Так признали, что мало никому не показалось. Помощь потекла рекой. Мраморные особняки государственных чиновников в Тбилиси тому яркое подтверждение.

Но Шеварднадзе так и не решил проблему восстановления территориальной целостности Грузии. Более того, при нем она еще усугубилась. Он остановил начатую Гамсахурдиа войну в Южной Осетии. Но тут же развязал еще более кровавую войну в Абхазии. Война в Абхазии была ему нужна, чтобы переключить туда энергию гражданской войны. То есть маленькая победоносная война для самовыживания во власти. По сути, потеря Абхазии стала для Грузии платой за счастье иметь Шеварднадзе президентом. Почти отдельная Аджария — это тоже “заслуга” Шеварднадзе. Глава Аджарии был вынужден закрыть границы, чтобы сторонники Шеварднадзе — отряды “Мхедриони” — не устроили там погром, как в Абхазии и Мегрелии. И потом всякий раз, когда Шеварднадзе нужна была помощь Абашидзе, он платил ему теми или иными уступками в плане еще большего суверенитета автономии.

Да что говорить: дошло до того, что Панкисское ущелье существовало уже почти автономно, бесконтрольно для Тбилиси, под властью местных и пришлых чеченских полевых командиров. Но, конечно, главный проигрыш Шеварднадзе — это отношения с Россией. Он сумел добиться того, что эти отношения стали не просто недружественными, а враждебными. Впервые за многовековую совместную историю. Грузия — единственная страна СНГ, с которой у России установлен визовый режим.

Как бы ни называли последние события “бархатной революцией”, отставку Шеварднадзе — добровольной, а требования оппозиции — справедливыми, очевидно, что то, что случилось, — самый настоящий государственный переворот. Не вооруженный, но в полушаге от вооруженного. Есть определенная историческая логика в том, что Шеварднадзе, пришедший к власти в Грузии в результате переворота, в результате же переворота и уходит. Вот только участь первого президента Грузии ему не грозит. Новая власть уже готова дать Шеварднадзе гарантии безопасности...



СМЕНА ФЕРЗЕЙ
Зачем Вашингтон поменял власть в Тбилиси

Вылет Эдуарда Шеварднадзе из кресла президента Грузии вызвал у многих российских “патриотов” приступ злорадства. Мол, наконец-то он ответил за свое предательство советской родины. Но на самом деле нам в пору не радоваться, а поздравлять Вашингтон с очередным геополитическим триумфом на Кавказе. Как это ни парадоксально, но уход ставленника янки Шеварднадзе только укрепит американские позиции в регионе. Ведь суть происходящего сводится к замене американского ставленника, уже растратившего свой политресурс, на “свеженького” друга Америки.

Как только Эдуард Шеварднадзе попадал в последние годы в трудную политситуацию, он сразу же обращался с мольбой о помощи к двум людям: пророссийски настроенному лидеру Аджарии Аслану Абашидзе и российскому президенту. Но, несмотря на все кулуарные клятвы Эдуарда Амвросиевича Ельцину и Путину в своей вечной преданности России, Шеварднадзе был в чистом виде американским ставленником. Янки его охраняли. Уже с начала 90-х годов личная служба безопасности грузинского лидера формировалась при самом активном участии ЦРУ и других подобных штатовских контор. Янки его и финансировали. Если бы не многомиллионная финансовая помощь США, грузинское правительство просто не смогло бы функционировать.

Естественно, Вашингтон помогал режиму Тбилиси вовсе не за красивые глаза или из чувства признательности к бывшему главе советского МИДа. У Америки в Грузии очень серьезные экономические интересы. Через эту страну проходит строящийся сейчас стратегический нефтепровод Баку—Джейхан. Для янки жизненно важно, чтобы на этот нефтепровод никто не нападал.

Понимая все это, Шеварднадзе пытался по максимуму служить штатовским интересам в регионе и всячески ослаблять влияние России. Но постепенно бывший шеф советского МИДа перестал устраивать американцев. Шеварднадзе, возраст которого уже давно перевалил за седьмой десяток, стал быстро превращаться в отыгранную политическую фигуру. Встал вопрос о его преемнике.

В силу различных причин ни российский, ни азербайджанский вариант смены власти для Грузии не подходил. Сейчас уже трудно сказать, был ли переход несколько лет тому назад тогдашних соратников Шеварднадзе Саакашвили и Жвания в оппозицию первой частью некого многоходового плана. Вполне возможно, что нет. Но так или иначе, но благодаря этому в Грузии создалась весьма выгодная для Америки ситуация. И президент, и его основные оппоненты ориентировались на один и тот же “маяк” — Вашингтон.

В результате сейчас в Грузии создалась беспроигрышная ситуация для американских интересов. Три основных претендента на президентское кресло — Саакашвили, Жвания и Бурджанадзе — очень разные люди. Но у них есть одна общая черта — все члены этой троицы очень тесно связаны с Америкой.

Кто бы из этих фигур ни победил на президентских выборах, Вашингтон это устроит. Конечно, основная ставка сейчас делается на Нино Бурджанадзе. Ее шансы выглядят предпочтительными хотя бы потому, что Саакашвили и Жвания очень сильно не любят друг друга и не хотели бы видеть соперника в президентском кресле. А Бурджанадзе — это устраивающая всех компромиссная фигура.

В течение ближайших месяцев тот или иной американский ставленник будет избран новым президентом страны. Скорее всего нового “золотого дождя” из Вашингтона, на который так надеются грузинские политики, не последует. У Америки сейчас слишком напряженная ситуация с финансами, чтобы устраивать для Грузии новый “план Маршалла”. Но некоторая помощь новым грузинским властям, несомненно, будет оказана. В Вашингтоне ожидают, что следующий президент Грузии сможет постепенно восстановить управляемость страной.

Можно также предсказать, кто в течение ближайших лет станет следующей мишенью американского удара. Это лидер Аджарии Аслан Абашидзе. Абашидзе придется делать выбор. Или он заявляет о своей лояльности Вашингтону. Либо его уберут тем или иным способом. Нечто подобное совершенно неизбежно. К 2006—2007 годам планируется достроить крайне важный для Америки нефтепровод Баку—Джейхан. Этот нефтепровод выходит в море в районе грузинского местечка Супса, всего лишь в нескольких десятках километров от аджарской границы. А следовательно, интересы США требуют, чтобы в Аджарии правил дружественный Америке лидер.

Что все это значит для России? Похоже, что при весьма ограниченном поле для маневра Москва сделала максимум возможного для защиты своих интересов. Сначала, правда, в наших верхах были поползновения затеять совершенно бесперспективную игру: распахнуть объятия Шеварднадзе и начать его поддерживать. Иначе трудно объяснить, например, заявление исполнительного секретаря СНГ Ярова о том, что парламентские выборы Грузии прошли вполне демократично. Но потом в Москве осознали, что в данной ситуации самое лучшее — это подыграть американцам. Ведь нестабильность и гражданская война в Грузии нам невыгодна даже больше, чем Вашингтону.



НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Игорь БУНИН, Центр политтехнологий:

Сегодняшнюю ситуацию в Грузии определяет то, что США пока отказались от активного вмешательства в события, и пальму непосредственного управления отдали России. Россию фигура Бурджанадзе устраивает в силу ее умеренности. Более того, Бурджанадзе вполне совместима с Абашидзе, а Саакашвили с ним несовместим вообще. Сам по себе Абашидзе — фигура непроходная, поскольку Аджария, которую он возглавляет, это всего лишь десятая часть населения Грузии.

Впрочем, здесь есть одно “но”. Интересы России и США могут разойтись. Если США решат поддержать Саакашвили, ситуация осложнится. Впрочем, Бурджанадзе — фигура для США тоже вполне приемлемая.


Глеб ПАВЛОВСКИЙ, руководитель Фонда эффективной политики

На сегодняшний момент ситуация в Грузии мало предсказуема. Понятно только, что Шеварднадзе ушел, но непонятно, кто пришел ему на смену. Нино Бурджанадзе взяла на себя обязанности президента, но в чем эти обязанности состоят, никто толком не представляет. Впереди новые выборы, нет никакой гарантии, что их результаты будут признаны легитимными всеми группами (Тбилиси, Батуми, Сухуми). В революции принимали участие различные группировки, например, мегрельские группировки, звиадисты, и теперь, конечно, все предъявят векселя к оплате.

Позиция России всегда состояла в поддержке легитимной власти, даже если ей эта власть не нравилась, и наблюдатели отмечали чудовищные нарушения во время выборов. В нынешней ситуации Россия необычным образом вместе с США заинтересована в легитимности нового руководства. Никому не нужна неуправляемая, охваченная войной страна на Кавказе. Распад Грузии — это безусловная проблема для Северного Кавказа. В ситуации с Грузией Россия проявила конструктивную и тонкую позицию, особенно в сравнении с прошлыми крайне резкими заявлениями. Надеюсь, что и в дальнейшем Россия сохранит посредническое лавирование между различными группировками в Грузии, даже перечень которых на сегодняшний момент еще не ясен.







Партнеры