Не суй свой нос. Тем более синий

5 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 203

Посетителей Инженерного корпуса Третьяковки, пришедших на только что открывшуюся выставку группы “Синие носы”, ожидало глубокое разочарование: их в зал №63 просто... не пускали! Доблестные работницы Третьяковки грудью закрывали проход на выставку. “Зал закрыт. Совсем”, — поясняли они, но на любые попытки узнать причины отмены выставки следовало красноречивое молчание.

А между тем во всех афишах значилась новая выставка, да и автоответчик галереи вежливо зазывал в продвинутый зал под номером 63 — зал “актуального искусства”, в котором молодым художникам впервые в старейшей галерее страны предоставили место и время для самовыражения.

Первым в ЦДХ появились фрески очень известного на Западе, да и у нас, художника Георгия Острецова. Острецов забил стены галереи рыжеволосыми панками, соответствующими надписями и образцами заборной живописи. Затем последовали комиксы “Yoga—Party и муравьи-психопаты” Георгия Литичевского. Андрей Ерофеев, заведующий отделом новейших течений в Третьяковке, он же куратор экспериментального зала, восторженно говорил: “Третьяковка, следуя мировым тенденциям, поворачивается лицом к молодым и талантливым”.

После Острецова и Литичевского в освоении зала участвовали Алексей Каллима и группа “Радек”, познакомившие москвичей с лучшими образцами “нонспектакулярного искусства” (искусства, которое незаметно — например, гаишник фиксирует мелом на асфальте аварию). И вдруг — экспериментальный зал закрыт. Закрыт “до особого распоряжения”.

Что же произошло? 63-й зал прикрыли приказом Александра Морозова, одного из замдиректора Третьяковки, специалиста по искусству соцреализма.

— Перед Новым годом в 63-м зале открылась выставка комиксов группы “П.Г.” Публика посчитала проект непристойным. Мы здесь в национальном музее, и следует соблюдать нормы морали. А тут на стенах — ругань, голые женщины.

Против изображения современных реалий — скинхедов, дерущихся с кавказцами, и проституток на улице — запротестовала общественность в лице бабушек-смотрительниц. Комиксам от “П.Г.” разрешили повисеть на исторических стенах лишь неделю.

Куратор выставки Андрей Ерофеев считает, что официальная политика Третьяковки не совпадает с мнением замдиректора, своим приказом закрывшего зал.

— То, что со стороны ученого совета есть желание восстановить работу зала, я уже почувствовал. Просто привыкание к живому искусству всегда идет болезненно, и не только в Третьяковке.

На этот год у галереи были уже договоренности с русскими, немецкими, испанскими и французскими художниками, которых пригласили работать в этом зале. Теперь все эти проекты заморожены.






Партнеры