Голубые бусы на поясе

26 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 456

Вчера в морге №10, куда были доставлены трупы погибших на пожаре иностранных студентов, с утра началось опознание умерших. Возле ворот морга то и дело тормозили машины с посольскими номерами: дипломаты и по долгу службы, и по велению сердца прибывали на печальную церемонию. Уже в десять утра в морг прибыли представители Китая и Южной Кореи. Позже подъехали послы и граждане Мексики, Анголы и Индии...

Опознавали студентов по большей части их же друзья — те, кто остался в живых. В присутствии сотрудника прокуратуры и посольства они называли номер комнаты, имя и фамилию жильца, который значится пропавшим без вести, затем получали марлевые маски, номера предполагаемых тел и исчезали внутри.

— Из Анголы? В 303-й комнате жила?.. Там были найдены только два тела: одно обгорело так сильно, что невозможно определить пол, другое — предположительно девушка, на поясе у нее голубые бусы, сверкающие такие, правда, немного закоптились. В ушах серьги-гвоздики с белым камнем, на руках — золотисто-черные браслеты, — давал описание трупа сотрудник милиции.

Друзья, приехавшие за телом девушки из Анголы, утверждают, что их подруга жила в комнате вместе с парнем-земляком. Возможно, неопознанный труп принадлежит именно ему.

Судмедэксперты объясняют, что в случаях, когда пол трупа определить невозможно, делается вскрытие. А пирсинг и татуировки помогают установить личность, только когда ожоги несильные. Если же тело обгорает до мышц, от тату уже не остается никаких следов и нужно проводить дополнительную экспертизу.

— Мне сказали, что тело моей подруги очень обгорело, опознать его невозможно. Я ответила, что у нее было много татуировок и пирсинг в языке. Но мне заявили, что по этим приметам опознать тело нельзя, оно сильно обуглено. В протоколе написано, что у нее на теле какие-то колокольчики висели. Мы позвонили ее подружке, и она вспомнила, что на ноге у Каролины был браслет с камушками в виде колокольчиков... — волнуется на улице девушка.

Веласкес Олвора Каролина — гражданка Мексики. 21-летняя мексиканка две недели назад приехала в Москву учиться на эколога. Она жила в комнате №305 с двумя девушками из Китая, которые вместе с ней числились на подготовительных курсах. Одну из китаянок опознали друзья, другая — Ван Ся — до сих пор не найдена ни в больницах, ни среди погибших.

Процесс идет довольно медленно. Чтобы опознать тела погибших азиатской внешности, приглашаются представители Китая, Кореи и Вьетнама. Для опознания чернокожих — представители африканских государств.

— Ваша подруга — с длинными волосами? На ней остались фрагменты красно-белой пижамы, а в ушах сережки... — спрашивает следователь студентов из Китая. — Похожа? Идите опознавать.

Уже опознаны 5 погибших студентов из Китая. Но называть имена своих соотечественников китайцы пока не хотят:

— Мы не хотим, чтобы родители узнали о смерти ребенка из новостей. Наш долг — самим сообщить им эту горестную весть.

После того как тело опознано, составляется протокол с фотографией погибшего. Присутствующие на опознании ставят свои подписи, и только после этого документ подшивается к делу.

Молодой человек из Южной Кореи приехал, чтобы опознать свою двоюродную сестру. Сам он живет в Москве, но о трагедии узнал от родственников, позвонивших ему с родины. Те увидели в новостях сюжет про пожар и тут же забили тревогу.

— Ён Сон Джан 22 года, — говорит юноша. — Девушка приехала в Россию год назад, училась здесь на подготовительном отделении (в 6-м корпусе жили только новоприбывшие студенты). У нее никого нет, кроме родной сестры, которая живет в Корее. Она вообще-то хотела поступать в другой вуз, но в последний момент почему-то выбрала РУДН. Мы в полной растерянности: в РУДН никакой информации нет. Мы звонили по телефону “горячей линии” — нам сказали: в списках ее нет, ищите сами. Вот приехали в морг...

Трое парней — студенты медицинского факультета РУДН — приехали на опознание своей 18-летней знакомой. Она жила в 207-й комнате вместе с двумя или тремя другими девушками.

— Ее брат — наш друг, просил присмотреть за сестренкой, он сам живет в Индии, — чуть не плачут парни. — Нам сказали: нужно ждать представителя посольства, но пока никого нет.

Кстати, следствие столкнулось с серьезной проблемой: представители некоторых стран запрещают делать вскрытие тел своих граждан.

— Посольство Эквадора меня уже завалило письмами, — жалуется заведующий моргом Георгий Сахаров. — Так что без санкции прокуратуры Москвы я делать вскрытие не буду.

Что будет с телами, которые опознать невозможно (так сильно они обгорели), пока неясно. Скорее всего для них потребуется специальная экспертиза.




Партнеры