Осетинский бросок Cаакашвили

5 января 2004 в 00:00, просмотров: 138

По пути из Тбилиси в Цхинвали, столицу самопровозглашенной республики Южная Осетия, мимо нас провезли свежеоструганный гроб. “Плохая примета”, — уныло подумала я, и тут нас обогнала свадебная процессия. Пока мои спутники обсуждали, что говорит на этот счет кавказская народная мудрость, показался длинный кортеж, сверкающий разноцветными мигалками, как новогодняя елка.

— Это Бурджанадзе. Так может ездить только президент Грузии, в крайнем случае его и.о., — убежденно сказал мой знакомый тбилисский армянин Артур. — Все эти машины раньше сопровождали Шеварднадзе. Там автомобили министра МВД и его заместителей. И президентская охрана.

Накануне президентских выборов повстречать на трассе президентский кортеж... К чему бы это? Народная мудрость ничего об этом не говорила.

Но я убедилась, что Артур хорошо разбирается в машинах высокого начальства.

— Смотри, президент! — закричал он, едва наш “жигуленок” остановился у комплекса правительственных зданий в центре Цхинвали. — Беги, может, поймаешь!

На ступенях перед зданием местного КГБ действительно стоял президент Южной Осетии Эдуард Кокойты и беседовал с группой людей, среди которых были военные и председатель КГБ Олег Алборов. Все они приехали сюда практически одновременно с нами. И нам действительно очень повезло, потому что, как я узнала позже, Кокойты принял решение в тот день совсем не общаться с прессой и не давать никаких интервью. У него были на то серьезные основания.

Кокойты выглядел очень озабоченным и отдавал короткие приказы своим людям по-осетински.

— Что-то случилось? — спросила я президента.

— Случилось, — мрачно ответил лидер южных осетин. — Сегодня, 3 января, в 11.30 Саакашвили несанкционированно проехал на нашу территорию. Я считаю, что он это сделал с провокационными целями.

Оказывается, кандидат в президенты Грузии Михаил Саакашвили накануне выборов приезжал в Южную Осетию пообщаться с населением. Он приехал в село Тамарашени недалеко от Цхинвали, в котором компактно живут грузины. И там выступил перед потенциальными избирателями. Он сказал им, что 2004 год — это последний год, когда Южная Осетия и Абхазия не принимают участия в грузинских выборах. Однако как он собирается привлечь население этих республик к выборам, Саакашвили не объяснил. И осетины восприняли это заявление как угрозу. Тем более что будущий грузинский президент не счел нужным сообщить о своем приезде в зону конфликта ни руководству Южной Осетии, ни миротворцам.

— Но после того, как он узнал нашу реакцию, которая до него была донесена через министра МВД, он развернулся и уехал, — сказал Кокойты.

Тогда я поняла, чей кортеж мы встретили на трассе.

— Как только мы об этом узнали, — рассказывал осетинский президент, — я тут же отдал все распоряжения, мы добились, чтобы они согласовали все-таки свой приезд с миротворцами, и после этого пропустили их. Но это был просто жест доброй воли. Второй раз, даже если он станет президентом, он без согласования с руководством Южной Осетии здесь не появится.

Если бы распоряжения пропустить Саакашвили не было, его вполне могли бы задержать. Получилась бы замечательная пиар-акция накануне выборов. В Цхинвали считают, что расчет был именно на подобную шумиху. В глазах радикалов Саакашвили набрал бы дополнительные очки. Вообще-то по общепринятым нормам всякая агитация за день до выборов должна быть прекращена. А Саакашвили провел в Тамарашени предвыборную встречу с избирателями. Но с этим, считают в Цхинвали, пусть разбираются в Тбилиси. Южная Осетия не принимает участия в выборах грузинского президента, поэтому ее это не касается. Однако власти республики не препятствуют живущим здесь гражданам Грузии голосовать. Для них будут открыты участки в грузинских селах. Ведь и во время парламентских выборов в России живущие здесь российские граждане голосовали. По словам Кокойты, таковых здесь уже 95%, граждан Грузии, соответственно, — 5%. Многие здешние грузины тоже тайком принимают гражданство России и имеют два паспорта.

— Саакашвили попросили покинуть территорию Южной Осетии как можно скорее, — говорил Кокойты. — Но, проезжая через Цхинвали, он вдруг остановился на городской улице и вышел из машины. Это тоже была провокация, потому что осетинская часть населения готова была его разорвать. Благодаря усилиям МВД удалось избежать инцидента. Сотрудники правоохранительных органов заметили, что на улицы уже вышли люди с оружием. Он попытался пообщаться с населением, но, встретив неприязнь со стороны людей, сел в машину и уехал.

В воскресенье, в день выборов президента Грузии, в Цхинвали собираются торжественно сжечь пять тонн наркотиков, конфискованных у наркоторговцев из Грузии. Но немного опасаются, что дым пойдет в сторону Тбилиси и там решат, что все это нарочно. А Михаил Саакашвили вечером в субботу выступил по телевидению и призвал население прийти на выборы и узаконить “нашу победу”. Он сказал, что считает самым серьезным своим соперником не кого-либо из кандидатов, а неявку избирателей. А потом весь вечер и почти всю ночь телеканал “Рустави-2” бесконечно транслировал картинки “бархатной революции”, где вдохновенный и отважный Саакашвили представал в различных ракурсах: вот он на митинге с мегафоном, вот он с розами врывается в парламент, вот он орет на Шеварднадзе, и рядом верные соратники — Бурджанадзе, Жвания, Барамидзе. Если это не была предвыборная агитация, то я уж и не знаю, как все это называлось.




Партнеры