Виталий Bульф: Это ничего не значит

22 января 2004 в 00:00, просмотров: 397

Виталий Вульф — один из долгожителей эфира. В свои 72 года он бодр, подтянут и полон творческих замыслов. Недавно его программа “Серебряный шар” поменяла место прописки. Теперь она выходит на канале “Россия”.


— Почему вы ушли с Первого?

— Мне стало там неуютно. Последнее время я выходил раз в месяц и реже. А моя программа задумывалась как еженедельная. Я интуитивно чувствовал, что не интересую Первый канал. Хотя лично мне этого никто не говорил. Но за все годы моей работы под руководством Константина Эрнста я с ним ни разу не разговаривал по делам и никогда не был у него в кабинете.

— О чем это говорит?

— Это плохо для дела. Я хотел бы знать, что думает руководство о моей работе. Эрнст звонил мне домой, когда ему что-то нравилось. Это было два-три раза. Однажды он позвонил за 20 минут до конца программы о Еве Браун и сказал, что это плохо. Были оценки, а не диалог. И вот настал момент, когда я подумал: зачем мне все это надо? Мою программу смотрят и будут смотреть на любом канале.

— Почему первый выпуск “Серебряного шара” на “России” был посвящен Владу Листьеву?

— С выходом программы о Листьеве на Первом были бы сложности. Мне никто не запрещал, но я чувствовал, что это могло не понравиться. Я давно хотел сделать программу о Владе и свою новую жизнь на другом канале начал именно с него.

— Как вы оказались на телевидении?

— Я доктор исторических наук, всю жизнь занимаюсь историей театра и балета. Работать на телевидении начал в 90-м году, в знаменитой литдраме. Через два года меня пригласили преподавать в Нью-Йоркский университет, и я согласился. Но в Америке долго жить не смог. У меня была хорошая зарплата, комфортный быт, но я очень скучал по России. Звонил домой почти каждый день. В конце концов не выдержал и вернулся. Многие сочли это за безумие. Ведь было начало 90-х, самые лихие времена.

— Как вы познакомились с Владом Листьевым?

— Я слышал, что Владу очень нравятся мои выпуски. Как-то я увидел его в коридоре “Останкино”, подошел к нему. Он тут же пригласил меня в кабинет, и начались переговоры о переходе в “ВиД”.

— Но в “ВиДе” тогда была одна молодежь.

— И я так же сказал: “Что я там буду делать? Вы все пьете, курите”. Я никогда не курил, пил всегда только из вежливости. Он рассмеялся и ответил, что по духу я буду среди них самым молодым и здоровым. Я действительно за собой всегда слежу, делаю зарядку и рационально питаюсь.

— Что означает название “Серебряный шар”?

— Ничего. До перехода в “ВиД” мои выпуски назывались “Рассказы от Виталия Вульфа”. Владу оно не нравилось. Сидим у него в кабинете, придумываем название. А я кручу в руках подставку для авторучек — металлический шарик. Вот, говорит Влад, хорошее название — “Серебряный шарик”. Лучше “шар”, отвечаю я. Что это будет означать? Да ничего. Был же Серебряный век. Так и повелось.

— Кому будут посвящены новые выпуски?

— Клавдии Шульженко, Олегу Далю, звезде мирового кино Марлен Дитрих, Николаю Рыбникову, актрисе Тамаре Носовой, которая играла секретаршу Огурцова в “Карнавальной ночи”, Наталье Гундаревой. Моими героями становятся в двух случаях. Если есть драматизм судьбы или интересная индивидуальность. К сожалению, это вещи часто взаимосвязаны.

— Судьба кого из актеров вас наиболее поразила?

— Меня поражают все судьбы ныне живущих актеров, которые в силу возраста не могут заниматься своей профессией. Все они существуют на нищенскую пенсию. Как правило, они одиноки: ведь актерская профессия не располагает к семейности. Они забыты зрителями, что объяснимо. Но они забыты и государством. Положение этих актеров — моя самая большая боль.




Партнеры