Увидеть француза и... умереть от смеха

6 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 450

Во время интервью с известным французским комедийным режиссером Франсисом Вебером, автором “Беглецов”, “Невезучих”, “Папаш”, смеялись все, включая фотографа. Вебер, наверное, полное исключение из правил, согласно которым комики в жизни — скучнейшие люди. В Москву режиссер приехал открывать фестиваль “Французское кино сегодня” и представлять свой последний фильм “Невезучие” (который, кстати, не имеет никакого отношения к его же “Невезучим” — хиту двадцатилетней давности) со своим любимцем Жераром Депардье, который впервые появляется на экране с другим знаменитым во всем мире французом — Жаном Рено.


— Ваши комедии всегда собирают хорошую кассу. В чем рецепт борьбы с голливудскими фильмами?

— О, очень большой талант! (Смеется.) Это, конечно, шутка. Вообще, я изначально был сценаристом. И я очень долго пишу, примерно год. Пишу и переписываю почти до бесконечности. И в результате есть шанс, что все будет хорошо.

— В России вас в основном знают по комедиям “Беглецы” и “Папаши” с Жераром Депардье и Пьером Ришаром. А во Франции?

— “Невезучие” и, естественно, те фильмы, что назвали вы. Еще “Ужин с придурком” — и пьеса, и фильм. И еще по сценарию “Высокого блондина в черном ботинке”, конечно.

— А каково себя чувствовать в роли знаменитости?

— Да, я очень знаменит и богат. (Смеется.) Я очень счастлив, меня любят женщины! На самом деле это очень сложная профессия, потому что никогда не знаешь, будет ли другим смешно. И всегда нужно смотреть на реакцию публики.

— И все-таки вы решили стать режиссером комедийных фильмов. Почему?

— Я думаю, что это генетика. Когда вы рождаетесь, вы смешной ребенок. В школе вас обычно наказывают, потому что вы всех смешите. В армии вас наказывают, потому что все солдаты из-за вас смеются. И в какой-то момент за это начинают платить!

— Помните последний случай, когда вы всех рассмешили?

— О, их множество! Ну, например, как-то я жил в Америке в отеле и проснулся ночью, чтобы сходить в туалет. Но перепутал двери и вышел в коридор, а дверь за мной захлопнулась. Я стою в коридоре, совершенно голый, дверь закрыта, и что делать, я не знаю. Пришлось сорвать занавеску, завернуться в нее, как римский патриций, и спуститься вниз просить открыть мою дверь. Вот вы сейчас смеетесь, а мне тогда, поверьте, было совершенно не смешно, это было ужасно!

— Парочку Депардье—Ришар изобрели вы?

— Сначала я хотел пригласить Лино Вентуру и Жака Дельре. Потом Лино сказал, что не хочет сниматься с Жаком, и я нашел Пьера Ришара. Но потом Вентура отказался сниматься вообще. Я долго искал ему замену — мне был нужен такой же крупный актер, как Вентура. Мой агент предложил Жерара Депардье. Я очень сомневался, ведь Депардье до того никогда не играл в комедиях. И мне посоветовали пригласить Ришара и Депардье в ресторан, что я и сделал. Но нужно знать, что когда Пьер Ришар кушает с кем-то, то грязным оказывается не только он сам, но и тот, кто сидит напротив. Ужин закончился тем, что Депардье сидел весь в каких-то помидорах и еще черт знает в чем, и тут я увидел у него такой взгляд, какой мне и был нужен в “Невезучих”!

— Депардье до сих пор снимается у вас во всех фильмах, вы, наверное, уже стали хорошими друзьями?

— Да, я единственный человек, с которым он не пьет.

— Как же так получилось...

— Вы знаете, двадцать лет назад он пришел на съемочную площадку “Невезучих”, предварительно хорошенько выпив. Ему нужно было сказать только одно слово: “Носильщик!” Камера, мотор, Депардье говорит что-то невнятное, разобрать ни одной буквы невозможно. На втором дубле то же самое. После этого он никогда больше не приходил на съемки пьяным.

— Во Франции есть какие-нибудь предрассудки о России?

— Не думаю. Во-первых, потому что русское кино очень интересное. Кроме того, мы открыли для себя Россию через топ-моделей, которые появляются у нас. Это потрясающий резервуар актеров и актрис. Я знаю, что Режис Варнье, который снимал Олега Меньшикова в фильме “Восток—Запад”, был просто счастлив. Олег — потрясающий актер, я видел его в “Сибирском цирюльнике”. И вообще, русские очень хорошо говорят на иностранных языках, поэтому с ними очень легко работать. Вот у Юли (показывает на переводчицу. — М.Д.) совсем нет акцента, может, вы сыграете у меня в фильме?

— В России, например, когда-то считали, что все французы очень любвеобильны...

— Нет, неправда, все про мужиков неправда! (Смеется.) Вы знаете, мои знакомые предпочтут с женщиной пообедать, а не заняться любовью.




Партнеры