Пан вратарь

8 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 177

В нынешнем сезоне одной из самых острых для “Спартака” была проблема голкипера. Кто только не защищал ворота девятикратных чемпионов России: и марокканец Баги, и молодой россиянин Зуев, и венгр Шафар... И ко всем были претензии.

Поляк Войцех Ковалевски поначалу тоже не впечатлил. В первой же игре за “Спартак” пропустил три мяча. Но потом освоился, поймал кураж и стал одним из главных любимцев красно-белой торсиды. Благо, имиджем — точнее, стрижкой “под ноль” — здорово напоминает кумира пятилетней давности Александра Филимонова. Его-то спартаковские болельщики, что ни говори, любили.


— Пан Ковалевски, давно у вас такая стрижка?

— Давно — лет восемь-девять уже, наверное. В какой-то момент понял, что все прически, которые делал, мне не нравятся. Проще побриться наголо.

— И часто вы повторяете эту процедуру?

— Где-то раз в неделю.

— Сам?

— Конечно. Машинкой раз-два — и готово... Неужели я буду о такой ерунде просить парикмахера или жену?

— Судя по тому, что вы приехали сюда с женой, да и по-русски говорите не хуже нашего, в России планируете задержаться надолго...

— Хотелось бы. Вот думаем сейчас жене тут работу подыскать... Россия — огромная страна, а Москва — настоящий мегаполис. Здесь много польских компаний, немало польских граждан, и я полагаю, что жена без работы не останется.

— Интересно, а что вас больше всего удивило в Москве?

— Дороговизна. Цены на жилье в Москве, скажем, где-то в три раза выше, чем в Польше. Я долго не мог понять — почему. Но мне объяснили, что Москва — один из самых дорогих городов мира, как сказали — дороже только Токио...

Еще удивило, что у вас очень интенсивное движение. Иначе как камикадзе ваших водителей назвать не могу. Я сам уже много лет за рулем, но в столице России взять в руки “баранку” не решаюсь: не вижу абсолютно никакого взаимоуважения на дороге — и это страшно. Так что предпочитаю ездить на командном автобусе, на такси или в метро.

— В подземке часто узнают?

— Нет, такого еще ни разу не было. Повторюсь, Москва — огромный город, людей тут так много! Да и я сам здесь недолго.

— Как вам Москва на фоне Донецка?

— Донецк — город поскромнее, это не столица. Варшава, Москва — это еще и культурные центры. А в Донецке очень много промышленности. Нет, на Украине, сразу скажу, мне было неплохо, но надо было что-то менять. К тому же “Спартак” — великий клуб. Выступать за эту команду — огромная честь, я рад, что попал сюда.

— Но почему тогда прошедший сезон сложился так неудачно — ведь ни по составу, ни по финансовым возможностям клуб не уступает практически никому в российской Премьер-лиге?

— Еще раз повторю: “Спартак” — команда с богатыми традициями. Пожалуй, ни один европейский клуб не мог похвастаться такой же стабильностью в последние 10 лет. Ни “Реал”, ни “Рейнджерс”... И вот случился спад. Бывает... Что ж, сейчас у нас хорошая команда, и я верю, что нам удастся вернуть утерянные позиции. Единственная проблема — языковой барьер, который не могут преодолеть некоторые игроки.

— Например...

— Не буду приводить негативные примеры, но вот Мойзес, скажем, изъясняется по-русски не хуже коренного жителя. К этому стоит стремиться и остальным.

— Есть ли в команде разделение на “своих” и “приезжих”?

— Ничего такого не заметил. “Спартак” — очень дружная команда.

— Чем можно объяснить вдохновенную игру в первом матче Кубка УЕФА с бухарестским “Динамо” и откровенно провальную в последующих играх?

— После домашней игры с румынами, считаю, расслабились. Допускали во встрече с “Кубанью” такие ошибки, что даже стыдно. Плюс “Динамо” недооценило нас.

— А вообще после того, как оказались в “Спартаке”, ни разу не возникало желания вернуться на родину?

— Жизнь — как пешеходный переход: есть белые, а есть и черные полосы. После первого матча, а в нем я пропустил три мяча, весело не было, но и сдаваться я не собирался. Знал — будет сложно, и именно к этому и готовился. Как гласит пословица: не ошибается только тот, кто ничего не делает. Ошибки в игре будут всегда, и над ними надо работать.

— По вашим ответам можно сделать предположение: вы спокойный человек, и вывести вас из себя не так уж просто?

— Не совсем так. В игре я выкладываюсь полностью, и бывают моменты, когда внутри все кипит. Но всегда надо контролировать свое поведение. Кому-то можно и по голове дать, а кого-то лучше не трогать — универсального подхода к игрокам нет.

— При управлении обороной к крепкому словцу можете прибегнуть?

— Футбол — это не детский сад. Здесь 22 мужика защищают честь своего клуба, пытаются выиграть. На поле необходимо побеждать, и там случаются разные диалоги.

— Первым делом, когда приехали в Донецк, выучили, наверное, ненормативную лексику “великого и могучего”?

— Первые выученные мною слова были — “вперед”, “назад”, “вправо”, “влево”, “сзади”, “спина”... А вот потом... Да, как показывает практика, в первую очередь в иностранных языках запоминаются ругательства. И это не только в русском языке — то же самое происходит и во всех остальных странах. Вообще считаю, что большинство проблем у легионеров в российском чемпионате возникает от нежелания учить русский язык. Мне кажется очевидным, что, приехав в чужую страну, игрок просто обязан заняться этим. При этом надо учитывать такую вещь: если ты знаешь 80 процентов слов, то в игре можешь вспомнить где-то 40, а если знаешь 20%, то во время матча не сможешь понять вообще ничего. Придется просить судью постоянно делать перерыв: “Стоп, подождите, мы не понимаем друг друга!” Разве это дело?..

— Родной язык еще не забыли?

— Порой ловлю себя на мысли, что и думаю уже по-русски. Но друзья, которых в России немало, все же не дают забыть польский.

— Есть ли место в Москве, где вы можете почувствовать себя как дома, — может, это какой-то польский ресторан?..

— Пока такого не нашел, но очень хотелось бы, чтобы такими местами стали стадионы, на которых “Спартак” проводит свои матчи. Было бы приятно, если бы все мои московские соотечественники приходили поддержать меня и мою команду.

— Что вы знали о России, перед тем как сюда приехать?

— Скажу так: я следил за событиями в вашей стране, но все мои познания сводились к просмотру передачи “Криминал” и им подобным. Конечно, никто на моей родине не думает, что у вас по улицам ходят медведи, играющие на балалайках под присмотром пьяных мужиков. Но многие в Польше считают, что Россия — бандитская страна. Сейчас я понимаю: это не так. Россия стала для меня второй родиной. Мало того — на чемпионате мира, после того, как Польша потеряла шансы на продолжение борьбы, я от всей души переживал за вашу команду. Хотя тогда еще не жил здесь. Спрашивал себя: “Почему я болею за Россию?” — и не находил ответа. Сильно переживал за российскую команду в играх с Японией, в которой, считаю, она выглядела предпочтительней, и с Бельгией, где только трагическая случайность не позволила вашей команде пройти дальше. После этого стал больше интересоваться российским первенством...

Ну а в ходе стыковых игр с Уэльсом и вовсе почувствовал себя русским. Кстати, хочу поздравить российских болельщиков с выходом сборной в финальную часть чемпионата Европы.

— Почему же не смогла попасть на Евро-2004 Польша?

— На чемпионате мира-2002 от нашей команды ждали слишком многого. И когда она там не сумела выйти из группы, разочарование было велико. Началась тренерская чехарда. Да и омоложение состава (думаю, впрочем, что этот шаг был необходим) не могло бесследно пройти. Плюс везения порой не хватало — в том же матче с Латвией, в котором латыши смогли нанести по нашим воротам лишь один удар, ставший роковым. Теперь все мысли в Польше — уже о чемпионате мира-2006. И снова у нас новый тренер...

— Да, о тренерах. Как вам Федотов?

— Считаю, что мне в жизни повезло: большинство тренеров, с которыми мне довелось работать, делали ставку на коллективный футбол. Они всегда заставляли игроков думать: куда и когда бежать? Например, Зинедин Зидан бежит не быстро, но, принимая мяч, уже знает, кому и как его отдаст. Такие игроки есть не только в мадридском “Реале”, но и в российском первенстве. В том числе и в “Спартаке”.

Буквально на следующий день после нашего разговора стало известно, что “Спартак” возглавит итальянец Невио Скала (сегодня вечером, кстати, он должен прилететь в Москву).

Мы не успели узнать у Войцеха, который уже улетел отдыхать на родину, его мнение о перестановке в штабе красно-белых. Но наверняка — постучим, впрочем, по дереву — проблем у пана Ковалевски с синьором Скала не возникнет: они вместе еще в Донецке работали, и итальянский тренер, как правило, доверял последний рубеж именно польскому голкиперу. Которого и спартаковские болельщики, кажется, уже полюбили.



Партнеры