Мелодия смерти и цветов

25 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 532

В “Натюрморте с автопортретом” он изобразил себя в верхнем правом углу. Буйная роскошь цветов в вазе и едва различимый, черно-размытый портрет художника. Словно предчувствуя свою скорую гибель, он запечатлел себя как некое видение из другого мира, тайно вдыхающее живой и сладостный аромат… В Третьяковской галерее проходит выставка одного из самых необычных и почти забытых русских художников — Николая Сапунова. На выставке побывал Владимир КОТЫХОВ.

Это не картины — фантастическое царство цветов. “Цветущие яблони”, когда, кажется, мгновение — и с деревьев хлопьями полетят бледно-розовые лепестки. “Голубые гортензии”, от небесной чистоты которых невозможно оторвать глаз. “Вазы, цветы и фрукты”, где — золотой блеск ваз, кобальт кувшина и желтые, розовые, лиловые цветы. А еще карнавальная, голубая метель “Мелодии цветов”. Не верится, что эта радостная мелодия создана в роковой 1912 год, в год трагической гибели художника.

Хотя незадолго до этого судьба посылала Сапунову предостерегающие знаки. В самом начале десятых годов художник начал писать портрет близкого друга, поэта Михаила Кузмина. Но неожиданно на холсте проступили черные пятна. И Кузмин, и Сапунов были суеверны, но тут ни одному из них не пришло в голову, что такую случайность следует считать дурным знаком. Сапунов принялся за портрет еще раз, но снова не закончил — на этот раз из-за своей собственной смерти.

Итак, 14 июня 1912 года Сапунов и Кузмин вместе с небольшой компанией приехали в местечко Териоки на берегу Финского залива, где участвовали в организации карнавала, приуроченного к 29 июля, дню св. Петра и Павла. После застолья решили поехать покататься на лодке. Странно, что вместе со всеми поехал и Сапунов, которому не раз гадалки предсказывали смерть на воде, и он до такой степени верил в это, что даже боялся переезжать через Неву на пароходике. А тут словно затмение нашло…

“Море было как молоко”, — вспоминал впоследствии Кузмин. Все шло замечательно, но, когда Кузмин стал меняться местами с одной из дам, она свалилась за борт, Кузмин за ней, лодка перевернулась, и вся компания оказалась в воде. Едва выплыли, стали звать на помощь. Сапунов испуганно крикнул: “Я плавать-то не умею”, попытался за кого-то уцепиться, но лодка вновь перевернулась, и так шесть раз… Сапунов утонул. Других спас матрос из проплывавшей мимо лодки. Тело Сапунова было найдено только две недели спустя, когда его вынесло приливом на берег около Кронштадта. Было ему всего тридцать два года.

В 1916 году Кузмин принял участие в издании сборника, посвященного Сапунову, поместив там свои воспоминания и написанное в 1914 году стихотворение:

Храня так весело, так вольно

Закон святого ремесла,

Ты плыл бездумно, плыл безбольно,

Куда судьба тебя несла...


Наверно, знал ты, не гадая,

Какой отмечен ты судьбой,

Что нестерпимо голубая

Кулиса красилась тобой.


Сказал: “Я не умею плавать”, —

И вот отплыл плохой пловец,

Туда, где уж сплетала слава

Тебе лазоревый венец.

На выставке представлено около 130 работ из коллекций Третьяковки, Русского музея, Театрального музея им. Бахрушина, Музея изобразительных искусств им. Пушкина и частных собраний. Но самое удивительное то, что нынешняя экспозиция — первая полномасштабная выставка произведений Сапунова, чьи камерные персональные выставки до этого проходили всего лишь дважды — посмертная состоялась в год гибели, а вторая — в 1963 году, в фойе Дома литераторов.



Партнеры