Когда солнце было богом

18 марта 2004 в 00:00, просмотров: 533

Режиссер-баталист, брутальный мужчина польского кинематографа Ежи Хоффман, разразился очередным крупномасштабным полотном. На этот раз в духе фэнтези: он снял свою версию исторического романа Юзефа Игнацы Крашевского “Старая баснь” под названием “Древнее предание. Когда Солнце было Богом”. В настоящий момент лента демонстрируется на фестивале в Ханты-Мансийске. Накануне в Варшаве картину посмотрел и встретился с режиссером обозреватель “МК”.

Баснь не следует путать с баснями дедушки Крылова. В данном случае баснь — древнее предание, повествующее о доисторической Польше, когда государственность ей и не снилась. Основную сюжетную линию авторы фильма изрядно сдобрили с одной стороны библейской историей Каина и Авеля, с другой — шекспировским “Макбетом”. Ну, конечно, шерше ля фам: клубок преступлений в картине затевает женщина — Княжна (Малгожата Форемняк). Играя на властных и сексуальных претензиях супруга (Богдан Ступка), она толкает его на первое преступление: подстроенное убийство брата братом и буквальная цитата из Шекспира тянет за собой цепь преступлений.

— Я снимаю кино сердцем, — признается мне режиссер в своей варшавской студии “Зодиак”.

Размеры сердца пана Хоффмана можно оценить, глядя на экран. А там — бойня, кровь, летят срубленные головы, наводя ужас натурализмом. Более 200 компьютерных эффектов выполнено в Польше, и их качество говорит о том, что наш восточный сосед вполне овладел техническими достижениями мировой киноиндустрии. Во всяком случае, стараниями режиссера и технической группы весьма скромный бюджет — 3 млн. долларов — на экране выглядит небедно. Впрочем, материальную скромность эффектно прикрывают дымы, огонь и прочие пиротехнические чудеса.

— Чтобы выжить, надо было убить. А чтобы убить, сражались только глаза в глаза, — комментирует Хоффман боевые сцены. Акцент, на котором он так настаивает, является достоинством картины: наивное убийство “глаза в глаза” только подчеркивает ничтожество современных политтехнологий.

Милитаристские страсти параллельно идут со страстями природными, а точнее, языческими: вовсю действуют колдуны, ведьмы предсказывают, привораживают и наводят порчу.

— Когда Солнце было Богом, человек жил в огромной связи с природой и в страхе перед ней. И сейчас, согласись, люди ищут спасения от действительности в заколдованном мире...

Эта линия достаточно добросовестна и красиво отработана. Но похоже, что сердечный ресурс 72-летнего мастера до конца был отдан батальной стороне киноповествования, и на основную — любовную — сил не достало. Лав-стори в дуэте польской звезды Михала Жебровского и русской старлетки Марины Александровой не смотрится в “Древнем предании” так убедительно, как в предыдущей работе Хоффмана “Огнем и мечом”. Самой же яркой актерской работой можно считать роль Пястуна — Даниэля Ольбрыхского: в ней практически нет слов, но его реакции и внутренние монологи стоят дороже заученных текстов других персонажей. Дальше по актерскому рейтингу идут украинский Богдан Ступка, Ежи Трела, Эва Вишневска и Малгожата Форемник.

Любители старины оценят подробно выполненные исторические костюмы, особенно металлические кольчуги викингов. “Древнее предание. Когда Солнце было Богом” — последняя работа замечательного российского оператора Павла Лебешева. И последнее кинослово мастера — живописно и эффектно.

А кончится все хорошо: за преступлением последует страшное наказание, осознание себя как нации и, конечно же, любовь.


P.S. За помощь в организации материала автор благодарит МИД республики Польша.



Партнеры