Война за взносы

13 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 489

Горно-металлургический профсоюз (ГМПР) никак не может пережить своей неудачи — вот уже второй месяц он пикетирует все что может. Распространяет листовки, как во времена революции. В чем же суть конфликта? А дело в том, что сразу на нескольких промышленных предприятиях страны самоликвидировался профсоюз. За ненадобностью.

Только в Волгоградской области, на Волгоградском трубном заводе (входит в состав промышленной группы “МАИР”), из профсоюзной организации добровольно вышли 162 человека. Волгоградский областной Совет профсоюзов, получавший ежегодные значительные отчисления, вероятно, не смог оправиться от столь серьезной финансовой потери. И обвинил во всех смертных грехах новую администрацию завода. Были даже такие заявления, что рабочие, дескать, сами не понимают, какого счастья лишились. Как только стало ясно, что профсоюзная организация уже не представляет реальной силы, предприятия группы стали посещать бесконечные проверки трудовых инспекций.

Одним из главных аргументов защитников рабочей демократии стала якобы несвоевременная выплата заработной платы. Но простите, а где же были профсоюзы в 2000 году, когда предприятие являлось банкротом и рабочие не получали зарплату месяцами? Однако зарплата рабочих завода после прихода новых владельцев выплачивается регулярно. Более того, она намного выше средней по области и в отрасли. Однако довод о зарплате, наверное, относится к самим лидерам профсоюза. Кстати, по словам пресс-секретаря ПГ “МАИР” Андрея Гудкова, по имеющимся у компании данным, один из лидеров ГМПР, рьяно заступающихся за рабочих, ездит на личном новеньком “Форде-Фокусе”. Интересно, он сам смог купить иномарку или это чей-то “скромный подарок”?

— Стоит обратить внимание, что, когда новое руководство только пришло на завод, профсоюзных лидеров все устраивало. Тогда они не организовывали пикеты и не разбрасывали листовки, — говорит пресс-секретарь ПГ “МАИР”.

За все время, пока новый собственник находится на предприятии, никакой помощи от профсоюзов администрация завода не увидела. Мы не увидели от них никакой реальной поддержки, когда она нам действительно была нужна — например, в прошлом году, когда практически все трубные заводы испытывали дефицит сырья. Профсоюзы были немы и слепы.

— В итоге в декабре прошлого года председатель профкома Волгоградского трубного завода получил пачку заявлений от работников “ВЭСТ-МД” о выходе из профсоюза, — продолжает Гудков, — значит, сами рабочие перестали верить в его силу?

Аналогичная ситуация происходит одновременно на других предприятиях компании. Умерла профсоюзная организация на предприятии “Орелвтормет”, на последнем издыхании профсоюз ОАО “Сулинский металлургический завод”.

— Рабочие не видят пользы от своей профсоюзной организации. Взносы платят, а отдачи никакой, — говорит Гудков. — При этом администрация завода, а не профсоюзы, занимается социалкой, обеспечивает необходимым на вредном производстве молоком. Детей летом отправляют в лагеря за счет завода, есть столовая, база отдыха, сотрудники поправляют здоровье в санаториях по льготным путевкам. Профсоюзные лидеры требовали, чтобы мы заставили своих работников платить взносы через бухгалтерию. Это позволило бы им получать взносы в массовом порядке, а сами они этого обеспечить не могли. Мы отказались заставлять рабочих платить — это не в наших правилах. В наших правах потребовать отчет о расходовании этих взносов: кто расходует, на что расходуются и как расходуются.

При этом стоит обратить внимание на то, что, пока профсоюзные боссы и привозимые ими на пикеты манифестанты разворачивают агитацию против компании, завод продолжает спокойно работать. Его не лихорадит, руководство не бьется в истерике, все происходит в обычном режиме. Более того, руководство компании отнюдь не против профсоюзных организаций как таковых. Но это должны быть структуры, которые реально заботятся о рабочих. Чтобы было видно, куда уходят взносы. И кто сказал, что это должна быть именно существующая ныне профсоюзная структура? Разве мало у нас независимых профсоюзов? Не за них ли ратовали еще несколько лет назад правозащитники и демократы? Так что действия отвергнутых профсоюзов больше напоминают хорошо организованную, продуманную PR-кампанию для спасения собственного имиджа и репутации.

— Настало время менять всю профсоюзную номенклатуру ГМПР, — говорит Андрей Гудков. — Складывается такое впечатление, что руководство профсоюзов впало в спячку лет пятнадцать назад и проснулось только сегодня, не понимая, что происходит вокруг и в какой стране они находятся. Устарели методы работы, ничего, кроме демагогии, нынешний руководящий состав предложить не может: он морально устарел, со своими функциями не справляется.




    Партнеры