Лобби или хобби?

29 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 532

С чего начинается Дума?

Ну, правильно: зарплата, значок, кабинет, помощники и прочие приятные мелочи. А потом? Чем будут заниматься наши избранники на первых своих заседаниях? Думаете, они начнут с самых насущных нужд — страны и наших с вами?

Как бы не так. Они начнут с дележа портфелей.

Впрочем, относительно главного думского портфеля — спикерского — все уже, можно считать, определилось: он, судя по всему, будет отдан г-ну Грызлову. Нужно понимать так, что под руководством этого г-на наша славная милиция достигла небывалых высот в деле борьбы с преступностью. И поскольку этой проблемы (я имею в виду преступность) у нас теперь нету, экс-министра внутренних дел можно перебросить в логово депутатов.

Однако помимо спикерского есть и другие очень важные портфели — председателей думских комитетов. Собственно, они там все важные — и портфели, и комитеты. По безопасности, к примеру. Или по физической культуре и спорту. Но самым важным почему-то считается Комитет по бюджету и налогам. Может, потому, что и то, и другое — из наших с вами денег. А нам с вами все-таки не всегда безразлично, на что будут тратиться наши деньги.

Так вот: в председатели этого наиважнейшего думского комитета прочат некоего г-на Резника.

Ну, Резника и Резника. Нам-то какая разница? И почему — скандал?

Не скажите. Разница есть.

Дело в том, что заместитель председателя фракции “Единства” в последней Думе, заместитель председателя Комитета по бюджету и налогам той же Думы Владислав Резник известен достаточно хорошо — правда, весьма узкому кругу.

Народным избранником г-н Резник стал в 1999 году. А до того он занимался бизнесом на ниве страхования. Владел контрольным пакетом санкт-петербургской страховой компании “Русь”, который впоследствии продал немецким страховщикам. Специалисты считают, что реальная стоимость проданной компании несколько завышена. Но вот почему немцы согласились ее заплатить — непонятно. Наверное, чтобы оправдать старинную пословицу: “Что русскому хорошо, то немцу — смерть”. Полагаю, впрочем, что могли быть и другие причины, по которым рачительные немцы вдруг захотели сделать хорошо г-ну Резнику в ущерб себе. Но нам об этом ничего не известно.

В 1995 году он возглавил “Росгосстрах”. Оценивать его деятельность на посту никто не берется, но известно, что к 1998 году “Росгосстрах” оказался в тяжелом финансовом положении. Именно тогда у сторонних наблюдателей появились подозрения, что Резник искусственно снижает стоимость компании с целью продажи ее “своим”. Тогда “Росгосстрахом” заинтересовались Счетная палата, Главное государственно-правовое управление Администрации Президента и Госдума. После долгих судебных разбирательств приватизация компании была отменена, а Резник свой пост потерял. Но тут подоспели выборы в Думу, и наш герой стал “неприкасаемым”. Как ему это удалось — вопрос особый, в мою компетенцию он не входит.

В Государственной думе третьего созыва г-н Резник очень скоро стал известен в качестве лоббиста.

Вообще в этом деле (я имею в виду лоббирование) наши господа-товарищи очень даже преуспели. Даже, я бы сказал, сильно перегнали Запад. Ведь там лоббизм, как писала еще Большая Советская Энциклопедия, — это “система контор и агентств крупных монополий при законодательных органах США, оказывающих прямое давление (вплоть до подкупа) на законодателей и госчиновников в интересах этих компаний”. У них там, на гнилом Западе, лоббисты действуют совершенно официально, чуть ли не налоги платят со своих доходов. Но они — не депутаты и не конгрессмены. Более того: тамошние законодатели опасаются публично встречаться с лоббистами — чтобы их, законодателей, ни в чем таком не заподозрили.

У нас все гораздо проще. У нас лоббист и законодатель — в одном лице. Зачем нам посредники? Нам без посредников значительно лучше. И свидетелей меньше.

Коллеги Резника по депутатскому корпусу поговаривают, что за время своего депутатства г-н Резник пытался оказать помощь бизнесменам, причем, как правило, иностранным. Тут, конечно, имеется некая странность: попробуйте представить себе какой-нибудь “ихний” парламент, депутат которого поддерживает интересы иностранного бизнеса, да еще в ущерб отечественному. Там такой депутат продержался бы в роли народного избранника очень недолго.

Или вспомним кампанию по содействию иностранным производителям табачных изделий, которая также не обошлась без участия Резника. Но Дума все-таки проголосовала за тот вариант, на котором настаивало правительство, а не за тот, который был выгоден табачным компаниям.

Но самым шумным оказался скандал, связанный с “профилирующим” для г-на Резника бизнесом: страхованием. Еврокомиссия в лице ее председателя провела в этом году переговоры с Правительством РФ о том, чтобы открыть российский страховой рынок для иностранных компаний. Российское правительство в лице вице-премьера Кудрина решительно возражало, полагая, что в этом случае миллионы долларов, которые могли бы работать в России, будут вполне легально уходить на Запад.

Но тут-то, как писало агентство regions.ru: “Г-н Резник предложил прекратить всякую борьбу и открыть доступ иностранным компаниям на внутренний страховой рынок, снятия всех ограничений с деятельности в России иностранных страховых компаний, в обмен депутат обещал не мешать прохождению в Госдуме необходимых страховщикам поправок в Налоговый кодекс”.

Пока что эти последние на такую сделку не пошли. А там — кто ж его знает. К тому же г-н Резник вполне может обойтись и без их согласия. В настоящее время, по мнению СМИ, В.Резник считается одним из главных теневых лоббистов ГД. Открыто позиционирует себя как уполномоченного при фракции “Единство” от питерского окружения В.Путина и куратора правительственных законопроектов в сфере бюджетного и налогового законодательства. А теперь, в новой Думе, для г-на Резника и вовсе все будет просто, поскольку он, будучи представителем партии победившего пролетариата, может стать председателем Комитета по бюджету и налогам. Правда, есть тут некая деталь, которая может нарушить его планы и стать причиной очень громкого скандала.

Председатель этого комитета — человек весьма информированный. Ведь в бюджет входят и так называемые “закрытые” статьи: финансирование спецслужб, финансирование производства и закупок стратегического вооружения, финансирование секретных научных исследований (а они, эти исследования, — несмотря на жалобы наших ученых — по-прежнему ведутся, не сомневайтесь). Кроме того, у председателя бюджетного комитета скапливается серьезная финансовая информация. И все бы ничего, если бы не одна пикантная подробность: по сообщению РБК, “…жена Резника… является гражданкой США”. И не какая-нибудь там домохозяйка, готовящая мужу “борсч”, пока он, бедный, заседает в Думе, — а “…возглавляет российский филиал банка “Credit Swiss First Boston”.

Лично мне вообще-то все равно. Совет им да любовь и детей побольше. Но я вот пытаюсь представить подобную ситуацию у них. Стало быть, конгрессмен, глава комитета по ихнему американскому бюджету, имеет русскую жену... Нет, не так. Его жена — гражданка России, с российским же паспортом, и ко всему прочему — возглавляет американское отделение, скажем, Сбербанка. Что бы сказали этому товарищу его коллеги-конгрессмены, как вы думаете?

Вот и я так думаю.




Партнеры