Я на тебе, как на войне

25 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 154

Одни ждут своего личного счастья, терпеливо стиснув зубы, — как повышения зарплаты. Но сегодня речь не о них. А о тех, кто не сомневается, что за счастье надо бороться. Сражаться до последнего патрона, не щадя живота своего и уж тем более живота чужого. О тех, кто уверен: в борьбе за любовь все методы хороши, ведь цель, как любил говаривать один бородатый философ, оправдывает средства.

Истории двух этих людей банальны и невероятны одновременно. Нечто подобное встречается в жизни сплошь и рядом, но в этих двух случаях страсти накалены до предела, доведены до той грани, когда начинаешь понимать: за все в жизни приходится платить.

ЛЮБОВЬ ПОД ДУЛОМ ПИСТОЛЕТА

Он взял с меня клятвенное обещание изменить в материале все имена — не дай бог его дама узнает себя! Он живет в постоянном страхе — страхе не угодить ей. Потому что в этом случае он рискует потерять все: работу, любимую девушку, может быть, даже жизнь.

Свои неполные 25 лет Андрей провел достаточно бурно: успел жениться, развестись, а также прокрутить несметное количество недолгих, но всегда искренних и бурных романов. Свою слабость к женскому полу он считает большим недостатком, особенно теперь, когда она привела к столь плачевному результату. Впрочем, глядя на Андрея, понимаешь, что удержаться от соблазнов ему очень трудно: сложен как древнегреческая статуя, копна черных кудрявых волос, ослепительная белозубая улыбка — редкая девушка не обратит внимания на такого.

— Ты похож на итальянца! — сказала ему Кристина, когда они встретились на вечеринке у каких-то знакомых. Вечеринка была случайной, встреча — случайной, но Кристина медленно провела пальцем от горла Андрея до верхней пуговицы его расстегнутой на груди рубашки, и он почувствовал такое знакомое приятное ощущение — будто тебя щекочут где-то внутри живота.

— Ночевать я привез ее к себе, и хотя она показалась мне грубоватой, в целом все было вроде было нормально, — вздыхает он. — Девушка красивая, активная, — все путем!

Они начали встречаться — это продолжалось около двух месяцев.

— Я не очень понял, чем она вообще занимается. Все время тусуется с какими-то конкретными мальчиками, у которых шеи шире, чем затылки, в цепях, крестах. Вроде они “крышуют” подмосковные рынки, она постоянно при них, а что делает — я не знаю. Она туману любит напускать вокруг себя…

Однажды вместе с Кристиниными друзьями, Ленчиком и Пашей, они ехали за город. На бензоколонке щуплая иномарка преградила путь их внушительному, похожему на катафалк внедорожнику. Водитель иномарки не среагировал на пронзительный сигнал. Ленчик с Пашей переглянулись, синхронно вышли из машины, вытащили наружу из-под маек кресты величиной с кулак. Подошли к иномарке с двух сторон, наклонились, что-то сказали... Водитель вдруг полез за бумажником и стал отсчитывать купюры. Потом его машина взвизгнула и, резко рванув с места, скрылась за поворотом.

— Он даже заправляться не стал! — Ленчик с удовлетворением пересчитал полученные деньги. — Ученый теперь будет — не хрен людям дорогу загораживать! А мы на его лавэ в кабаке покубатурим...

Андрея покоробила реакция Кристины: она хрипло рассмеялась и добавила:

— Он полные штаны наложил! Тачку неделю отмывать будет!

Кристина вообще очень скоро надоела Андрею. Ему стали неприятны ее резкий голос, блатные манеры. Особенно раздражал секс — напористый, разнузданный, со всякими ремнями, наручниками, намордниками, которые она обожала…

И он решил свести отношения на нет, как всегда поступал в таких случаях. Отказывался от встреч, ссылался на занятость, сам не звонил… Через неделю Кристина нарисовалась на пороге его конторы:

— Ты че, типа бросить меня решил?!

— Да просто времени нет, я тебе позвоню… — вяло возразил Андрей. Он терпеть не мог подобные разборки и надеялся, что девушка сама все поймет — как это всегда бывало. Но Кристина ждать у моря погоды… то есть у телефона звонка не собиралась.

— Что за дела?! Я подожду, и мы поедем к тебе! Скоро работу закончишь?..

Он сидел в офисе до полуночи, но девушка оказалась терпеливой. Эту ночь она провела в его постели. Однако через несколько дней, когда она снова позвонила ему, Андрей решил проявить твердость:

— Нам пора разбегаться. Мы не особо подходим друг другу…

— Ты мне подходишь, — отрезала Кристина. — И расставаться с тобой я не собираюсь.

— А я собираюсь! — не выдержал Андрей.

— Ты пожалеешь об этом... — В телефонной трубке послышались рыдания вперемешку с матерной руганью.



* * *

У Андрея есть небольшой бизнес — несколько точек по ремонту видео- и оргтехники. Не самый крутой, но налаженный и стабильный, бизнес этот позволяет ему относительно безбедно существовать, снимать отдельную от родителей квартиру, ездить на новенькой “шестерке”.

...Это случилось примерно через неделю после разрыва с Кристиной. Ночью неизвестные взломали дверь одной из контор Андрея и вытащили оттуда всю технику — наутро ее нашли во дворе размолоченной в месиво.

Вечером явилась Кристина:

— По ходу, у тебя неприятности?..

— Откуда ты знаешь?! — опешил он.

— Такое ва-аще часто случается с козлами, которые плохо относятся к своим женщинам! — прищурившись, ухмыльнулась она.

— Что? Это твоя работа? Своих недоумков натравила?! — вскочил он.

— Ты полегче с недоумками-то... Сам очень умный? Между прочим, это только начало. А Ленчик, между прочим, мой братишка, он за меня кого хочешь порвет.

— Братишка?! И часто ты даешь этому “братишке”?..

Кристина засмеялась, прильнула щекой к плечу Андрея:

— Ревнуешь, сладенький? Не ревнуй, я же тебя больше всего на свете люблю и не отпущу ни за что…

— Я решил избавляться от нее постепенно, чтобы ей самой надоело, — оправдывается Андрей. — Мы стали видеться снова, но я старался, чтобы это случалось пореже. Хотя… я уже тогда старался не злить ее. И, честно говоря, все происходило так, как хотела она.

Их встречи продолжались до тех пор, пока Андрей не познакомился с Ритой.

Она, зеленоглазая хохотушка, ввергла его в водоворот новой страсти. Не знаю, можно ли в это верить, но Андрей утверждает, что Рита — та самая женщина, которую он ждал всю жизнь, и что с ее появлением навсегда прекратились его любовные похождения. На данный момент они действительно прекратились — со всеми, кроме Кристины.

Он попробовал быть с ней откровенным. Сказал, что полюбил другую, что хочет, чтобы они расстались друзьями… Назавтра его машины на привычном месте под окнами не оказалось. А через час в телефонной трубке раздался знакомый голос:

— На чем свою жердь возить будешь? А я знаю, между прочим, где твоя машинка — вернее, то, что от нее осталось. Ну что, приехать к тебе?..

Не сказав ни слова, Андрей бросил трубку. Ему было наплевать на все — кроме Риты.

Вскоре он подарил ей, страстной любительнице собак, крошечного ретривера. Рита визжала от восторга, осыпая поцелуями то Андрея, то неуклюжего, похожего на медвежонка щенка. А через несколько дней вечером она вынесла своего питомца на улицу — проветриться. Чьи-то руки обхватили ее сзади, другие руки вырвали из-за пазухи щенка, блеснул нож… Прошло не больше двух минут — и никого рядом с ней уже не было. Только щенок с распоротым животом дергался в конвульсиях на асфальте…

— Ты просто сумасшедшая! Я убью тебя! — кричал Андрей в трубку Кристине.

— Фигли так орать? Это всего-навсего собака. Между прочим, человека замочить не намного труднее. Или изуродовать, например. Что тебя, что ее… Короче, есть дело, я вечером приеду, поговорим.

Она приехала… и осталась на ночь.

— Я же люблю тебя и никому ни за что не отдам, — нежно ворковала Кристина, лежа на его груди. — Так что лучше не нарывайся на неприятности. Ты — мой, и я за свою любовь пойду на все. Хотя эту жердь тоже можешь иметь — пользуйся моей добротой.

С тех пор он встречается с обеими — и с Ритой, и с Кристиной.

— Я не сомневаюсь, что она ни перед чем не остановится, благо дружки подходящие есть. Им что фирму разорить, что человека покалечить — не проблема. За Ритку особенно страшно — она, кстати, ничего о той не знает. А тварь эта, чуть что не так, грозится все ей рассказать. Приходится любые ее заскоки выполнять — ей нравится связать меня, придушить… У меня даже проблемы с потенцией начались — чего раньше никогда не бывало. Я этого больше всего боюсь, она очень злится, когда замечает, вопит сразу, что я все силы Ритке отдаю…



СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ — ДЕЛО РУК ИХ ЖЕНЩИН

Алена Ковальская тоже борется за свою любовь. Только она не скрывает своего имени — наоборот, готова объявить всему миру: от счастья ни за что не отступлюсь!

Раньше она жила в солнечной Молдавии, работала в школе завучем, учила детей русскому языку и литературе. Муж, трое детей — правильная такая, благополучная жизнь. Жизнь эта закончилась четыре года назад — когда супруг, до тех пор буквально носивший Алену на руках, взял да и ушел из семьи.

— Мне тогда казалось, что мир рухнул. Была уверена, что никогда больше не смогу верить мужчинам…

Троих детей надо было кормить — и Алена, оставив их на попечение мамы, отправилась на заработки в Москву. Там, в магазине, куда она устроилась работать продавщицей, и встретила Сергея — он жил по соседству с торговой точкой. И понеслось. Поначалу это был обычный необременительный роман, но потом…

— Со временем мы оба поняли, что такое чувство, такая любовь случается лишь раз в жизни, и то дается не всем. Мы вместе уже три года и не представляем себе жизни друг без друга. Такой любовью бросаться нельзя…

Все действительно складывалось прекрасно, если б не одно существенное обстоятельство: Сергей был женат. Правда, законная супруга с двумя дочками находилась в отдалении — раньше семья жила на Севере, где служил Сергей, потом он уволился из армии, подался зарабатывать деньги в Москву, жену же с детьми поселил в Тверской области. Он ездил навещать их по нескольку раз в месяц, все остальное время проводил с Аленой.

— Поначалу я не хотела разрушать семью, отказывалась от встреч — по себе знаю, как несладко приходится, когда уходит человек, с которым прожита жизнь. Мы не раз пытались все порвать и расстаться. Но ничего из этого не получалось — сила, которая выше нас, тянула обратно друг к другу. Кроме того, у них с женой уже давно нет никаких отношений. Это не семья, они чужие люди.

— Почему вы уверены в этом?

— Женщина не может не чувствовать, что у мужа появилась другая. Но ей, похоже, все равно — она ни разу не приехала в Москву, проверить, как тут муж, с кем, застукать, в конце концов. А не так давно Сергей перевез ее и дочек в Подмосковье, в тот город, где он сейчас работает в аэроклубе. Но сам с ними не живет, и жену это устраивает, хотя я не понимаю таких отношений. Мы вместе уже три года, и я считаю, что ему пора делать выбор. Вот только он никак не может решиться, говорит, что не может бросить жену, что это будет предательством по отношению к ней.

— А вы так не считаете?

— Я думаю, что двойная жизнь, которую он ведет, — гораздо худшее предательство. Она всю жизнь посвятила ему, моталась с ним по местам службы, двух дочерей вырастила практически одна — Сергей часто бывал в разъездах… А теперь, после всего этого, он обманывает ее! Он должен честно обо всем ей рассказать, но боится, говорит, что она не переживет. Хотя никто еще не умирал от того, что муж ушел.

— На такой шаг действительно непросто решиться.

— Вот потому нерешительным мужчинам судьба и посылает женщин, которые принимают решения за них. Я по натуре лидер, привыкла сама управлять своей жизнью, семью обеспечивать — даже когда жила вместе с мужем, зарабатывала всегда гораздо больше него. А теперь я выбираю любовь и буду бороться за нее до конца. Я предлагала ему: давай поговорю с ней сама, мы же цивилизованные люди, не вцепимся в волосы друг другу. Я сумею ей объяснить, она должна понять. Но он категорически отказывается. Поэтому я решила — пусть она узнает обо всем из средств массовой информации, из вашей газеты. Поместите в газете нашу фотографию. Сама не прочтет — кто-нибудь из знакомых обязательно увидит, расскажет ей. И тогда она будет вынуждена развязывать этот узел.

— Газета не может вмешиваться в личную жизнь Сергея без его согласия!

— Он будет только рад, я не сомневаюсь. Ведь ему тоже несладко приходится из-за этой двойственности.

— Но почему бы вам не оставить все как есть — пока он не разрулит ситуацию сам? Вы же все равно вместе?

— Да, мы вместе, мы с полгода жили в Питере, куда он ездил по работе, несколько раз были в Молдавии — он познакомился с моими детьми, мамой, друзьями. Мы уже фактически семья. Но вот возьмите 8 Марта — у меня этот праздник бывает 6-го или 7-го числа, потому что 8-го он должен быть с женой. Или Новый год. Мы всегда праздновали его 29 или 30 декабря, а в новогоднюю ночь я оставалась одна — он уезжал встречать Новый год с семьей. Я все равно чувствую себя на втором месте, вторым сортом…

— Но у Сергея дети…

— Они уже взрослые, 15 и 17 лет. К тому же он может продолжать общаться с ними — столько, сколько считает нужным. Я не только не буду мешать, наоборот, буду всячески способствовать этому. Я не возражаю, чтобы он помогал своей семье материально, если надо будет, пусть хоть все заработанные деньги туда отдает! Себя и своих детей я способна прокормить сама.

— Вас тоже бросил муж. Каково вам было бы узнать об этом из газеты?

— По большому счету, какая разница, откуда узнать? Хотя, конечно, лучше бы он сам сказал. Но другого выхода нет, раз человек не может решиться. Ведь отказываться от любви — это преступление. За нее надо бороться изо всех сил. И я не собираюсь ждать сложа руки.

Не поверив Алене на слово по поводу согласия Сергея на публикацию, я позвонила ему.

— Вы не возражаете, чтобы ваша семейная история оказалась на страницах газеты?

Он помялся и сказал, что должен подумать. Откладывал ответ. Говорил, что ему надо посоветоваться... с Аленой. В конце концов он попросил:

— Знаете, пока, наверное, не стоит писать... Давайте немного попозже...

Что ж, раз Сергей так хочет, я не открываю его лица и не называю фамилии. Может быть, за нерешительных мужчин и впрямь должны действовать женщины?






Партнеры