Бархатный президент

26 января 2004 в 00:00, просмотров: 202

В воскресенье состоялась инаугурация нового президента Грузии Михаила Саакашвили. Это событие означает “начало конца” российского присутствия в Закавказье. На смену Москве приходит Вашингтон. За уходом России с Южного Кавказа в недалеком будущем последует и уход с Северного. Когда-то один из лидеров нацменьшинства, проживающего в Грузии в месте дислокации российской базы, говорил мне: “Вам лучше сдать Москву, чем уйти отсюда...”

Существуют многочисленные свидетельства того, что “бархатная революция” была не просто спонтанным взрывом народного возмущения. “Революция роз” готовилась не один месяц. По заранее продуманному плану. В котором было предусмотрено не только место и роль каждого участника “триумвирата” Саакашвили—Бурджанадзе—Жвания. Но организована и поддержка “снизу”. Скажем, молодежное движение “Кмара”, которое сыграло решающую роль в “революции роз”...

В офис загадочной “Кмары” нас привел Гиорги Канделаки, “активист, редактор веб-сайта”, как значится на его визитной карточке с эмблемой движения — сжатой в кулак рукой. “Кмара” для него “не работа, а стиль жизни”, зарплаты там, по его словам, никто не получает. Корни “Кмары” — в Тбилисском университете, в студенческом движении.

— Мы создали организацию по модели сербской студенческой организации “Отпор”, которая сыграла важную роль в отстранении Милошевича от власти, — рассказывает Гиорги.

Создатели “Кмары” в феврале прошлого года съездили за передовым революционным опытом в Сербию, а потом уже активисты “Отпора” приезжали в Грузию проводить тренинги “Кмары”. Эти поездки оплатил Сорос. В ходе тренингов обучали, как проводить акции, как вести себя при аресте, как общаться с прессой.

Самого Гиорги арестовывали два раза. Первый раз — за свист. Во время презентации блока проправительственных партий активисты “Кмары” устроили символические похороны Шеварднадзе с настоящим гробом и цветами. При этом громко свистели. Акции “Кмары” вообще проходят довольно весело. Движение, как и “Отпор”, финансируют США.

Говорят, что за “Кмарой” стоят непосредственно вожди “розовой революции”. Кстати, Михаил Саакашвили и Зураб Жвания тоже ездили на американские деньги в Белград изучать опыт свержения Милошевича. Кмаровцы, которых я видела, — это очень юные, пылкие люди, зараженные романтикой революции. Но когда они, как стая пираний, начинают “загон” очередной жертвы, возникают неприятные ассоциации из недавней истории. Например, хунвэйбины. В общем, “Кмара” — это скальпель революции. В умелых руках — эффективный и опасный инструмент.

Другой “очаг революции” — “Институт свободы”, организация, целью которой формально является защита политических и гражданских прав. Но с весны прошлого года “Институт” превратился в штаб борьбы с “режимом”.

Сотрудник “Института” Гига Бокерия не отрицал своих заслуг перед революцией:

— Мы вместе с “Кмарой” сыграли решающую роль в организации этого протеста.

“Институт свободы” существует на зарубежные гранты, в том числе соросовские и от USAID (агентство США по международному развитию). Грузинская пресса называет “Институт” сателлитной организацией Саакашвили. Утверждают, что президент помогал ему с финансированием.

В общем, накануне революции в Грузии была создана система организаций, способная в нужный момент мобилизовать массы, вывести их на улицу и направить их гнев в нужное русло. И можно не сомневаться, кто станет следующей жертвой. Те же лица и организации уже работают в Аджарии. Это понятно: ведь пока у власти Аслан Абашидзе, невозможно убрать оттуда российскую базу.

Лидер лейбористской партии Шалва Нателашвили утверждает, что “бархатная революция” обошлась Западу в 100 миллионов долларов. Возможно, такие речи можно списать на досаду политика: он уверен, что выиграл бы президентские выборы, пройди они в срок. По всем опросам Нателашвили входил в тройку наиболее реальных кандидатов. Лидер лейбористов всегда публично высказывался за то, чтобы на территории Грузии не было иностранных баз — ни российских, ни американских. Именно это, считает он, его и погубило: американцы сделали ставку на более управляемых политиков. Нателашвили утверждает, что в обмен на помощь США “розовая тройка” дала гарантии, что в Грузии будут размещены американские военные базы. Если же российские войска не уйдут, а американские появятся (а лейбористы думают, что это наиболее вероятный вариант), то Грузия окончательно развалится на части. Америка и Россия просто разделят между собой ее территорию.

Но самый серьезный стратегический просчет совершил, конечно, лидер Аджарии Аслан Абашидзе. Возможно, не без подсказки светлых умов со Смоленской площади. Ошибка, во-первых, состояла в публичной поддержке Шеварднадзе. Во-вторых, сразу после революции вопрос о том, примет ли участие Аджария в выборах, был решающим. Абашидзе мог, объединившись с оппозицией, бойкотировать выборы. Но революционная “тройка” и американский посол, видимо, много чего наобещали. Хотя можно было догадаться, что эти люди своих обещаний не сдержат. И вот уже активисты “Кмары” говорят о действующей в Аджарии сети подпольных ячеек, возникают какие-то организации сопротивления (вдруг за несколько дней полезли из земли как грибы). Вероятно, все это движение направляет правая рука Саакашвили — лидер Республиканской партии Давид Бердзенишвили. Он выходец из Аджарии и давний оппонент Абашидзе.

За время правления Шеварднадзе Грузия как государство оказалась на грани банкротства. И теперь в ней, как в разорившемся банке, введено внешнее управление. И если временный управляющий Саакашвили не справится со своими обязанностями, его заменят другим. С Россией по новой кандидатуре советоваться не станут.




    Партнеры