Охота на рыбаков

24 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 222

Это был настоящий кошмар.

Только представьте себе: праздничный день, хорошая погода, рыбалка, ужин у костра на берегу Рыбинского водохранилища, настоящее мужское братство...

И вдруг — два выстрела из лесной глуши. И двух жизней как не бывало. Из четверых друзей в живых остались двое.

Когда в Америке объявился “вашингтонский снайпер”, вся страна принялась ловить сумасшедшего убийцу. Теперь у нас появился свой — “рыбинский снайпер”. Но прошло уже почти два месяца, маньяк бродит на свободе, а шума — никакого.

“МК” решил провести собственное расследование.

Настоящие рыбoловы прекрасно знают старинный город Весьегонск, раскинувшийся на берегу реки Мологи. Тысячи мужиков съезжаются в эти места, чтобы утолить свою рыбачью страсть. Сюда на отдых, подальше от загазованной Москвы, несколько лет подряд приезжали трое москвичей: З6-летний Олег Харламов, 42-летний Николай Ашуркин и 41-летний Михаил Бессолицын.

Друзья с детства, они дважды в месяц собирали свою рыбацкую поклажу, загружали в машины спальники и палатки и на выходные уезжали в Весьегонский район. Останавливались всегда на одном и том же месте — на стрелке второго Малиновского ручья и реки Мологи. А из Весьегонска к ним в лагерь приплывал четвертый друг — Владимир Королев.

— Мы все очень любили это место. Там красиво и безлюдно, да и всякая рыбина водится, — рассказывает Михаил Бессолицын. — И 8 ноября все начиналось так же, как всегда. Приехали мы туда накануне, в ночь на субботу. Встретили Володю Королева. А утром все четверо, на двух лодках, отправились рыбачить.

“Мишка, нас убивают!”

В тот день клева, как назло, не было. С лодок любовались осенним лесом. А в 4 часа дня, когда уже начало смеркаться, причалили к берегу.

— Оказалось, пока мы были на воде, лагерь кто-то пошерстил, — вспоминает Михаил. — Много не украли — так, по мелочи: пиво, воду минеральную, топор, бинокль. На этом месте мы останавливались уже больше 20 раз, но кража произошла впервые. Правда, мы особо не расстроились — ну да и бог с ними, с вещами.

Вечером, в седьмом часу, все сели ужинать. Стол поставили почти у самого берега — получилось так, что машина Михаила закрывала сидевших со стороны леса. Как всегда, Николай — душа компании — “травил” анекдоты. Потом Олег и Николай решили вскипятить еще воды. Отошли к костру — всего метров на 7. В это время Михаил и Владимир, прислонившись спинами к радиатору автомобиля, разговаривали о детях.

И вдруг вечернюю тьму разрезал глухой выстрел.

— Охотничий патрон, — сразу мелькнуло у меня в голове, — вспоминает Михаил. — Подумал, что это наши ребята бросают в огонь патроны. “Мужики, хорош дурачиться!” — крикнул я. Но тут раздался второй выстрел и за ним — страшный вскрик Олега.

— Мишка, нас убивают! — заорал Владимир, слегка высунувшись из-за машины. У костра, уткнувшись в землю, замер Николай. Олег, зажимая живот, корчился рядом.

В ту же секунду, не сговариваясь, Михаил и Владимир смахнули со стола газовые лампы и прыгнули под откос на берегу.

Из интернет-переписки рыболовов на сайте fishing.ru в форуме “Рыбинка”:

“Местные охотники скорее всего знают, кто это сделал. Но ментам, ясное дело, не скажут. С учетом тамошней плотности населения круг подозреваемых достаточно узок (если это, конечно, не заказ). Скорее всего молодой ублюдок с расшатанной психикой. Очень вероятно, имеет ходку: либо по малолетке, либо за какую-нибудь фигню вроде хулиганства. Приходилось довольно долго иметь дело с этим контингентом. Мотивация их поступков трудна для понимания несидевшего человека. И то, что произошло, очень характерно для этой категории преступления.

Жаль мужиков...”

...Время от времени Олег стонал и выкрикивал в темноту: “Добейте, суки!” Потом просил: “Миша, в больницу...”

— А я лежал под берегом и думал, что убийца вот-вот выйдет из леса нас добивать, — горько вздыхает Михаил. — В голове была только одна мысль: чем защититься? Но из темноты никто не появился. Тогда я пополз вправо, а Владимир — влево, вдоль берега, за ребятами.

С линии огня раненых друзей Михаил и Владимир волокли через кочки и кусты можжевельника. “Держись, Колюня! Помогай мне”, — шептал Бессолицын.

— Было жуткое чувство, что мы на прицеле. Такой холодок между лопаток — в любой момент ОН мог нас завалить, — продолжает рассказ Владимир. — Когда мы тащили ребят, когда грузили в моторную лодку, когда отчаливали от берега...

У Владимира Королева с собой была рация. По ней он вызвал к берегу “скорую” и милицию. Но медицинская помощь Николаю уже не понадобилась: от полученных ран он скончался еще в лодке. Олег умер в больнице 30 минутами позже. У обоих погибших остались жены и дети.

Отменный стрелок

Из интернет-переписки:

“Никто не может гарантировать, что подобная дикость не будет повторяться снова и снова. Не мы создали ситуацию, когда обнищавшее местное население смотрит на нас как на богатеньких придурков, которые мешают им браконьерить. И если разборки станут систематическими, что мы можем этому противопоставить? Только свою сплоченность.

Методы противодействия? Разные... Но наиболее эффективным путем считаю поддержание дружеских отношений с нормальными людьми из местных. А их, нормальных, не так мало, как может показаться. Приехал в избушку или на базу — привези не только водку. Детишкам там чего-нибудь. Железки какие-никакие. Да те же патроны, если охотник, как ни кощунственно это прозвучит. Глядишь, и перестанут эти патроны против нас применять”.

Оперативники Весьегонского ОВД прибыли на место преступления два часа спустя. Пробираясь в этот глухой участок охотничьего угодья, в лесу не встретили ни души.

— К этому месту ведет только одна разбитая лесная дорога. Шаг в сторону от нее — непролазная чаща, — объясняет следователь Весьегонской районной прокуратуры, ведущий это дело. — Если бы убийца был на машине, он обязательно встретился бы нам по пути. Поэтому предполагаем, что он ушел пешком либо скрылся на моторной лодке.

Нашлись рыбаки, которые проплывали субботним днем мимо разбитого лагеря. “Да, видели московских мужиков”, — подтвердили они. Но выстрелов из темноты никто из них не слышал. Опросили егерей районного общества охотников и рыболовов. Оказалось, что в тот день контрольного обхода угодий они не делали — праздник все-таки.

Позже эксперты выяснили, что убийца стрелял из леса с 30—40-метрового расстояния. Правда, четких следов от ног на земле не осталось. В сосняке земля сплошь покрыта хвоей, а служебно-розыскной собаки, которая могла бы взять след, в Весьегонском ОВД нет. Маньяк стрелял на поражение из так называемого коридора (прямая аллея между двумя рядами деревьев) и, к сожалению, не промахнулся.

— Убийца — очень хороший стрелок, — уверен следователь. — Попасть в цель в кромешной темноте с такого расстояния сможет далеко не каждый охотник. Олегу Харламову пуля вошла в живот, Николаю Ашуткину — в правый бок и прошла через печень, почку и легкое.

Самодельные свинцовые пули 16-го калибра, прошив тела, застряли в одежде погибших рыбаков. Но они не внесли ясности в дело. Смастерить такие пули для любого охотника не проблема. В Весьегонском районе охотников около 800 человек, и из них не менее 500 изготавливают пули кустарным способом. Причем убийца стрелял из гладкоствольного (двуствольного) охотничьего ружья. С ним обычно охотятся на любую дичь — на тетерева, зайца, кабана, лося. Правда, в наши дни эти ружья считаются слегка устаревшими. А особенно широко они были распространены в конце 1950-х — начале 1960-х годов. Тогда их покупали в обычных магазинах, о лицензиях никто и не думал. Сейчас же в Весьегонском районе официально насчитывается всего 88 таких “стволов”.

— Но вполне возможно, что ружье не зарегистрировано, — замечают в прокуратуре. — Висит где-нибудь на стенке в деревенском доме, в глухой деревеньке. А теперь его и вовсе могли закинуть куда-нибудь в дальний угол чердака — поди отыщи!

К тому же от места, где было совершено преступление, рукой подать до других областей. Охотник-убийца легко мог забрести и из Череповецкого района Вологодской области, и из Брейтовского района Ярославской...

За что убили?

Безмотивное преступление страшно своей необъяснимостью. За что убили? Этот вопрос поставил в тупик следователей. Михаил Бессолицын утверждает, что ни он, ни его друзья никогда не конфликтовали с местными жителями. Версия заказного убийства тоже отпадает, потому что никаких “разборок” с конкурентами (да и самих конкурентов) ни у кого из мужчин не было.

Может, произошла страшная ошибка и людей перепутали, скажем, с медведями?

— Это исключено, — уверяют в Весьегонской прокуратуре. — Площадка, где сидели рыбаки, была хорошо освещена, горел костер, играла музыка. Надо быть слепым и глухим, чтобы всего этого не заметить. Нет, людей убили намеренно и хладнокровно.

— Сейчас в Интернете на сайте fishing.ru висит мое сообщение, — говорит Михаил. — Я обращаюсь ко всем рыбакам, кто был когда-либо на Рыбинском водохранилище. Может, кто-то из них повздорил с местными жителями, и нас перепутали с другими мужиками? Или кто-то знает что-то еще... Напишите мне по адресу: 125445, Москва, а/я 33, Бессолицыну Михаилу.

Понятно, что найти стрелка — дело неимоверно трудное. Но местные опера надеются рано или поздно раскрыть это преступление. По крупицам собирают любую информацию как в Весьегонском районе, так и в Москве. Кто был на берегах Мологи в указанное время, кто что-то видел? В местных газетах по всему берегу, от Борка до Весьегонска, опубликованы объявления, в которых лицу, сдавшему преступника, гарантируются 100 тыс. рублей и полная анонимность.

— Часто Колю вспоминаю, — вздыхает Михаил. — Сильный мужик был, терпеливый, все до конца доводил. Помню, как скрюченными пальцами в 30-градусный мороз перевязывал мормышки, чтобы поймать окуня. Подтруниваем над ним: “Да брось ты!”, а он “скрипит”, но ковыряется. Или как плечо у него месяц болело. Потому что без продыху двое суток Николай ремонтировал мотор лодки и постоянно дергал за шнур. Теперь мой долг найти убийцу ребят, посмотреть ему в глаза и спросить: “Зачем?”




Партнеры