Приключения Брюллова

14 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 387

Вчера свое место в постоянной экспозиции зала Брюллова занял единственный известный пейзаж кисти великого живописца — “Вид форта Пику на острове Мадейра”. Этому событию предшествовала почти детективная история, которая стала известна только сейчас — до последнего момента сотрудники Третьяковки не разглашали ее, боясь сорвать невероятно трудный процесс покупки шедевра.


Tри года назад старший научный сотрудник Третьяковской галереи Елена Бехтиева взяла отпуск и отправилась на португальский остров Мадейра с единственной целью: выяснить, не остались ли там неизвестные картины художника Карла Брюллова. До тех пор было известно, что великий живописец находился на острове на лечении, но писал ли он при этом картины — сей факт подтверждал лишь найденный в частной коллекции портрет Анны Багратион, написанный как раз в то время. Портрет был выкуплен советским правительством в 60-х годах ХХ века. Больше никаких свидетельств пребывания Брюллова на Мадейре не было. До тех пор, пока туда не приехала Елена Бехтиева. Она общалась с местными антикварами и музейщиками, пока наконец кто-то не сказал ей, что у некой жительницы острова вроде бы висит картина какого-то русского художника. Но надо было знать владелицу, как теперь стало ясно, полотна Брюллова. Когда Бехтиева вышла на нее, донна Маргарита Лемуш Гомеш первым делом перепугалась — она решила, что милые интеллигентные искусствоведы из России есть не что иное, как... “русская мафия”, которая приехала ее грабить. Стереотипы, видимо, настолько опутали голову бедной женщины, что она к тому же написала заявление в Интерпол. И Елена Бехтиева, вместо того чтобы вести с владелицей шедевра конструктивные переговоры, писала объяснительные в правоохранительные органы. До тех пор, пока в дело не вступили дипломаты. Как теперь говорят в Третьяковке, ведомство Игоря Иванова, который тоже присутствовал на торжестве в галерее, сделало все возможное и невозможное, чтобы простая женщина с португальского острова поверила наконец, что русские состоят не только из мафии.

Все эти годы вокруг шедевра Брюллова происходили постоянные телодвижения. Вдруг начали множиться конкуренты, которые сулили владелице бешеные деньги за картину. Теперь говорят, что только нехарактерная оперативность наших чиновников сделала свое доброе дело. Оперативно устроили выездную экспертизу, которая доказала, что на Мадейре находится действительно Брюллов. Уговорили госпожу Гомеш, что он должен находиться исключительно в России. Невероятно быстро нашли деньги — их выделил резервный фонд Президента России (6 миллионов 129 тысяч рублей) и немного добавил Минкульт. Дело закончилось тем, что теперь бывшая уже владелица картины Брюллова в мае намеревается посетить Москву, чтобы воочию увидеть в экспозиции Третьяковки свое бывшее сокровище, а под ним — табличку со своим именем: это было одним из главных ее условий при продаже.

Пейзаж Брюллова стал 53-й по счету картиной великого живописца в фондах Третьяковской галереи. Однако ценность его особая — это единственный в его творчестве “чистый пейзаж”. Видимо, вид форта Пику настолько поразил художника, что он просто не мог не написать его. Картина не была закончена и, уезжая с Мадейры, Брюллов подарил ее своему лечащему врачу — Антониу Алвешу да Силва. За 150 лет пейзаж только один раз поменял владельца и ни разу не подвергался реставрации. Сейчас он висит на специальном стенде в 9-м, “брюлловском”, зале в первозданном виде, который ему вернули реставраторы Третьяковки.

На торжественной церемонии главной виновницей праздника была, безусловно, Елена Бехтиева. Но многие подчеркивали большую активность в возвращении произведений русского искусства и ведомство Игоря Иванова. Известно, что МИД принял самое непосредственное участие в возвращении картины Венецианова, теперь Брюллова. И, как нам по секрету сообщила главный хранитель Третьяковки Лидия Ромашкова, в скором времени Иванов пообещал еще один сюрприз. Какой — пока тайна.




Партнеры