Будем лечить мозги

1 марта 2004 в 00:00, просмотров: 191

С подполковником в отставке Владимиром Юшиным мы познакомились в очереди в 6.10 утра. Спрашивается, зачем человек вылезает из теплой кровати, дубея на морозе в такую-то рань? За какими, спрашивается, хренами? “Голубушка, — злорадно сказал мне бывший военный, — у вас ни единого шанса”. Сам он как личность дисциплинированная, вымуштрованная годами суровой службы не поленился. Сказано было: явиться за два часа до открытия — вот он и прибыл. В половине шестого, как штык. Он стоял первым и никого не пущал — таков уж железный закон очереди. Ведь оказаться на твоем месте хотели бы многие. Вам интересно узнать — по какому поводу этот экстрим? Ничего особенного, так, мелочи быта. Все мы стояли за талончиками к врачу в центральную поликлинику г. Королева. Кто к кому, лично я за очками. Окулист принимает два раза в неделю по три часа. Талончиков на прием распределя-ется семь. Вот и кумекайте...


Каждый год родное областное правительство радует нас оптимизмом. Полнится подмосковный бюджет, больше финансовых средств выделяется на развитие социалки, в том числе на наше с вами здоровье. В этом году на подмосковную медицину выделено 13,9 млрд. рублей- в четыре раза больше, чем в 2000 году. Жить, значит, будем дорого и сердито. Тьфу-тьфу! Долго и счастливо.

Общеизвестно, что у чиновников своя, особая логика. И если они начинают убеждать население, что где-то что-то у него неуклонно поднимается и растет, стало быть, ваш собственный жизненный опыт будет свидетельствовать об обратном. Репортеры — народ недоверчивый. Вот и мы, журналисты “МК”, полюбовались из вежливости на красивые цифры, почесали в затылках и решили перепроверить: а не “пролечивают” ли нам мозги чиновники от медицины? Все ли так здорово на ниве народного здравоохранения, как они нам рассказывают? Начали с элементарного — с похода по месту жительства в поликлинику. И узнали много чего такого, о чем отродясь не слыхали!

* * *

Наукоград Королев — один из самых богатых в столичной губернии. Однако центральная поликлиника в нем такая же обшарпанная, какой была в 60-е, 70-е и так далее годы. Рано-рано у входа толпятся жаждущие лечения. К большинству докторов нужно брать талончик в регистратуре, к иным введена самозапись. Вроде удобно: сам выбираешь время и дату для посещения, пишешься в список, лежащий на столике, — и идешь со спокойной душой. Как бы не так! Счастливый миг встречи с врачом-специалистом (если вы, не дай бог, нуждаетесь в его помощи), как и сам список, нужно будет долго ловить. От двух недель до одного месяца, говорят в очереди. Очень трудно попасть к окулисту, урологу, эндокринологу. “Я, к примеру, иду на третью попытку”, — говорит дедушка в первых рядах. Завсегдатаи поликлиники в основном пожилые, растратившие последние силы, и их очень жалко. Особенно когда они выдрессированно и заискивающе прижимают к себе паспорта с обтрепанными бумажонками — полисами обязательного медстрахования: без документов в бесплатную медицину не суйся.

Но даже если вы “записались”, это еще не конец мучениям. Кстати, история с доблестным подполковником (см. выше) вдруг получает неожиданное продолжение. Получивши талончик номер один к вожделенному офтальмологу, он переступает порог его кабинета одним из последних. Об обиде он, матерясь, рассказывает в соседней “Оптике”, где отоваривает рецепт. Отстраняя пациентов бесплатных, в кабинет идут платные. Официально оказываемая коммерческая услуга (прейскурант на стене) избавляет от ожидания.

Устремляюсь к окошку регистратуры: как попасть к окулисту за деньги? Нету времени ждать. Регистраторша, шепотом: “А я и за деньги вам не советую. Тут у нас допотопное оборудование”. Где действительно стоит лечиться, так это в медсанчасти ракетно-космической корпорации “Энергия”. Там настоящая сказка. Современное пятиэтажное здание, несколько специализированных отделений и любые врачи на выбор, даже психоаналитик имеется. Медтехника как в лучших столичных клиниках. Но посторонних — горожан, не работающих в корпорации, — медсанчасть принимает лишь на платной основе. Консультация доктора стоит от 230 рублей и выше. Однако здоровье дороже.

Впрочем, не во всех городах Подмосковья больные имеют возможность приобщаться к “космической” медицине.

* * *

В районной Пушкинской поликлинике походы за исцелением тоже начинаются со скандалов. На просьбы обслуживать людей побыстрее регистратура огрызается хамским: “Нам мало платят”. “Да вам за такую работу вообще не стоит платить”, — не выдерживает мужчина. И здесь с рассвета люди занимают очередь за талончиками к специалистам. Дефицитней всего опять же окулист и эндокринолог.

Татьяна Михайловна сидит крайней в очереди к доктору по диабету, перед нею человек 20. В поликлинику старушка приковыляла по гололедице, да, видно, без толку. “Наверное, доктор хороший?” “Станешь лечиться — узнаешь. Другого-то нет”.

По документам Минздрава диабет проходит как социально значимое заболевание. Однако правильнее его было бы квалифицировать как социальное бедствие. С каждым годом увеличивается количество людей с нарушениями эндокринной системы. Больные целыми днями толпятся у кабинета врача: кому-то нужна консультация, другим — бесплатный инсулин. Покупать его на свои не хватит ни зарплаты, ни пенсии.

И это в городе. Что делается в деревне?

* * *

...А на селе всем довольны, деревенские — люди непритязательные. Закончив дневную дойку, доярки совхоза “Зеленоградский” возвращаются с фермы. Розовощекие, кровь с молоком, в пуховых платках. На вопрос, какое в селе медобслуживание, отвечают, что все о’кей. В деревне Ельдигино открыта амбулатория. Там целых три доктора: детский, взрослый и стоматолог. “Замечательный стоматолог”, — во весь рот смеются доярки. Нижние и верхние челюсти — все! — “золотые” — из фальшивого драгметалла.

* * *

В деревне Алешино Пушкинского района Анну Ивановну Романову всякий знает. Она здесь работает фельдшером 50 лет. Для обитателей семи деревень в радиусе 10 километров она тебе и “скорая помощь”, и врач общей практики, и акушерка. Каждый день до обеда Анна Ивановна ведет прием пациентов в акушерско-фельдшерском пункте. Что она может? Практически все. Измерить давление, поставить на спину банки, сделать инъекцию, в том числе внутривенную, наложить на рану повязку.

— Что только я не лечила! — загибает пальцы Анна Ивановна. — Пневмонию, бронхиты, гастриты, панкреатиты, гипертонию, желчекаменную болезнь, весь набор детских хворей. Один раз у бабушки даже зуб удаляла.

В зоне охвата всезнающей фельдшерицы постоянных жителей 250 человек. Подопечные у Анны Ивановны главным образом пожилые. В шкафу с историями болезней, где отдельная полка отведена под детские карточки (Анна Ивановна, чья специализация — акушерство, страшно радуется, что они есть), растет стопка дел естественно выбывших стариков. Смертность многократно превышает рождаемость, с 2000 года в округе не родилось ни одного ребенка, деревня вымирает. И не только она.

Когда полвека назад Анна Ивановна приехала работать в Алешино, здесь функционировала больница. В стационаре была терапия, гинекология и хирургическое отделение. Построенная земством в 1911 году, лечебница обслуживала 34 населенных пункта. Чтобы кормить больных свежими продуктами, при ней сажали картошку, держали коров и овец, а для выездов к хворающим на дом имелась лошадь и дрожки.

Анна Ивановна, эта последняя из могикан, до сих пор хранит в сельском медпункте альбом с фотографиями первых земских врачей, поднимавших Алешинскую больницу, а также наследников их традиций — скромных советских медиков. От больницы теперь остались развалины, из медперсонала — только Анна Ивановна. В разгар перестройки больницу закрыли, предложив жителям ездить в Пушкинскую ЦРБ за 25 километров. Крепкое кирпичное здание передали кооператорам, которые разворовали его до точки — даже изразцовые печи, и те унесли. Анна Ивановна отбила у мародеров четыре комнатки на первом этаже для медпункта. Так и сидит: в пристройке к руинам.

Отвоеванную территорию старается содержать в образцово-стерильном порядке и бережет оборудование, которое надо бы сдать в музей, но в опытных руках Анны Ивановны оно еще служит людям. Правда, все реже и реже. Как ни крути, а с серьезной болезнью надо ехать в райцентр. Анна Ивановна, заботясь о земляках, предварительно позвонит в ЦРБ, договорится о койке. Все, что она в состоянии сделать.

— Мне бы хоть кто-то помог, — жалуется она.

Несколько лет назад ей как уважаемому медработнику сельсовет выделил 15 соток земли под застройку. Сегодня местный лесхоз пытается ее отобрать. В Пушкинском горсуде дело о сотках слушалось 8 раз, наезды лесхоза признавались несостоятельными. На нервной почве Анна Ивановна заработала онкологическое заболевание. Перенесла тяжелую операцию и вернулась к работе. Через неделю очередной суд — чем закончится, неизвестно.

...Она знает, что фельдшерский пункт в деревне Алешино закроется вместе с нею. Больше не найдется желающих практиковать на селе. А пока в свои 69 лет несгибаемая медичка ходит пешком в деревни на вызовы. Недоразрушенное здание бывшей земской больницы уже облюбовали новые русские: за нею числятся 4 гектара земли. Крутая получится дачка!

* * *

Если вы житель Коломенского района и жизнь заставила вас искать помощи у врача-специалиста, вам остается лишь посочувствовать. В сельских больницах со стационарами вы сможете обнаружить в лучшем случае стоматолога, гинеколога и терапевта. Остальных придется искать в городе. Коломенская центральная районная больница может предложить своим потенциальным клиентам практически любого специалиста, но тут кроется масса подвохов. Картина типичная: чтобы попасть на прием к окулисту или эндокринологу, надо прибыть в поликлинику не позже 7 утра. Только при этом условии, может быть, вам и достанется заветный талон. Однако люди стремятся прийти пораньше. Задолго до семи часов больных соберется прилично. Бедные диабетики глаза друг другу готовы выцарапать… Причем перед походом за талоном к эндокринологу вам придется еще и раздобыть соответствующее направление. Есть и еще вариант — заказать талон загодя. К окулисту это можно сделать только по понедельникам, о чем многие и не догадываются...

Периодически серьезный наплыв больных случается у бесплатных хирурга и травматолога. Корр. “МК” стал свидетелем сцены у окошка регистратуры:

— На сегодня можно талон к хирургу?

— Только на вторую смену.

— Но я ехала за 25 километров, и в городе мне не к кому пойти…

— На вторую смену.

Это значит, что пациент, например, с нарывающим пальцем должен полдня коротать на улице. Поэтому сельские жители, как и в старые добрые времена, часто полагаются на местных фельдшеров, а не на городских спецов.

Раз в месяц в сельские стационары выезжает невропатолог, и тогда находящиеся на амбулаторном лечении нуждающиеся пользуются моментом. К чести врачей, надо заметить, отказов в помощи не было.

Жители коломенских сел до сих пор вспоминают добрым словом событие, произошедшее минувшей осенью: ЛОР, онколог, окулист, сосудистый хирург и другие специалисты проводили бесплатную акцию для жителей сел и деревень. Приезжали в сельскую местность и вели прием, о котором народ заранее предупредили. Каждый специалист принял несколько десятков пациентов, а люди все шли. Кроме того, в сельских поликлиниках раз в год случается небольшой праздник, когда детские врачи — ортопед, невропатолог, окулист — приезжают работать на выезде. Правда, принимают только детишек до года и очереди к ним огромны. Да и необходимость обратиться к доктору возникает чаще, чем раз в год.

Зато в городе к бесплатным детским невропатологам (детская поликлиника на улице Фурманова) вообще не прорваться. Очередь растягивается не на часы, а на дни… Конечно, специалистов не хватает (как и в целом по области), потому как половина имевшихся перешла в коммерческие центры, а вторая половина подалась в Москву на заработки.

Платная медицина в городе представлена достаточно широко и вроде бы должна немного разгрузить своих бесплатных коллег. Но и здесь не так все просто. Например, в двух платных коломенских медицинских центрах эндокринолога нам обнаружить не удалось. К окулисту попасть можно, и даже по божеской цене — 250 рублей за прием. Во столько же обойдется и упомянутый уже детский невропатолог.

Но и относительно новое для провинции коммерческое направление — не панацея. Потому как платному доктору выгодно лечить вас как можно дольше и от всего подряд. Чем больше у вас проблем, тем привлекательнее вы как пациент. Помню грустную историю, произошедшую с Людмилой Н. Разболелся у нее зуб, впервые в жизни человек пошел к стоматологу, к платному. Доктор зуб этот начал лечить — дренажи ставил, менял, чего-то потом пломбировал… Но лучше не становилось ни зубу, ни пациентке. Плохой доктор был безжалостно сменен на другого, тоже платного — с теми же результатами. Короче, терпела три дня флюс и адскую боль, лезла на стены, а в 6 утра дня четвертого приползла в муниципальную стоматологическую поликлинику на улице Калинина (позже сюда приползать тоже нецелесообразно). Пожилой врач взял клещи в руки и решил все проблемы. А потом еще долго смеялся: зуб оказался молочным, припозднившимся выпасть по каким-то своим особенным соображениям.




Партнеры