Перед камикадзе московское метро бессильно,

7 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 208

Нетрудно предсказать, что в ближайшие недели после взрыва будет активно обсуждаться тема повышения мер безопасности в метро. И одним из главных тезисов будет — почему до сих пор, несмотря на все столичные теракты, в таком уязвимом месте, как московский метрополитен, на входах и выходах не были установлены металлоискатели?

По этому поводу у руководства города и Московского метрополитена сложилась твердая позиция.

— Во-первых, взрывное устройство может и не иметь металлических частей или оболочек. Во-вторых, при такой плотности потока пассажиров, как в метро, ни один металлоискатель эффективен не будет. Но мы производим постоянный контроль за местами, где возможны закладки, — в свое время говорил начальник Московского метрополитена Дмитрий Гаев в интервью “МК”.

Но, как заметил Гаев, “бессмысленно говорить о безопасности в метро только применительно к террористам-камикадзе”. Его слова, к сожалению, подтвердились.

Ну а если ЧП все-таки произошло, в метро отработана система пожаротушения и эвакуации. Во-первых, в современных вагонах используется минимум горючих материалов.

— Обычные серийные вагоны имеют металлический кузов и внутреннюю отделку из специального пластика, — сказали “МК” в объединении “Метровагонмаш”. — На испытаниях такие вагоны сгорают за 40 минут при условии, что постоянно поддерживается температура 700—800 градусов.

Кроме обычных огнетушителей каждый вагон оборудован автоматической системой пожаротушения. Чтобы избежать распространения пожара, переходы между вагонами закрыты. Это, кстати, помогает избежать давки и паники при эвакуации.

А во время нее пассажиров организованно, за вагоном вагон, выводят на обесточенные пути и ведут к станции. Перед каждым въездом и выездом из тоннеля прямо на путях в собранном виде лежат эвакуационные мостки. Их собирают в считанные минуты. Мост укрепляется над путями на уровне платформы, вниз же ведет широкий сход. Эта операция и была проделана, эвакуация прошла в нормальном режиме.

— Глубокие тоннели московской подземки обычно отделывают чугуном или железобетоном, мелкие — железобетоном, — сказал “МК” вице-президент “Метрогипротранса” Сергей Лубецкий.


Справка “МК”. Тоннель, в котором произошел взрыв, — старый, глубокого залегания, строился в 40-е годы, да еще и проходит под рекой. Так что прочность там повышенная. При движении от “Павелецкой” (глубина залегания 33,5 метра) до “Автозаводской” (глубина залегания 11 метров) поезд шел на подъем. Длина этого перегона — более двух километров, он считается одним из самых протяженных в столичной подземке.

* * *

На большинстве станций метрополитена видеокамеры работают уже два года. Раньше “картинка” с них никуда не транслировалась, а лишь записывалась на кассету. Чтобы моментально узнать, что происходит на платформе, диспетчеру либо дежурному милиционеру приходилось довольствоваться устным пересказом сотрудника метрополитена.

Однако после взрыва на “Белорусской” система связи с дежурным в головном офисе подземки была изменена. Теперь ему достаточно лишь нажать на кнопку, и изображение станции высветится перед ними на специальном экране. Это упростило разбор происшествий и нештатных ситуаций. Чтобы камеры не разбивали, их расположили на высоте 3—4 метров.

Однако в основном камеры установили в тех точках, где расположены переходы между станциями. Там количество камер может достигать 25—30. Они включены круглосуточно, а запись в цифровом формате хранится три дня на жестком диске (планируется увеличить этот срок до месяца).

Сотрудникам ФСБ и МВД предстоит проверить видеокамеры 19 станций метро, включая “легкое”. Наиболее интересны те, где есть пересадка, а также две (“Каширская” и “Царицыно”), на которых можно сделать пересадку с железнодорожной станции. Сколько времени займет эта работа — сказать трудно.

Видеокамеры же в вагонах только планируют установить. Пока существует лишь один “видеопоезд”. И очень трудно себе представить, что увидит машинист посредством камеры в час пик.

Конечно, есть еще милицейские патрули, курсирующие по вагонам. Но они больше обращают внимания на бомжей и попрошаек. Либо в переходах тормозят приезжих. К тому же, зайдя на станции в вагон, патрульный ничего не сможет сделать с подозрительной сумкой или чемоданом — даже если его заметит — до следующей остановки. В лучшем случае он передаст информацию машинисту.








Партнеры