Посмертная расплата

13 января 2004 в 00:00, просмотров: 267

— Наши дети остались на помойке... У нас не было денег, чтобы провести анализ ДНК. И у государства не нашлось 500 долларов, чтобы мы были уверены, что хороним наших близких. От нас отвернулись... Вся поддержка и надежда была только в “МК”. — Женщина распахивает сумку и достает пожелтевшие, но аккуратно сложенные номера нашей газеты начиная с 1999 года. — “МК” давал нам надежду и силы выдержать все унижения со стороны государства. Только он не забывал нас все эти четыре года, и только благодаря ему мы смогли дожить до сегодняшнего дня...

Вот так — довольно неожиданно — за полчаса до оглашения приговора по делу о взрыве домов в Москве и Волгодонске встретила меня в коридоре Мосгорсуда одна из потерпевших, Тамара Горгулева.

Несмотря на то что процесс был полностью закрытым, приговор было решено огласить публично, в присутствии прессы. Едва судебный пристав открыл двери зала заседаний, журналисты хлынули внутрь и плотно окружили скамью подсудимых. Вопросы, диктофоны, вспышки — кто-то из корреспондентов умудрился даже потрогать преступников. Последние, кстати, выглядели на редкость спокойно, чего нельзя было сказать о конвое. Милиционеры были настолько обескуражены происходящим, что вопреки всем правилам отказались снимать с подсудимых наручники — даже когда тех уже поместили за решетку.

— Ну помолчите хоть две минуты, — взмолилась судья Комарова, — я быстро! Только результативную часть...


Адам Деккушев встал. Второй “подрывник”, Юсуф Крымшамхалов, продолжил копошиться в кожаном чемоданчике, доставая оттуда какие-то документы.

Судья приступила к перечислению того, в чем, собственно, подсудимые признаны виновными. В этот черный список вошли: совершение актов терроризма, убийства с особой жестокостью, участие в незаконных вооруженных формированиях, незаконное изготовление, хранение и перевозка взрывчатых веществ, покушение на убийство и незаконное пересечение границы. А Крымшамхалов ко всему прочему виновен еще в даче взятки сотруднику ГАИ.

По версии следствия, 42-летний Адам Деккушев и 37-летний Юсуф Крымшамхалов входили в группу Ачемеза Гочияева, организовавшую взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске. Из всей этой группы в живых остались нынешние подсудимые, а также сам Гочияев и еще Хаким Абаев, которые сейчас находятся в международном розыске (по некоторым данным, они в Грузии). Остальные террористы, включая основных организаторов — иностранцев Хаттаба и Абу Умара, — уничтожены во время проведения контртеррористических операций.

Взрывы бандиты готовили на базе боевиков в Сержень-Юрте и на заводе минеральных удобрений в Урус-Мартане, где была произведена взрывчатка. Потом при содействии сотрудника ГИБДД Станислава Любичева гексоген под видом сахара они отправили на продовольственную базу в Кисловодске, где работал дядя Крымшамхалова. Взрывчатку загрузили в “КамАЗ” и часть ее перевезли в Москву. В столице группа террористов под руководством Крымшамхалова развезла гексоген на “Газелях” по трем адресам: на улицу Гурьянова, на Каширское шоссе и на Борисовские Пруды. Два из трех запланированных взрывов унесли жизни 228 человек.

Другую часть гексогена террористы перевезли в поселок Мирный, что рядом с Минеральными Водами. Опасную смесь хранили опять же у родственника Крымшамхалова, а в начале осени на грузовиках отправили в Волгодонск. Сопровождали груз Тимур Батчаев и Адам Деккушев. Гексоген выгрузили в подвале жилого дома. Волгодонский взрыв унес жизни 19 человек. Более 1000 признаны пострадавшими.

В ходе процесса подсудимые только частично признали себя виновными. Деккушев, например, признал, что участвовал в закупке компонентов для изготовления взрывчатки и перевозил готовый гексоген. Но он якобы не знал, что теракт готовится против мирных жителей, и предполагал взорвать какой-нибудь технический объект. В свою очередь, Крымшамхалов заявил, что не имеет отношения к московским взрывам. Мол, он вообще не имел понятия, что находилось в мешках, — думал, сухая краска.

Пока судья Комарова оглашала приговор, подсудимые, казалось, вовсе ее и не слушали, продолжая шепотом обсуждать с журналистами подробности своего тюремного быта. И даже когда судья перешла к главному, настроение в клетке не изменилось. Слова “пожизненное заключение в колонии особого режима” Деккушев и Крымшамхалов встретили глуповатыми улыбками...

Кроме того, суд постановил взыскать с них около 5 миллионов рублей в счет оплаты потерпевшим морального и материального вреда.

После окончания процесса потерпевшие поделились с корреспондентом “МК” своими переживаниями.

— Очень сильно устали, — пожаловалась москвичка Тамара Горгулева, — слишком долгий процесс. И очень много на нем было не по делу. Треть времени мы потратили на то, чтобы решить жилищные и гастрономические проблемы некоторых потерпевших. Но решение суда — справедливое.

Впрочем, другая потерпевшая, Татьяна Морозова, считает, что “приговор похож на издевательство”:

— Со сроками я согласна, но вот возмещение вреда — это же несерьезно. Крымшамхалов чуть не рассмеялся, когда услышал, сколько он должен. Понятно, что он никогда не сможет расплатиться.

Уже через несколько часов после заседания адвокат Крымшамхалова Шамиль Арифулов обжаловал приговор в Верховном суде РФ. Сами осужденные заявили журналистам, что “большая часть уголовного дела — ложь”.




Партнеры