Типично милицейская пневмония

28 января 2004 в 00:00, просмотров: 702

Этой болезни не значится ни в одном медицинском справочнике. Она именуется типично милицейской пневмонией (ТМП). Сопровождается частичной потерей памяти (амнезией), галлюцинациями, резким обострением инфантилизма. Нам не раз уже доводилось публично фиксировать проявления ТМП. Но в минувшую пятницу эта болезнь вспыхнула в Москве особенно ярко...


Полгода назад в “многосерийном” расследовании, посвященном “оборотням” из МУРа, я подробно описал историю одной из многочисленных их жертв — электрика поезда Таллин—Москва Айвара Альяса.

Этот человек был схвачен муровцами в марте 2003-го. Его арестовали под видом наркоторговца (самого торговца они выпустили), подбросив изъятые у настоящего преступника наркотики. Операцией руководили активнейшие члены милицейской банды: полковник Островский, подполковник Владимиров и майор Козар.

Даже непрофессионалу очевидно, что операция эта от начала и до конца была сфабрикована: точно так же по подобным сфальсифицированным обвинениям “оборотни” отправили за решетку десятки людей.

Грешным делом, после выхода газетного материала я надеялся, что и прокуратура, и милицейское следствие вмешаются в судьбу Айвара Альяса, тем более что двое из его тюремщиков за аналогичные провокации сами оказались за решеткой, а третий был объявлен в розыск.

Увы. Круговая порука охраняет надежнее любых запоров. Никто даже не удосужился провести формальную проверку. По сути, адвокату Альяса пришлось вести самостоятельное расследование. Эта хрупкая женщина в одиночку переворошила гору документов, нашла множество свидетелей, которые подтверждали невиновность электрика (следователю все это было недосуг). Целый ряд следственных документов вообще оказался сфальсифицирован. И все равно Айвар Альяс пошел под суд.

В минувшую пятницу случился очередной акт этого беспрецедентного по своему абсурду и цинизму действа. В Мещанский суд был привезен “оборотень” Островский, “разоблачивший” особо опасного наркодельца. К сожалению, он оказался болен типично милицейской пневмонией и почти ничего не помнил. Лишь когда Альяс сказал: да вот же, это он вымогал у меня деньги, — сознание резко вернулось к Островскому. “Ты все врешь!” — закричал полковник, разом потеряв всю свою солидность.

В ходе допроса Островский противоречил сам себе, путался в показаниях, жаловался на плохую память. И то верно: на совести “оборотней” десятки загубленных судеб. Разве всех упомнишь?

А тем временем совсем неподалеку от суда, в знаменитом доме 38 по Петровке, разворачивались события, самым тесным образом связанные с делом “оборотней” и эпидемией ТМП. Начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин объявил о кадровых перестановках в своей епархии. Из 10 начальников окружных УВД он поменял пятерых.

Поводом к таким резким шагам стала прошедшая накануне коллегия ГУВД, на которой заместитель полпреда в ЦФО Владимир Волков разнес в пух и прах столичную милицию. Волков сказал, что показатели ее работы — одни из худших в стране, и Москва тянет назад весь федеральный округ.

Это не пустые слова. Действительно, у ГУВД нет ни одного показателя, которым можно было бы гордиться. По всем линиям работы — итоги в разы хуже общероссийской статистики и даже соседнего Подмосковья. (Для сравнения: если в стране общий процент раскрываемости составляет 56,7% от числа преступлений, в области — 54,9%, то в Москве — всего 36,7%.)

Разумеется, генералы отвечают на это, что в столице, дескать, не укрываются преступления, потому и кривая ползет вверх. Только вот незадача: во время прошлогодней прокурорской проверки было выявлено более семи тысяч незарегистрированных преступлений. 105 (!) трупов столичные милиционеры попросту списали, и эти факты красноречивее любых слов.

Надо наказывать начальников округов за такие провалы? Безусловно, надо. Вопрос в одном: какими методами?

Пятничную замену пяти окружных “шерифов” иначе как профанацией не назовешь. Фактически Пронин снял только двоих начальников округов (Западного и Юго-Западного). Всех остальных он лишь перетасовал. (Сразу вспоминается Карлсон, меняющий мокрые носки: с правой ноги на левую.) Начальник Юго-Восточного округа Агеев переведен в Южный. “Южный” Захаров — в Юго-Западный. Возглавлявший Северо-Восточное УВД Терещенко — направлен на Запад. Если все эти люди не справлялись со своей работой, почему их не снять вовсе? А если справлялись — зачем тогда менять?

Не менее странен и выбор новых начальников. На “укрепление” УВД Северо-Востока отправлен бывший начальник МУРа Виктор Трутнев. Тот самый Трутнев, под носом у которого бесчинствовала банда “оборотней”.

Начальник МУРа не только не мешал им ковать миллионы, но и, напротив, всячески обласкивал: почти всех представлял к наградам, внеочередным званиям, и нередко за откровенную “липу”.

После скандала с “оборотнями” Трутнев добровольно-принудительно покинул кресло. В МУРе начались чистки. А теперь оказывается, что все это — основания для повышения.

Не могу не процитировать открытое письмо генерала Пронина, которое мы опубликовали полгода назад, сразу после серии моих материалов о коррупции в ГУВД. Среди прочего я описывал и позорную роль Виктора Трутнева во всех этих процессах, а также странный милицейский фонд, работающий под его крылом.

“Следует признать, — писал в ответ Пронин, — что в большинстве публикаций А.Хинштейн касается действительно реальных проблем”.

Более странной реакции видеть мне еще не доводилось. Сначала — признать ошибки, а потом поощрить виновных. Одно слово: ТМП.

(Точно так же после серии арестов сотрудников столичного УБЭП начальник ГУВД громогласно объявлял: надо еще посмотреть, чем закончится суд над Скрипкой (зам.начальника УБЭП). На днях Скрипку осудили к 5 годам.)

И ладно бы Трутнева отправили куда-то на отшиб, в Зеленоград. Нет же, в самый оскандалившийся округ последнего времени, где совсем недавно МВД вскрыло банду “гаишников”. Впрочем, в этом тоже есть своя логика. Жить в окружении “оборотней” Трутневу не привыкать...

...В начальной школе учат: от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Об этом знают все. Кроме милицейских генералов. Что ж, все логично. Типично милицейская пневмония сопровождается потерей памяти...

* * *

Нам удалось вчера по телефону связаться с одним из отставленных “шерифов”, бывшим уже начальником УВД Западного округа Алексеем Масловым. Днем ранее он выписался из больницы, куда сразу после отстранения с сердечным приступом его увезла реанимация.

— Вам известно, за что вас сняли?

— Я не сделал ничего такого, за что мне было бы стыдно. Округ работающий, по всем показателям — не самый худший, а по раскрытию тяжких и социально значимых преступлений мы вообще вышли в пятерку. За полтора года работы, считаю, я многого добился.

— Тогда в чем причина?

— Наверное, в том, что я не член команды товарища Пронина. В частности, мы расходимся в отношении к показателям работы. Моя позиция: в первую очередь надо раскрывать тяжкие преступления, а ГУВД делает упор на общий процент. Но это дутые цифры, они распыляют силы, развращают личный состав. Не надо большого ума, чтобы наколотить “куриных ног” — так я называю обвес и обман потребителей.

— Это единственное ваше расхождение с ГУВД?

— Думаю, что немалую роль в моей судьбе сыграла позиция кадров. Когда я принял округ, то вскоре обнаружил, что самой коррумпированной у меня является кадровая служба, о чем и заявил во всеуслышанье. Конечно, Чугунову — зам.начальника ГУВД по кадрам — это не нравилось. А он — не секрет — имеет огромное влияние на Пронина. Кстати, теперь это мне ставят в вину: дескать, я убрал слишком многих проворовавшихся сотрудников.

— Ваша оценка: смена начальников ОУВД изменит ситуацию?

— Если мы доверяем руководителю, зачем его перемещать? Наоборот, чем он дольше находится в должности, тем лучше знает и ситуацию, и обстановку. Это сам Пронин говорил в интервью: чтобы новый руководитель вошел в должность, нужно не менее полутора лет... Вот я как раз это время и проработал... А посмотрите, кто пришел из новых? На СВАО — Трутнев, сослуживец Пронина по Юго-Востоку. На ЮВАО — Бородин, его земляк из Курска.

— Вам уже предложена новая должность?

— Нет. Правда, когда Чугунов уговаривал меня добровольно написать рапорт, то говорил, что мне предложат место начальника СКМ в одном из округов. Но рапорт я писать не стал. Надеялся, что на аттестационной комиссии МВД во всем разберутся... Разобрались... Тем не менее я хочу работать. Я всю жизнь прослужил в Москве, это мой дом. Здесь меня вырастили, здесь сотни друзей, преданных милицейской профессии... Не думал никогда, что придется стать “крайним”.








Партнеры