Маньяки с нашего двора

13 января 2004 в 00:00, просмотров: 2786

Сексуальное насилие всегда вызывает отвращение, насилие над ребенком — гнев и омерзение, но когда одного ребенка насилует другой — это не поддается никакому определению. То, что происходит в последнее время с московскими подростками, не имеет не просто разумного — никакого объяснения: вместо того чтобы гонять в футбол и уплетать за обе щеки мороженое, 13-летние пацаны становятся насильниками и извращенцами. Своими жертвами подростки выбирают таких же беззащитных детей, в основном... мальчиков!

Только за последние полгода в столице отмечены несколько фактов, когда малолетние изуверы издевались над малышами, насиловали их. Один из таких случаев — дерзких, жестоких и диких — случился недавно на западе столицы и поверг в шок даже видавших виды оперативников... Подробности этой жуткой истории стали известны “МК”.

“Мама, ведь семья — это мужчина и женщина? А когда мужчина с мужчиной, что это?” — спросил свою маму девятилетний Сережа Романов. Услышав столь странный вопрос сына, Людмила поначалу решила, что ребенок умудрился подсмотреть взрослый фильм о голубой любви. И, отмахнувшись чем-то вроде: “Ты еще маленький об этом знать”, не придала разговору особого значения. А вскоре и совсем о нем забыла...

Все лето мальчишка пробегал во дворе с другом из соседнего класса Андреем Захаровым. Порой пацаны задерживались допоздна, приходили домой удрученные, на несколько часов закрывались в ванной и старались избегать любого откровенного разговора с родителями. Но мамы обоих ребят относились к изменениям в поведении мальчиков спокойно — мол, сыновья взрослеют, не за горами переходный возраст, а там и свои подростковые проблемы. Несколько раз Светлана Захарова замечала на теле сына ссадины и синяки, но Андрей каждый раз, потупив глаза, отнекивался: “Упал, когда играли”.

— Да, я видела, что ребенок сильно изменился за последние месяцы, — вспоминает Светлана. — Стал замкнутый, нервный. Как-то нашла у него журнал с эротическими картинками, где обнимаются и целуются одни мужики. Опешила, конечно, выбросила эту гадость, но Андрюше ничего не сказала. Решила, что он все равно ничего не понимает.

А потом домой к Романовым пришел соседский мальчишка Рустам Гаджиев и рассказал такое, от чего у Сережиной мамы волосы дыбом встали...

Жертвы

— Мне жалко вашего Сережку, — переминаясь с ноги на ногу промямлил 13-летний Рустам. — Его уже три месяца какие-то мальчишки насилуют и угрожают, чтобы молчал! Я больше не могу на это смотреть... Не пускайте его на улицу!

Светлана Захарова с трудом переварила жуткую новость, а когда через час с улицы вернулся сын, пригляделась к нему и разрыдалась.

— Как представила, сколько мой ребенок вытерпел, пережил и все это время молчал, захотелось убить этих ублюдков! — плачет Светлана. — Провела Сережу на кухню и спросила обо всем. Помню, он так жалобно посмотрел на меня, а потом бросился на шею: “Я боялся, мама, боялся, что ты меня прогонишь, не простишь!” Когда немного успокоился, рассказал мне все: как его ловили, как тащили в подъезд и на лестнице между этажами снимали штаны... Как закрывали ему рот рукой, чтобы не кричал от боли... Когда же я попросила назвать имена насильников, сын замолчал, насупился. А потом прошептал: “Сначала был Рустам с другом, а потом пацаны из старших классов”. Это меня просто убило — ведь именно Рустам рассказал все мне!

Но как мог 13-летний мальчик насиловать?! Как он додумался до этого?! По словам Андрея, в первый раз его и Сережу поймали еще в начале лета. Тогда Рустам в сопровождении двух пацанов заманил детей в подъезд дома и заставил раздеться.

— Они тоже сняли штаны, — вспоминал, плача, девятилетний малыш. — Один мальчик меня и Серого держал за руки. Потом они вспоминали, как это делают в кино... Мне было больно, стыдно. Тогда я еще ничего не понимал.

Глумились малолетние извращенцы над детьми до осени, периодически подкарауливая их на улице... Боясь огласки и позора, мальчики молчали.

— Я знаю, со мной делали очень нехорошее, — признался позже своей маме Андрей. — Так делают только плохие дядьки в плохих фильмах. Но потом я привык — если бы кому пожаловался, меня бы сильно избили...

Наказание

— Само по себе это дело незаурядное, — прокомментировал “МК” старший следователь Солнцевской межрайонной прокуратуры Александр Гацко. — Случай дикий, вопиющий, ведь насильники и их жертвы — малолетние дети! В моей практике такое впервые. Сейчас предстоит нелегкая работа по сбору доказательств: прошло много времени, экспертизы нужно было делать сразу. Да и с подозреваемыми очень сложно: они тоже какие-никакие дети. Вы представляете, как между ними и их жертвами можно провести очные ставки?! Если же вина ребят будет доказана, к уголовной ответственности по закону мы их привлечь не сможем до 14-летнего возраста. Только поставим на учет в милицию...

Насильники

Корреспондент “МК” поговорил с одним из подозреваемых в изнасиловании ребят. 13-летний Рустам Гаджиев на первый взгляд милый ребенок с по-детски пухлыми щечками и пушистыми ресницами. Ему бы заигрываться “сегой” да лопать “чупа-чупс”... Но, увы, приключения для себя Рустам нашел далеко не детские.

— Да, я знаю, что Андрея с Сережкой пацаны трахали, — со знанием дела сочувственно вздыхает Рустам. — Сначала их поймали на спор на желание: приказали забраться на крышу многоэтажки, а когда они отказались, то... Откуда такие слова знаю? Да кто их сейчас не знает! Порнуху у друга по видику смотрел, журналы там всякие... Вот и придумали попробовать. Но сам я мальчишек не трогал. Разве бы я пришел тогда к родителям Серого? Я же их спас!

Слушаешь Гаджиева и кажется, что разговариваешь не с пацаном, а с законченным циником и извращенцем. Невольно удивляешься — как, откуда в этом ребенке накопилась такая грязь? Как в свои 13 лет он может спокойно рассказывать о нетрадиционных половых отношениях, о которых и взрослые-то упоминают с омерзением?!

— Да о “голубых” каждый дурак знает, — опустив глаза, улыбается Рустам. — Что в этом плохого?! А потом, нам было просто интересно...

Увы, боль, ужас и страдания жертв этого человечка, как выяснилось, интересовали меньше всего.

— Ну да, Сережка плакал... Да потом он сам к нам прибегал, наверное, понравилось! А что, за это могут наказать? Это преступление?!

Весь наш разговор происходил в присутствии мамы мальчика Зульфии Гаджиевой. Она время от времени шептала: “Этого не может быть, Рустамчик! Неужели это все ты говоришь?!” Видимо, многое из жизни своего ребенка женщина узнавала впервые. Оказалось, свободное время сына она почти не контролировала. Считала, что самостоятельность мальчику не повредит.

Внешне семейство Гаджиевых ничем не примечательное: дома чисто, уютно, дорогая мебель, игрушки, заботливая мать. А вот отец... Отец уже несколько лет как закодировался от пьянства. До этого он пил, что называется, по-черному, во время запоев частенько избивал ребенка и устраивал дебоши. Видимо, все это сказалось на психике Рустама и его столь раннем взрослении... Гаджиев-младший уже несколько лет состоит на учете в психдиспансере — у него бывают нервные срывы и приступы агрессии. Из-за этого мальчик даже переведен в школе на индивидуальное обучение.

— Я же не один такой, кто трогал мальчиков! — признался напоследок Рустам. — Может, это и плохо. Но пацаны во всем виноваты сами — уметь защищать себя надо.

Сейчас Сергей и Андрей стараются не вспоминать о случившемся с ними. Но вычеркнуть из жизни пережитые унижения дети вряд ли смогут. По словам родителей, оба мальчика сильно изменились, стали замкнутыми, обидчивыми, а Сережа частенько плачет во сне и зовет на помощь...

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА.
Андрей СКАЧКОВ, детский психиатр:

— Самое страшное, что уже есть повод говорить об изменении сознания подростков в целом, формирования иного, приемлемого и даже одобрительного отношения к насилию и гомосексуализму. Нетрадиционные сексуальные отношения пропагандируются с экранов телевизоров практически круглосуточно, например, через музыкальные ролики или интервью некоторых популярных исполнителей, не скрывающих особенности своих половых пристрастий, а, наоборот, афиширующих их. Между тем в период полового созревания, которое у мальчиков как раз приходится на 13—15 лет, для подростков как никогда важно получить правильные ориентации на женщину как объект сексуального интереса.

Разумеется, в данном, конкретном случае общий сдвиг в подростковом сознании наложился еще и на безответственное поведение взрослых. Ведь как только дети начинают находиться на улице одни без постоянного присмотра, родители просто обязаны контролировать малейшие изменении в их поведении, разговорах, незаметно в момент купания или переодевания осматривать тело ребенка на предмет синяков, кровоподтеков — все это может быть последствием и насилия, и преследования, например, на предмет выбивания из подростков денег старшими товарищами, и, конечно, надо знать лично всех детей, с которыми близко общается ваш сын или дочь.




    Партнеры