Барсик, миленький, потерпи!

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 374

Ура! Здравый смысл восторжествовал: Министерство юстиции разрешило резать кошек и собак не по живому, а под наркозом. Ветеринары могут вновь применять кетамин в своей практике, не боясь оказаться за решеткой.

Но можно ли уже сегодня нести своего питомца в ветклинику на операцию?

“МК” провел собственное расследование и с грустью заявляет: в ближайшие 8 месяцев (а может, и год) оперировать животных с обезболиванием по-прежнему нельзя.


В середине февраля состоится первый суд над ветеринарным врачом Константином Садоведовым. Всего “кетаминовых дел” шесть, и за каждым — Человек (да-да, именно с большой буквы). Профессионалы экстра-класса, не способные равнодушно смотреть на чужую боль, причинить вред братьям нашим меньшим, оказались на скамье подсудимых за то, что старались творить добро. Как оказалось, во вред себе.

— В соответствии с федеральным Законом “О наркотических средствах и психотропных веществах” порядок и условия их использования регулирует Правительство РФ. И пока правительство не подпишет документ, ни о каких серьезных операциях не может быть и речи, — говорит Камиль Галимов, главный ветеринарный врач одной из клиник. — А ведь еще предстоит и само лицензирование препарата, что потребует не только времени, но и денег. Разрешенный сейчас к применению рометар только обездвиживает животное, а не обезболивает. Но мы же не коновалы, в этой ситуации собака или кошка в любой момент может умереть на операционном столе от болевого шока. В этом случае мы подпадаем под действие Закона “О жестоком обращении с животными”. Вам покажется странным, но я хочу сказать спасибо Госнаркоконтролю, — с грустью заключает ветеринарный врач. — Если бы они не вскрыли проблему с кетамином, неизвестно, как надолго она бы затянулась.

Буйный глюк

В ветеринарной практике производные кетамина: колипсол, колипсовет, биокетан — разрешены к применению в ветклиниках всего мира. И только у нас ветеринарных врачей попытались представить в роли наркобаронов и наркодилеров.

Многострадальный препарат обладает анестезирующим и анальгезирующим действием — так написано в справочниках по ветеринарии. До последнего времени он также применялся как “добавка” к человеческому наркозу, но человеческие врачи стараются от него отказаться полностью. Выход из кетаминового наркоза очень тяжелый, болезненный, случается, что после операции пациенты ведут себя крайне агрессивно.

По данным ВОЗ, кетамина гидрохлорид в качестве наркотического средства используют всего лишь 0,001% наркоманов, и считать его полноценным наркотиком нельзя.

— Кетамин не наркотик, а сильнодействующий психотропный препарат, галлюциноген. В нашей практике сейчас встречаются лишь единичные случаи его применения, — говорит главный нарколог Департамента здравоохранения Москвы Евгений Брюн. — А лет семь-восемь назад дешевый кетамин был в моде. Но наркоманы его боятся, так как он может повлечь и психоз, и потерю ориентации, и галлюцинации, вызывает тревогу, страх... А регулярное употребление кетамина приводит к хроническим психозам и слабоумию. Все “кетаминщики” очень быстро умирают.

Лицензию на ввоз, вывоз и производство кетамина имеет Московский эндокринный завод. Для его нужд в Россию в 2003 г. было ввезено из Германии 600 кг кетамина гидрохлорида. Но используемый в ветеринарной практике кетамин (он в два раза концентрированнее) у нас сейчас не производится. Его действительно контрабандой везут из Германии, Голландии, Венгрии, Чехии и Индии. Причем немецкий флакон стоит порядка 25—30 долларов, а индийский и того меньше — 15 долларов. Такой “дозы” хватает на несколько операций, и продавать лекарство наркоманам для ветеринаров экономически просто невыгодно.

Купить ветеринарный кетамин в Москве можно без труда. Самый простой способ — поехать на Птичий рынок и там из-под прилавка приобрести заветную ампулу. Открыта продажа и в Интернете — между прочим, на этот товар сейчас наблюдается ажиотажный спрос. Каждый владелец животного старается запастись кетамином про запас: вдруг потребуется четвероногому другу? Так законопослушные граждане становятся нарушителями закона.



Раньше сядешь — раньше выйдешь

Управлением Госнаркоконтроля России по Москве в 2003 г. и в начале 2004 г. проведено 11 мероприятий по выявлению незаконного оборота кетамина: из них 4 — в медицинских учреждениях (возбуждено 4 уголовных дела) и 7 — в ветеринарной практике (возбуждено 6 уголовных дел).

В столице фактически сорвана программа по стерилизации бездомных животных. Дело в том, что в 2001 г. было издано распоряжение за подписью первого заместителя премьера правительства Москвы Бориса Никольского: “В целях стерилизации бездомных животных может применяться кетамин совместно с другими препаратами”. Плановые и экстренные операции проводятся полуподпольно, а ветеринарные клиники с прекрасным оборудованием пустуют, высококлассные специалисты делают животным лишь прививки и стригут когти. Ветеринары боятся: при всей любви к животным за решетку никто не хочет.

— Так и напишите: дела ветеринаров открыты. Ни о каком их прекращении пока не может быть и речи, — кричит в трубку адвокат Евгений Черноусов (он представляет интересы Ассоциации практикующих ветеринарных врачей). — Мы направили письмо в Генпрокуратуру с просьбой о пересмотре “кетаминовых дел”. Насколько мне известно, сегодня эти уголовные дела по распоряжению генпрокурора переданы из Госнаркоконтроля районным прокуратурам — для проведения предварительного расследования.

— Евгений Арсентьевич, вы будете защищать всех пострадавших ветеринаров?

— Нет, на суде я буду представлять интересы врачей двух клиник: “Центр” и “Бон пет”. Им вменяется не только хранение, но и распространение кетамина в особо крупных размерах. Причем формулировка просто гениальная — “путем введения запрещенного психотропного препарата животному”. А вам известно, что “особо крупные размеры” — это от 0,02 г до 1 г? Согласно части 1 ст. 228 УК РФ (незаконное хранение наркотиков и психотропных веществ без цели сбыта) только хранение кетамина карается лишением свободы на срок от 3 до 6 лет. А в частях 3 и 4 (сбыт в особо крупных размерах) — срок от 7 до 15 лет с конфискацией имущества.

Но я все-таки надеюсь, что нам удастся приостановить ход “кетаминовых дел”, так как Минюст подписал соответствующее разрешение, а закон имеет обратную силу. Второй наш аргумент — преступление не большой тяжести и не представляет собой угрозу обществу. И в-третьих, при изъятии вещественных доказательств полицейскими Госнаркоконтроля были допущены грубейшие нарушения закона.

Однако на пресс-конференции, состоявшейся на прошлой неделе, на предположение заместителя руководителя департамента Минсельхозпрома Ивана Рождественского, что уголовные дела ветеринарных врачей могут быть приостановлены, первый замначальника Управления Госнаркоконтроля России по Москве Василий Сорокин довольно резко возразил:

— Оснований для прекращения уголовных дел нет. Люди систематически нарушали закон, и наша обязанность это пресекать.



Господа, вы звери!

Журналистам легко обвинять наркополицейских в бездушии и цинизме. На самом деле они такие же люди, у которых дома семьи и, конечно, хвостатые-полосатые любимцы. “Слава богу, что животные все здоровы и им не требуется операция, а так даже и не знаем, что делать”, — признаются сотрудники в частной беседе.

— Понятно, что ветеринарным врачам сейчас приходится нелегко, — говорит зампредседателя Госнаркоконтроля генерал-лейтенант Александр Михайлов. — Им предстоит еще длительный процесс лицензирования, необходимо отработать схему учет—охрана—ответственность. Но пока не принят закон на уровне правительства, использовать кетамин и его производные в ветеринарной практике нельзя. Хотя положительная динамика налицо — ведь кетамин могли вообще запретить в России. Госнаркоконтроль поставили в весьма щекотливое положение нерадивые чиновники Минсельхоза. Но не реагировать на то, что у нас под носом применяется запрещенное психотропное средство, мы не могли — в противном случае сами стали бы нарушителями закона. Согласен с тем, что ветеринарные врачи отчасти стали крайними. Но в то же время они — первая ступень к легализованному использованию кетамина.

— Выявлены ли контрабандные каналы поступления кетамина из-за рубежа?

— По моим данным, нет. Уголовные дела возбуждены только в отношении ветеринарных врачей. Знаете, я раньше служил в контрразведке, и у нас было такое понятие, как “политическая целесообразность”. На мой взгляд, ущерб, нанесенный ветеринарным клиникам и животным, ничем не оправдан. Правильнее было бы ввести так называемый временный “санитарный коридор” и заранее объявить о том, что, например, с 1 марта применение кетамина будет уголовно преследоваться. Если честно, мы только сейчас вздохнули спокойно, когда всю ответственность за собственное бездействие и некомпетентность взяли на себя Минсельхоз и Минздрав. Тем более обидно, что ветеринарный кетамин с легкостью можно выпускать у нас, а мы даем заработать зарубежным фирмам. По-моему, это неразумно.

Ирина Новожилова, президент Центра защиты прав животных “Вита”, старается хоть как-то повлиять на ситуацию с обезболиванием животных.

— Нами направлены председателю Правительства РФ Михаилу Касьянову письма, в которых российские деятели культуры, искусства и политики — Любовь Полищук, Леонид Ярмольник, Михаил Ширвиндт, Максим Никулин, Елена Камбурова, Денис Евстигнеев, Галина Волчек, Валерия Новодворская — и многие зоозащитные и правозащитные организации просят правительство как можно скорее разобраться и помочь врачам. Довольно гневное и резкое письмо прислала в правительство и известная любительница животных Брижит Бардо. Четыре месяца Минсельхоз утрясал с Минздравом нормативный акт о поправках в список разрешенных в ветеринарии препаратов. Минюст под нажимом гражданской общественности управился за месяц — теперь дело за правительством.







Партнеры