Кошмар-парк

16 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 1705

“Это не теракт! Это не теракт!” — как заклинание, сразу начинали твердить все руководители, едва проинспектировав на глазок страшные завалы “Трансвааль-парка”.

А что — погибнуть от чьей-то халатности, разгильдяйства или воровства менее страшно?

Организаторов и исполнителей теракта теоретически можно поймать и предъявить обезумевшим от горя родителям погибших детей: это он пустил вашу жизнь под откос, ату его! И сердечная боль, возможно, чуть-чуть притупится: “Не плачь, кровинушка моя, твой убийца наказан по справедливости...”

Но что такое “причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей”? Это диагноз всей нашей стране, лишающий ее граждан любых надежд. Здесь не поможешь ни милицейским усилением, ни металлоискателем. Воровали и халтурили у нас всегда — и где обрушится следующая крыша, где провалится пол, где сойдет с рельсов поезд из-за неприкрученных колес, не знает никто.


Тот, кто пришел вечером в День святого Валентина в “Трансвааль-парк” и уцелел, всю оставшуюся жизнь будут отмечать 14 февраля свой второй день рождения.

Корреспонденты “МК” прибыли на место происшествия одними из первых, когда раскуроченный аквапарк был еще в дыму — от обрушения и испарений теплой воды бассейнов. Масштабы разрушений, не видя, представить было очень трудно. Скромные описания типа “обрушился стеклянный купол” не передают и малой толики катастрофы. Комплекс как будто разрезало пополам. Уродливые балки торчали в разные стороны, и трудно было себе представить, что под ними еще могут находиться живые люди — настолько спрессованными казались металлоконструкции.

— Я живу здесь рядом и часто хожу в аквапарк, — рассказал “МК” 32-летний Сергей Понкратов. Он нервно курит. Еще бы: задержись Сергей в воде хотя бы еще на полчаса... — Я как раз только вышел, и тут ухнуло. Как-то не сразу, какой-то сначала скрежет был. Хлопка я не слышал. Вот уж точно в Бога начнешь верить!

По словам Сергея, народу в аквапарке было как в обычные выходные. Разве что в детском бассейне царило некоторое непривычное оживление: там справляли день рождения, и с группой детей организованно играли взрослые.

19.20. Прибыли первые машины “скорой помощи”, а также пожарные наряды и спасатели МЧС и Московской службы спасения. На месте происшествия — жуткая паника. Окровавленные люди в одних купальниках выбегали на улицу. Всего в этот час в “Трансвааль-парке” находилось около 1300 человек. Непосредственно в бассейн продано 426 билетов.

14-летний Дима Долгов в это время был с приятелями в боулинге, который находится в подвале комплекса.

— Мы в компании отмечали день рождения одного из наших приятелей. Как раз играли в боулинг, когда все это началось. Услышав треск, я сначала подумал, что это так громко столкнулись шары, а потом из бара и дискотеки побежали люди. Их было очень много, почти все в крови. Я сам и мои друзья не пострадали. Крыша рухнула на тех, кто купался в бассейне...

19.40. К месту трагедии стянуты значительные силы спасателей, одна за одной подъезжают и тут же отъезжают, забрав очередного пострадавшего, кареты “скорой помощи”.

— Боже мой, наши уже в больнице! — кричит женщина в телефон. — И Третьяков, и Савинов... Я только не знаю в какой — надо выяснить.

19.50. В толпе зевак возле развлекательного комплекса ходят разные слухи о причинах катастрофы. Задолго до того, как официальные лица начали опровергать версию о теракте, корреспонденту “МК” удалось поговорить с работниками аквапарка, несколькими молодыми людьми лет 18.

— Мы услышали по радио, что перекрытия рухнули под тяжестью выпавшего снега, который вовремя не убрали. Заявляем официально, что снег здесь ни при чем. Каждое утро, с 7 до 9 часов, специальная службы очищает всю поверхность крыши от снега, даже если нет осадков. А как иначе? Ведь для того, чтобы осветить все внутри, ламп дневного света явно недостаточно.

— И все-таки, если это снег?

— Перекрытие толщиной всего в один сантиметр выдерживает вес в 300 килограммов...

20.00. На место трагедии начинают подтягиваться официальные лица. Первыми прибыли мэр столицы Юрий Лужков и глава МЧС Сергей Шойгу. Вслед за ними — прокурор Москвы Анатолий Зуев. Есть уже первая информация о пострадавших — один человек погиб и тридцать ранено. К месту происшествия отправлено 29 бригад “скорой помощи”.

21.00. Стало известно, что из-под завалов извлечены тела четверых погибших. Это две женщины и двое мужчин. Еще двух человек достали в тяжелом состоянии.

Корреспондентам “МК” удалось проникнуть внутрь комплекса. Увиденное просто шокировало. Вся левая сторона здания представляла собой декорацию к фантастическому фильму о конце света. Металлические конструкции вывернуло наизнанку, в самом здании по щиколотку воды. Она залила коридоры, включая кабинеты руководства, где стояла оргтехника, а также кафетерий. У лестницы, ведущей к пандусу главного входа, спасатели раздавали охапки “солдатских” одеял, чтобы укрыть раненых. Тут же толпились родители ребят, которые в момент катастрофы плескались в детском бассейне. Их подпустили поближе к месту трагедии. Остальных обезумевших от беспокойства родственников ни за что не хотели пропускать к зданию. На на все вопросы о том, где выяснить судьбу оставшихся под развалинами и раненых, милиционеры вполне резонно отвечали: “А как их имена определишь, если они все голые?”

21.25. К аквапарку подъезжают 4 автобуса для эвакуации посетителей, которым не требуется медицинской помощи. Многие из них уже самостоятельно разъехались по домам. Но большинство даже не смогли одеться — их верхняя одежда осталась в раздевалке.

Корреспондент “МК” одолжил мечущейся между милицейскими кордонами женщине мобильный телефон: она пыталась узнать судьбу дочки, которая как раз пошла в аквапарк. Услышав заветный голос в трубке, она едва не упала в обморок от счастья: 13-летняя Света уже часа полтора как дома и смотрит по телевизору подробности катастрофы...

Между тем с места трагедии госпитализированы уже 39 человек, из-под завалов извлечено пятеро погибших. Сообщается, что ранения получили до 60 посетителей. А прокуратура Москвы уже возбудила уголовное дело по статье 109 УК РФ — “причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей двум или более лицам”.

Дежурим у машин “скорой”. К фельдшеру подходит мужчина, спрашивает: “У меня дома сидят пострадавшие — трое взрослых и ребенок. Резаные раны, звоню “03”, а там говорят, что машин нет, все здесь, велели идти на место и вызывать”.

— Что я могу сделать, — говорит фельдшер Залина, — у меня приказ быть здесь. Уехать не могу. Попробуйте обратиться в штаб...

Обходим аквапарк со стороны леса. Там тоже оцепление, но не такое строгое. У “черного входа” стоят труповозки — те же “скорые”, но без прозрачных стекол. Из здания выходят спасатели, вынося очередного погибшего...

— Каша там. Не знаем, когда и разберем.

Водитель “скорой” устало осматривает вереницу машин-“коллег”:

— Вот так же в 77-м мы ждали своей очереди — когда гостиница “Россия” горела. Не везет Москве...

22.09. Из-под завалов извлечены шестеро погибших. На место трагедии прибывают спасатели с собаками, а также специалист в водолазном костюме — чтобы работать в бассейне. Вода уже начала замерзать, поэтому к месту подтягивается специальная “отопительная” техника. Выживших, но застрявших под завалами людей планируется обогревать, чтобы они не погибли от переохлаждения.

23.44. Новое страшное известие — рухнул еще один большой фрагмент купола. Трудно судить, привел ли этот инцидент к новым жертвам. Спасатели слили из бассейнов воду, которая уже стала покрываться коркой льда.

0.10. Спасатели приступили к разбору завалов с помощью четырех специальных кранов. Частично разбор осуществляется вручную, поскольку есть надежда спасти живых людей.

За оцеплением по-прежнему остается довольно много родственников и друзей тех, кто был в тот час в аквапарке.

— У меня туда двое друзей пошли, парень и девушка, — мрачно сплевывает бритоголовый пацан лет семнадцати. — Я попозже подъехал, где-то в восемь часов. И вот я здесь, а они... Где они?!

Журналиста “МК” дергает за рукав какая-то женщина:

— Вы не знаете, там спасательные круги выдают? У меня дочка пошла туда, ей четырнадцать, она плавать не умеет...

— Мамаша, какие круги?! — грубо отвечает кто-то из зевак. — Там груды железа!

На него тут же шикают. А дама твердит свое:

— Нет, вы поймите, она очень утонуть боялась...

1.00. Страшная находка: из-под завалов извлечено тело погибшего ребенка. И тут же радостная новость: удалось высвободить женщину. Она жива, но находится в тяжелом состоянии.

2.28. На месте трагедии находятся несколько теплогенераторов, которые поддерживают плюсовую температуру в эпицентре обрушения. Спасатели уже устали. На смену им должны прибыть курсанты Академии гражданской защиты МЧС РФ и Академии противопожарной службы МЧС РФ. Сергей Шойгу руководит действиями подчиненных из штаба, который находится в фойе аквапарка.

10.00 Поступают новые данные — погибших уже 24. Разговариваем с бойцами учебного центра Управления противопожарной службы Московской области.

— Мы с семи утра разгребаем завалы, — нервно курит пожарный Андрей. — Подменили наших ребят, которые работали здесь всю ночь. В шесть часов вечера они снова нас сменят. Живых людей под завалами уже точно нет. Если кого-то и не придавило, то они все равно уже окоченели. Все же были мокрые, в одних купальниках, а на улице жуткий мороз. Правда, специальным компрессором под плиты закачивают теплый воздух, но теплее там не становится.

— Там все в крови, — перебивает коллегу спасатель Сергей. — Почти все плиты в бурых и белых пятнах — наверное, от человеческих мозгов. Кто знает, может, и нас завалит. Видите, еще арматуры свисают, того и гляди обвалятся...

— Зато кормят нас хорошо, — говорит другой пожарный, Михаил. — Работники аквапарка постоянно чай, кофе предлагают, чтобы согреться.

— Прежде чем отправлять личный состав на завалы, мы их проинструктировали о правилах безопасности, — говорит командир подольских пожарных. — Главное, чтобы внимательно смотрели себе под ноги. Не наступали на металлические пластины, которые сильно обледенели от влажности на морозе. Обходили доски с торчащими гвоздями и не лезли под свисающую арматуру. Я лично слежу за этим. Одна группа спасателей работает час и два часа отдыхает, а потом снова заступает на смену. Если и дальше будем работать в таком режиме, к ночи, думаем, завалы разберем.

12.00 По словам милиционеров, охраняющих центральные ворота аквапарка от журналистов и просто любопытных прохожих, все сотрудники “Трансвааль-парка” пришли утром на работу, как обычно. Их было приказано пропустить. Обратно никто из них не выходил.

Вся территория парка оцеплена солдатами срочниками саперного батальона.

— Мерзнем здесь с самого рассвета, — юный солдатик приплясывает на месте, пытаясь хотя бы чуть-чуть согреться. — Подъем сегодня в 4 утра объявили. Но от такого зрелища мы здесь быстро проснулись. Я сам видел, как тела выносили. Все голые, и детей много...

12.15 Удается очистить от завалов центральную чашу бассейна.

ТАЙНА, ПОКРЫТАЯ БРАКОМ
Рухнувшую крышу построили не по тем нормам

После того как ФСБ и ГУВД заявили, что о теракте в связи с трагедией в “Трансвааль-парке” говорить не приходится, основные версии свелись к техническим просчетам в строительстве и нарушению правил эксплуатации.

Многие эксперты склоняются к версии о роковом стечении обстоятельств. Свое влияние оказало все понемногу: и скопление снега, и конденсат, впитывающийся в бетонную крышу, и просчеты в проекте, и недоделки при строительстве. Каждую из этих версий вместе со специалистами проверили журналисты “МК”.



Версия 1. Ошибки при выборе бетона

— Пока рано говорить об этом, — заявил “МК” директор НИИ бетона и железобетона Андрей ЗВЕЗДОВ. — Ни я, ни кто-нибудь другой сейчас ничего конкретного вам не скажет. В понедельник будет создана специальная комиссия, которая исследует останки здания и характер разрушения. Только тогда можно будет сделать предварительные выводы. Но истина будет восстановлена быстро, я в этом не сомневаюсь. Что касается нашего института, то мы действительно осуществляли надзор в процессе строительства “Трансвааль-парка”, и, насколько мне известно, никаких серьезных претензий со стороны наших специалистов к застройщику не было...

Однако уже сейчас говорят, что низкое качество бетона видно, что называется, невооруженным глазом (об этом — другой материал на той же странице). И к качеству бетона, похоже, будет очень много вопросов.



Версия 2. Ошибки в проекте

Генеральным проектировщиком аквапарка было ЗАО “Курортпроект”. Это достаточно уважаемая в строительных кругах организация, на счету которой — проекты раздвижной крыши над Большой спортивной ареной в Лужниках, куполов храма Христа Спасителя, конструкций торгового центра под Манежной площадью, Гостиного Двора, реконструкция Большого театра и т.д.

— Что это может быть теоретически? — продолжает Звездов. — Я прекрасно знаю главного архитектора проекта аквапарка в Ясеневе — Нодара Канчели. Мы много с ним работали на самых разных столичных объектах. Он профессионал высокого класса...

Самого Нодара Канчели следствие уже допросило. Он сообщил, что во время возведения объекта претензий к строителям у него не было.



Версия 3. Ошибки природы

Эксперты однозначно относят закрытые аквапарки к гидротехническим объектам повышенной сложности. В Москве ситуация усугубляется из-за тяжелых погодных условий. Перепады температур становятся бичом для всех бетонных конструкций, а для крыш и стен аквапарков — вдвойне: ведь внутри таких зданий искусственно создается субтропический климат. Средняя температура воды в бассейнах +26 градусов, температура воздуха +27°, влажность 60%. При таких условиях с каждого кв. м водной поверхности испаряется 230 г воды в час. Эти пары частично поглощаются специальными приборами, а частично оседают на более холодных стенах и потолке, что приводит к их постепенному намоканию.

Хорошо, когда на улице при этом плюсовая температура или стабильный минус. Никаких особых проблем это доставлять не должно. Ну, окна запотеют, ну, плесень выступит. Намного хуже, если температура “скачет”. Тогда попавшая в бетон влага, то замерзая, то снова оттаивая, начинает медленно разрушать конструкцию изнутри.

“Особенно опасной является коррозия арматуры железобетонных конструкций, а также образование трещин в кирпичной кладке и шлакобетонной кладке при замерзании влаги, проникающей под действием конденсации в толщу наружных ограждений. Печальным итогом в ряде случаев является полное разрушение здания либо его непригодность к дальнейшей эксплуатации”, — указывает в своем докладе “Теплофизические проблемы при проектировании аквапарков” инженер-консультант Валерий Горегляд.

По словам экспертов, справиться с этой проблемой можно за счет постоянного осушения воздуха. Для этого внутри влажной зоны аквапарка должен быть установлен центральный кондиционер производительностью 100000 м3/ч. Имелась ли такая установка в “Трансвааль-парке” и насколько правильно она использовалась — предстоит выяснить комиссии.



Версия 4. Ошибки строителей

Другой вопрос, которым, без сомнения, займутся эксперты, — качество строительства. Как известно, генподрядчиком на объекте была турецкая фирма “Кочак иншаат лимитед”. Руководителей фирмы уже допросили сотрудники прокуратуры, но пока не задержали. (К слову, когда две недели назад рухнул жилой дом в центре Анкары, архитектор и прораб стройки были немедленно арестованы.) Турки строят в Москве много, но берут, как известно, не столько качеством, сколько ценой. В отличие от западных фирм они, по желанию заказчика, с легкостью соглашаются на удешевление проекта и даже начинают работы без предоплаты. Чем это чревато — тоже не секрет. На турецких объектах то и дело возникают протечки, обвал штукатурки, трещины стен и т.п. Самый вопиющий пример — крыша “Газпрома”. Говорят, она протекла аккурат над кабинетом Рема Вяхирева, доставив немало неприятных минут его хозяину.

Вчера почти все руководство фирмы “Кочак иншаат лимитед” провело день в беседах со следователями. Одного из руководителей удалось допросить и нам. Как сказал “МК” представитель фирмы, рухнуло не стеклянное перекрытие, как утверждалось сначала, а бетонное. Оно было в своем роде уникальным — состояло практически из одной плиты, в состав которой входили различные породы грунтов. Что же касается возможных причин обрушения, в том числе и недоделок при строительстве, представители фирмы от комментариев отказались.



Версия 5. ОШИБКИ ИНЖЕНЕРОВ

Самая “горячая” версия, выдвинутая сразу же после катастрофы, — крыша просела под тяжестью снега. Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к специалисту по проектированию зданий главному инженеру ЗАО “Дар Водгео” Александру ШЕВЧИКУ.

— Насколько вероятна версия о том, что купол мог рухнуть под тяжестью снега?

— Вполне вероятна. Здание аквапарка проектировалось по старым СНиПам (строительным нормам и правилам. — Авт.), в которых расчетная снеговая нагрузка — 140 кг на кв. м. Для нашего климата, с нашими обильными снегопадами, это катастрофически заниженная цифра.

— Почему ее использовали в расчетах?

— Об этом нужно спросить в Госстрое. Проектировщики на протяжении десяти лет ставили перед Госстроем вопрос об ужесточении норматива, говорили, что в конце концов это может привести к трагедии. Но чиновники по непонятным причинам тянули с ответом. Наконец в июле прошлого года норма была пересмотрена, и теперь она составляет 210 кг/кв. м. Но аквапарк в Ясеневе строился по старым расчетам...

— Крыша не ровная, а с изгибами сложной конструкции. Эти нормативы подходят и для таких поверхностей?

— Конечно нет. Они подходят только при условии, что снеговая масса распределена равномерно по всей поверхности. Поэтому встает еще один вопрос: насколько скрупулезно проектировщики учитывали т.н. снеговые мешки — места, куда снег мог “стекать” и скапливаться? В этих точках нагрузка увеличивается в десятки раз.

— Можно допустить, что в расчеты вкралась ошибка?

— Об этом трудно говорить, не имея перед собой проектной документации. Скажу одно: раньше проектированием занимался только Госстрой, и все расчеты строго проверялись и перепроверялись. А в последние годы число проектных организаций выросло в сотни раз, и проконтролировать каждую нереально. Тем более что “Трансвааль-парк” — не городской проект, а частный. Я думаю, эксперты, которые работают на месте трагедии, найдут точную причину случившегося...

Как стало известно “МК”, специалисты инспекции архитектурно-строительного надзора Москвы уже взяли пробы бетона, металла и других несущих конструкций рухнувшей крыши. Их экспертиза позволит оценить и качество использованных стройматериалов.

Тем временем власти Москвы собираются провести серьезную ревизию всех зданий со сложными кровлями. Об этом сообщил вице-мэр города Валерий Шанцев.


ИЗ ДОСЬЕ “МК”. Турецкая строительная экспансия в Москву началась в 1988 году, когда по линии соглашения о поставках газа в столицу России фирма “Энка” начала реставрацию Петровского пассажа. Турецкие строители восстанавливали Белый дом после обстрела 1993 года, строили комплекс зданий московской мэрии на Тверской, реконструировали ГУМ и здание Государственной думы. В 1993—1995 годах турецкие фирмы построили новое здание РАО “Газпром” на улице Наметкина в счет долгов Турции перед СССР.

Турецкая фирма “Кочак Иншаат” построила в Москве здания Национального резервного банка на Старой Басманной и жилищно-административного комплекса, а также сеть отелей в Пицунде и здание университета со студенческим городком в Ханты-Мансийске, вела работы в Казани, Омске, Сургуте, Самаре. По данным СМИ, аквапарк, аналогичный московскому, эта фирма собиралась построить в Ханты-Мансийске (там есть ее официальное представительство).



Сергей ШОЙГУ: "Я надеюсь, что правоохранительные органы разберутся с этим делом, потому что ТАКИЕ ВЕЩИ ПРОЩАТЬ НЕЛЬЗЯ"



КАКИЕ УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА ВОЗБУЖДАЛИСЬ ПРИ ОБРУШЕНИЯХ ЗДАНИЙ

Июнь 1999 г. — прокуратура Санкт-Петербурга возбудила уголовное дело по факту обрушения бетонного козырька на станции метро “Сенная площадь” (под завалами погибло 7 человек). Позднее дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Декабрь 1999 г. — в городе Зернограде (Ростовская область) обрушились межэтажные перекрытия 4-этажного жилого дома. Погибли 10 человек и 5 были ранены. Прокуратура Ростовской области возбудила уголовное дело по статье “халатность”.

3 июня 2002 г. — в Санкт-Петербурге на Двинской обрушился первый подъезд 9-этажного здания общежития Балтийского морского пароходства, в результате погибли 4 человека. Прокуратура Кировского административного района Санкт-Петербурга возбудила в отношении строителей уголовное дело по ст. 216 УК РФ — “нарушение правил безопасности при производстве горных, строительных и иных работ”. Но 11 января 2004 г. это дело было прекращено — за истечением сроков давности. Кроме того, по данным СМИ, все руководители строительных трестов, допустивших брак, который привел к трагедии, к окончанию расследования уже скончались.

1 июня 2003 г. — в Барнауле в результате обрушения зрительских трибун цирка-шапито пострадали 13 человек, двое из них (в том числе ребенок) были госпитализированы с переломами. Возбуждено уголовное дело.



КТО ОТВЕТИТ ЗА ТРАГЕДИЮ?

Как видно из нашего досье, в случаях, аналогичных субботней трагедии, привлечь к уголовной ответственности почти никого не удавалось. Конечно, нам, как и Сергею Кужугетовичу, очень хочется верить, что виновные в катастрофе понесут ответственность. А кто реально может быть наказан за обрушение крыши аквакомплекса?

В течение ночи и с утра около “Трансвааль-парка” побывало много московских чиновников. Особенно больно было смотреть на префекта Юго-Западного округа Виноградова. “Госпитализировано 110 человек”, — бросали на ходу спасатели. “Как 110? — бледнел префект. — Минуту назад было 108”. О погибших он даже не спрашивал. Очевидно, что трагедия в аквапарке может стоить должности многим чиновникам Юго-Западной префектуры. Говорят, когда “Трансвааль” сдавался в эксплуатацию, акт приемочной комиссии подписал один из заместителей префекта. Где в это время был сам Виноградов, предстоит разбираться следствию.

В тяжелую ситуацию попал также главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Его судьба, очевидно, будет зависеть от того, к каким выводам придет проектная экспертиза. Пока все склоняются к тому, что в “Курортпроекте” не могли ошибиться в расчетах. Тем не менее никаких железных алиби у проектировщиков не существует: крыша над “Трансвааль-парком” была уникальной в своем роде.


ИЗ ДОСЬЕ “МК”

Единственный в столице “Трансвааль-парк” был построен за полтора года и открыт к Дню города в сентябре 2002 года. Инвестором и владельцем аквапарка стала девелоперская компания “Европейские Технологии и Сервис” при финансовой поддержке Сбербанка России. Комплекс обошелся в $40 млн. Общая площадь комплекса — 20200 кв. м, собственно аквапарком занято 7 тыс. кв. м. Все работы выполнила российская компания “Евротехника”, а дизайн принадлежит фирме “Архитектура, технология и строительство”.

Билет стоит около 700 рублей за три часа (в зависимости от дня недели), без учета скидок для студентов, детей и других категорий. Для сравнения: билет в схожий по типу финский аквапарк “Серена” (крупнейший в Европе) стоит 11—15 евро. Страхованием в аквапарке ведала СК “Пари”. Посетителей по желанию страховали на 40 тыс. рублей. В тот вечер, когда произошла катастрофа, по предварительным данным, застраховались около 40% посетителей. Стандартная наполняемость в выходной день — до двух тысяч человек одновременно (в будний день до 800—1000). Пик посещаемости приходится на 16—20 часов, т.е. как раз когда произошла трагедия.

27 ноября 2003 года “Трансвааль-парк” сменил хозяина: у ЗАО “Европейские технологии и сервис” его купило ЗАО “Терра Ойл”, специализирующееся на продаже и производстве технических масел. Топ-менеджер объясняет продажу невозможностью возврата части кредитов (по некоторым данным, речь шла о сумме в $20—38 млн. — Сбербанку и $18 млн. “Кочак Иншаат”). Гендиректора “Трансвааля” Романа Малиновского сменил Арсентьев, занимавшийся подобными проектами во Франции.



БАХ, И ВСЕ!
“Страшно было слышать, как раненые дети зовут мам”

В тот роковой вечер Елена Левещина отдыхала в аквапарке вместе с мамой Любовью Яншиной, отцом и полуторагодовалой дочкой Викой. Семейство частенько заходило сюда по выходным поужинать в ресторане. Но на этот раз там оказалось слишком много народа, и Лена с родными заняли столик в кафе на первом этаже.

— Когда начался этот ужас, я как раз смотрела на потолок, — вспоминает Елена. — Все происходило на моих глазах, как в замедленном кино: сначала странный хлопок, затем в середине потолка, в одной точке, появляется трещина, отрывается большой кусок и летит вниз... В считанные секунды трещины ползут по кругу всего потолка, увеличиваются, и огромные глыбы бетона летят прямо на нас... Это произошло так быстро, что я даже не успела крикнуть, не успела дотянуться и схватить Викушу! А потом почему-то бросилась под стол...

Ударной волной Лену тут же отбросило в сторону от их столика, а ее дочку — чуть дальше. Еще немного, и девочка оказалась бы под руинами... Увидев, что на нее летят осколки стекла и бетона, Любовь Яншина успела подбежать к внучке и закрыть ее собой.

— Помню только, как на меня сыпались стекло, камни, — рассказывает убитым голосом Любовь Сергеевна. — Потом потух свет, кругом крики, стоны... Я схватила Вику, накрыла ее шубой — слава богу, я не сдала ее в гардероб — и потащила внучку на улицу. Очень болела спина, меня толкали со всех сторон, у выхода была неимоверная толкучка, но все-таки мы с ней прорвались.

— Слава богу, что серьезно никто из нас не поранился, — вздыхает Елена. — Кроме всяких царапин и порезов у мамы сильно болела спина, у отца — нога, а у Викуши, как потом сказали врачи, только сотрясение мозга.

Сейчас Елена и ее мать находятся в институте им. Склифосовского, малышку положили в детскую больницу и, по словам врачей, уже скоро выпишут.

— Дочурку Бог спас и бабушка, — плачет Лена. — Это просто чудо, что она вот так отделалась. Сейчас с ней в больнице муж. Недавно позвонил мне и рассказал, что Викуша уже не плачет, а только твердит два слова: “все” и “бах”.

Кстати, супруг Елены Артем в тот вечер отказался идти с семьей в аквапарк — передумал в последний момент. Это его и спасло, как и во время недавнего теракта в метро: он должен был ехать в том самом поезде, но опоздал на секунду — двери захлопнулись прямо перед ним...

19-летняя Светлана Довгаль пришла в аквапарк вместе со своей мамой Ольгой Николаевной и коллегами по работе отметить День святого Валентина.

— Всего нас было 13 человек, — рассказывает Светлана. — Когда все началось, все мы купались в бассейне. Я только прокатилась на горке и стала подниматься по ступенькам, а мама стояла недалеко и снимала меня на камеру. Было так жутко, что я даже не понимала, что нужно бежать, прятаться куда-нибудь. Хотя и прятаться-то было некуда: кругом вода. Когда все рухнуло вниз, я так и осталась на ступеньках. А потом начался кошмар: крики, вопли о помощи, ужасный холод и темнота... Бетонной плитой меня придавило между ступеньками и бассейном. Это был ужас: нет выхода нигде — ни снизу, ни сверху. Тут появился мой коллега по работе Сергей и через небольшую щель вытащил меня. Ощупью нашел выход к бару, а оттуда — к какому-то служебному помещению. Там было еще тепло, и я осталась ждать маму. Я вопила, наверное, на весь аквапарк, чтобы ее нашли, умоляла каких-то людей и пыталась сама снова вернуться туда, в руины...

Ольгу Довгаль нашли под осколками бетона через несколько минут. У женщины были сломаны ребра, бедро, кости грудины. На брезенте кто-то дотащил ее до того самого служебного помещения, где, дрожа от страха и холода, рыдала ее дочь.

— Мама была без сознания, — вспоминает Света. — Вся в крови. У меня сильно болела ушибленная голова. Не помню как, но кто-то нам потом помог добраться до выхода, а там уже нас запихали в “скорую” и привезли в Склиф. Мама до сих пор еще в реанимации...


По Морозовской детской больнице вчера с раннего утра носились родители — от отделения к отделению, — пытаясь разыскать своих детей.

...В маленьком предбаннике на входе в 1-е нейрохирургическое отделение собралась целая толпа взрослых. Периодически кто-то прорывался в само отделение, и тогда остальные получали хоть какую-то информацию о своих детях. Как себя чувствуют, что нужно передать из еды и одежды. Одежда — это важно, ведь доставляли сюда ребят в одних купальниках, и медики как могли закутывали их в одеяла и платки. Время от времени открывались входные двери, и санитары завозили в отделение каталку с новым пострадавшим — чтобы ее пропустить, все буквально вжимались в стены.

За 13-летним Димой Меркуловым в отделение проследовала вся семья: мама, тетя, дядя, бабушка и дедушка. Поначалу его вместе с мамой отправили в 64-ю, взрослую, больницу — парень выглядел старше своего возраста. Но потом разобрались и перевели Диму сюда, в Морозовскую. У него рваная рана на лбу и сотрясение головного мозга. Мама в 64-й больнице тоже не осталась, несмотря на все свои раны и порезы, приехала вместе с сыном.

— Родители Димы, Ирина и Женя, хотели в аквапарке отметить годовщину своей свадьбы, причем на день раньше, — рассказывает Димина тетя Людмила Александровна. — Они взяли с собой и Димку... Когда обвалилась крыша, Дима находился в трубе, по которой спускался в бассейн. Мама увидела, как он выскочил из трубы, и чудом успела вытащить из бассейна. А папа помогал спасать других детей.

Восьмилетний Сережа пошел в субботу на день рождения своего друга Ромы. Ромина мама решила сделать обоим мальчишкам подарок и повела их в “Трансвааль-парк”. По счастливой случайности, когда обвалилась крыша, именинник Рома отошел в кафе — благодаря этому он не пострадал. А его мама в этот момент спасала Сережу, закрыв его от осколков и обломков своим телом. В итоге Сережа получил только сотрясение головного мозга, а Ромина мама пострадала куда сильнее. Хотя тоже выжила.



ПОГИБ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ

Вчера днем началась церемония опознания погибших в 1-м морге. Особенно страшно было смотреть на родителей, потерявших детей. Впрочем, и со смертью взрослого человека, полного сил и надежд, невозможно смириться.

Уже известно, что среди жертв есть и сотрудники самого “Трансвааля”. Рассказывает инструктор-спасатель аквапарка Алексей Тимофеев (имя изменено):

— В тот день как раз была моя смена, — губы и руки парня дрожат явно не от холода. — Около семи часов вечера мы с сослуживцем пошли покушать в инструкторскую комнату. Вдруг — треск, грохот, и прямо рядом, всего в нескольких сантиметрах от нас, обрушился потолок. Один миг — и нет крыши! Нас чудом не засыпало. Я выломал дверь запасного выхода и побежал по коридорам к главному входу. Кто-то из ребят позвонил спасателям. Мы стали вытаскивать людей из-под завалов. Тогда я и увидел, что погиб наш коллега Денис Гуров. Можно сказать, он был моим напарником. Хотя ежедневно дежурят по 12 инструкторов, но с Денисом мы всегда работали в одну смену. Я неплохо его знал. Веселый сильный молодой парень... Другие наши коллеги тоже пострадали, но не очень сильно.

Сергей Васильевич, сосед погибшего Дениса:

— Его отец позвонил мне через 15 минут после того, как обрушилась крыша. До последнего надеялись, что он жив. Каким был Денис? Нормальный, хороший человек.

Денис Гуров после школы поступил в горный институт, но после второго курса взял академический отпуск. В последнее время Денис жил у бабушки в Строгине. Соседи слышали, что Денис устроился в “Трансвааль-парк” на работу. По их словам, семья Гуровых — исключительно дружная и положительная во всех отношениях: ни скандалов, ни ругани. Мама Дениса родила его в первом браке. Но ее новый муж, Ираклий, вырастил парня как собственного сына.


Уже через 40 минут на место трагедии приехал мэр столицы Юрий ЛУЖКОВ. Он-то и дал первые комментарии журналистам:

— В аквапарке рухнула монолитная, так называемая тонкослойная оболочка. Обрушение крыши произошло в 19 часов 15 минут 43 секунды. Этот момент зафиксировали видеокамеры внутреннего наблюдения. Крыша начала складываться и провалилась внутрь. По первым оценкам специалистов из ФСБ, это не был теракт, взрыва внутри не было, что очень хорошо видно на видеозаписи. Истинную причину произошедшего должны установить эксперты, но никаких специфических эффектов, связанных со взрывом, опять-таки не обнаружено.

— Сколько было в аквапарке людей на момент катастрофы?

— В развлекательном комплексе, рассчитанном на 1300 посетителей, во время обрушения крыши находилось 426 человек.

— Сколько еще человек остается под завалами?

— “Минута молчания”, которую спасатели периодически объявляют во время перерыва, позволяет установить, что под развалинами находится как минимум семь точек, откуда доносятся голоса и стоны раненых. Мы вызвали теплонагнетатели, подающие горячий воздух под завалы, чтобы люди, находящиеся там, не скончались от переохлаждения. Сами завалы имеют не так называемую плоскостную составляющую, и в момент катастрофы образовалось несколько ниш. Спасатели прилагают все усилия к тому, чтобы извлечь из-под завалов уцелевших. На месте уже работают над определением причин произошедшего и главный архитектор столицы, и архитектор, строивший этот комплекс.



ЭКОНОМНЫЙ “РАЙ”

В причинах трагедии еще разберутся эксперты, но ясно одно: купол комплекса изначально был сконструирован неверно или выстроен с нарушениями. Или и то и другое вместе. Иначе ни обильный снег, ни ржавчина, которая (возможно) проела металлоконструкции, ему были бы не страшны.


И тут сразу всплывает слово “экономия”. Потому что для хозяев этого аквапарка прибыль и раньше была на первом месте, а безопасность клиентов, судя по его прошлому, — на последнем. Развлекаться в столичном “Трансвааль-парке” было смертельно опасно всегда, и об этом наша газета уже писала (“Смертельная загадка “Циклона”, “МК” от 4.06.2003 г.).

Счет смертям там начался, когда аквапарк еще не открылся: летом 2002 г. На аттракционе “Space Hole” (иначе — горка “Циклон”), который был смонтирован, но еще не эксплуатировался, решил прокатиться строитель из турецкой фирмы, которая и возводила аквапарк. Его нашли мертвым в бассейне. А горка, надо сказать, та еще: на высоте примерно 4—5-этажного дома следует улечься в трубу, пролететь по ней и выпасть в воду.

По странному совпадению за день до последней катастрофы в Черемушкинском суде столицы слушалось дело о гибели в “Трансвааль-парке” 33-летнего каскадера Валерия Сапрыкина. Он погиб вскоре после начала эксплуатации парка, в ноябре 2002 г. Наездник конного театра, снявшийся в двух десятках фильмов (“Человек с бульвара Капуцинов”, “Сибирский цирюльник”, “Русский бунт”, различные сериалы), каскадер блестяще владел техникой прыжков, в том числе высотных падений, — а сломал себе шею все на том же “Циклоне”. Именно “в ходе спуска” — это написано в обвинительном заключении — у каскадера произошел перелом шейных позвонков “из-за чрезмерного сгибания шейного отдела позвоночника, превышающего максимально возможный физиологический объем”. Другими словами, что-то в трубе со страшной силой ударило его сзади по затылку. Валерий уже не мог двигаться и дышать, упал в бассейн и захлебнулся.

Под суд пошла “стрелочница” — студентка Елена Юдина, которая по штатному расписанию должна была исполнять обязанности спасателя у приемного бассейна. Но не исполняла — потому что выполняла другое задание администрации. Что примечательно — судят Лену по той же 109-й статье УК, по которой и сейчас возбуждено уголовное дело...

В крови каскадера Сапрыкина был обнаружен алкоголь, правда немного. И тогда “МК” выяснил, что за всю историю парка набралась едва ли не тройка случаев, когда с аттракционов выводили пьяных. “Мы людям не запрещаем, а только рекомендуем — они же деньги заплатили...” — инструктировали сотрудников в аквапарке. А заодно прямо внутри комплекса с аттракционами повышенной опасности бойко торговали водкой и пивом. Неудивительно, что уже в декабре 2002-го (меньше чем через месяц после Сапрыкина!) на той же головоломной горке произошла очередная трагедия. До приемного бассейна не долетел живым Вячеслав Константинович С., 1963 года рождения. В полете с сумасшедшей высоты отказало его сердце: перед тем как влезть в “Циклон”, он употребил целую бутылку водки. Но и такого клиента благополучно запустили в трубу — чего не сделаешь ради прибыли...

Экономили на всем. На спасателях: вымотанные к концу смены девочки не успевали инструктировать посетителей. И число их явно было недостаточным — в бассейне того же “Циклона” не просматривались “мертвые зоны”, для этого не хватало людей. Только через четыре месяца с начала эксплуатации ввели в употребление резиновые коврики, чтобы клиенты скатывались с 12-метровой высоты на них, а не на собственных “пятых точках”. По российским нормативам, при глубине бассейна больше 1,5 метра для взрослых и 1,2 метра для детей положены жилеты. А на сложных горках в уважающих себя зарубежных парках используются еще и шлемы. В аквапарке “Adventure World” (Западная Австралия) спускаются с аналогичной горки на надувном сооружении, держась за бортики. А на такой же сложной, как “Циклон”, горке в Квинсленде внизу караулят не менее двух спасателей.

“Ну нет, жилеты закупорят трубу, а шлемы поцарапают пластик...” — тянули те, кто отвечал тогда в “Трансвааль-парке” за безопасность. “Наш аквапарк следует инструкциям и рекомендациям немецкой фирмы-изготовителя, все аттракционы соответствуют евростандарту DIN”, — гордо заверяли корреспондента.

На самом деле, как удалось узнать “МК”, единственным основанием для разрешения “Циклона” было экстренное заключение некоей комиссии при правительстве Москвы. Плюс инструкция на немецком языке с русским переводом. И это все! Дело в том, что, по информации из Госстандарта РФ, в декабре 2002 г. российских нормативов для аквапарка просто еще не существовало. Чем и пользовались внаглую его хозяева.

Никто толком не обеспокоился даже после того, как в парке несколько раз происходили серьезные аварии — выбросы хлора. Например, 2 октября 2002 г. посреди детского бассейна вдруг забил белый фонтан с резким химическим запахом. Тогда вместе с другими детьми в бассейне купались школьники из частной школы “Гармония”. 9 детей и сопровождающие их взрослые получили химические ожоги — конъюнктивы глаз, носоглотки, гортани.

— Картина была страшная. Мои дети купаются, никто их не выводит, рядом нет ни одного сотрудника, — рассказывал “МК” директор школы. — 40 минут не вызывали “скорую”. Но когда увидели, что от меня так просто не отделаться, все-таки вызвали “скорую” и МЧС.

Вдова каскадера Сапрыкина все собиралась организовать с друзьями пикет возле входа в аквапарк. Встать с плакатом: “Люди, не ходите сюда, опасно для жизни!”

Не успела...


Гостевая книга “Трансвааль-парка” обрывается 13 февраля. Последние постинги в свете случившейся трагедии звучат зловеще:

Наталия (13.02.2004, 15.52) Хотим приехать к вам на День св. Валентина часам к двум, но не может такого случиться, что мы будем долго ждать или совсем не сможем к вам попасть?

— ОТВЕТ “Аквапарка”: Наталия, такого быть не может — вы всегда к нам попадете! Круто ты попал в Трансвааль... С праздником Любви!

Сергей (13.02.2004, 03.19) Мы хотим приехать 14 февраля на День святого Валентина к вам! У вас есть где посидеть в уютном местечке?

— ОТВЕТ “Аквапарка”: Места, где можно посидеть в клубе, достаточно. И столиков много. Ждем вас, Сергей!

Olya (12.02.2004, 18.03) Хотим приехать 14 февраля с детьми. Говорят, по выходным большие очереди за билетами. Подскажите, пожалуйста, приблизительное время ожидания билетов в очереди.

— ОТВЕТ “Аквапарка”: Olya, в выходные дни max ожидание в очереди не больше 20 мин.

Юлия (12.02.2004, 13.05) Здравствуйте! Хочу к вам приехать с ребенком 6 лет. Скажите, нужны ли нам справки?

— ОТВЕТ “Аквапарка”: Нет, Юлия, справки вам не нужны.

Сергей (12.02.2004, 02.30) Здравствуйте! Мне посоветовали к вам приехать! Говорят, у вас хорошо! Сколько будет стоить билет, если мне 17 лет?

— ОТВЕТ “Аквапарка”: Сергей, стоимость билета 250 руб. Приезжайте, у нас не просто хорошо, у нас ОТЛИЧНО!



КСТАТИ

ТАМ ВСЕГДА БЫЛО ТЕСНО

То, что в выходной день в аквапарке “Трансвааль” порой было не протолкнуться, знали все постоянные посетители. На многие аттракционы приходилось простаивать в очереди по 10—15 минут. Между тем утвержденные прошлым летом санитарные правила для аквапарков запрещают устраивать часы пик в воде. Так, в бассейнах для плавания на каждого посетителя отводится не менее 4,5 кв. метра водной глади. В “лягушатниках” для детей норма на ребенка определена в 2 кв. метра. Кроме того, не допускается размещение баров, кафе и т.п. непосредственно в воде бассейнов аквапарка.


ПОЧЕМУ ЗАМЕРЗЛА ВОДА?

Спасатели боялись, что оказавшиеся под завалами люди пострадают не только от удара падающих конструкций, но и от холода. Ведь воду из бассейнов сразу спустить не смогли. Температура воды в бассейнах “Трансвааля” колеблется в пределах 29—32 градусов. Самыми теплыми (35—39 градусов) считаются джакузи, а самыми холодными (до 15 градусов) — бассейны для окунаний. Полы же водной зоны аквапарка по правилам необходимо обогревать.


ОДИН ЛОМТИК БЕТОНА

Большинство уверены, что причина трагедии — низкое качество бетона, из которого была сделана крыша. “Когда мы брали эти фрагменты, они рассыпались в руках. Одни ломти”, — рассказывает спасатель Николай. Также обращает на себя внимание и характер сборки колонн, поддерживающих потолок. При их возведении использовался метод так называемой точечной сварки, а не сплошной. Поэтому, когда начал рушиться потолок, колонны тоже не выдержали.







Партнеры