...и мармеладные берега

9 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 225

“ЗД” сдуру еще размышляла: идти или не идти (в минувшие выходные) на Катю Лель в “Россию”. На Томаса Андерса в соседний Кремль ноги уже не шли — сколько можно?! А Катюха?

Ну что — Катюха... Ну мила, трогательна, ну “Мармеладный”... Вроде все ясно.

С другой стороны, профукать аппетитнейший ужин с суши, сашими и морскими водорослями в японской ресторации ее друга Александра Волкова после концерта было обидно. Завалиться просто на ужин, без концерта, — моветон. В общем, пришлось идти...

Предполагаемое, однако, удовольствие от японского банкета в честь концертной премьеры “Джага-Джага” просто померкло на фоне удовольствий, свалившихся собственно во время представления. Причем удовольствий крайне неожиданных, а оттого вдвойне, если не втройне, приятных и познавательных. Благости начались с первых же минут пребывания в концертном храме искусств и не иссякали до финально-мармеладных аккордов праздничного шоу.

Главное — было не только на что посмотреть, но и на кого. Возникло легкое смятение от количества и качества именитой публики первого калибра, съехавшейся на “Джага-Джага”. “Все проголодались, все хотят суши?” — пыталась “ЗД” объяснить самой себе ослепительное столпотворение звезд, чинно рассаживавшихся в партере. Это был форменный шоу-саммит, настоящий съезд деятелей шоу-бизнеса и отечественной эстрады. Трудно припомнить, кто еще собирал столько породистой шоу-знати. Пол Маккартни? Да и то вряд ли.

Легче сказать, кого там не было. Не было: а) Аллы Пугачевой; б) Филиппа Киркорова. Семью разбросало по миру: она калымила в украинских степях, он чесал по Германии. В общем, не собрались по уважительным причинам. А так были все, во главе с четой Кобзон. Были Михаил Шуфутинский и Люба Успенская. Были даже Александр Розенбаум и Николай Караченцов, почти не светящиеся на сугубо попсовых хеппенингах в силу, надо полагать, своего болезненно-трепетного восприятия того, “что такое хорошо и что такое плохо”. Но пришли. Значит, это хорошо?..

“Посмотрите, сегодня Пашенька Буре все с Ксюшей Собчак ходит”, — умилялась дама-хозяйка директорской ложи. “Да нет же, — возразила “ЗД”, — это Ксюша Собчак сегодня с Пашей Буре ходит”. Дама сдержанной улыбкой подала вид, что шутка ей понравилась...

Всех знаменитостей на “Джаге-Джаге” “ЗД” даже не берется перечислять, дабы кого-нибудь не обидеть забывчивостью, оставив сей статистический труд светским хроникерам. Однако факты — вещь упрямая, и если не обижать милую Катюху и ее преданного бойфренда г-на Волкова подозрениями в тотальной падкости тусовки на гастрономическую халяву, то напрашивается пара других выводов.

Во-первых: тандем Кати и ее друга Александра почитаем в высшем свете (и не только в формате “поп”), и не уважить “приглашантов” было бы неприличным. Во-вторых: невероятное перевоплощение благодаря “Мармеладному” долго прорывавшейся в звезды Кати Лель оказалось в итоге столь захватывающим, что все потрюхали в “Россию” полюбопытствовать, что и как все-таки она с этим Максом Фадеевым нарулила...


Катя Лель сама так и сказала на концерте: мол, было у нее две жизни — до и после “талантливейшего” Макса. Однако, учитывая, что и “до Макса” девушка все же кое-как, но наследила в поп-музыке, концерт состоял из двух частей: соответственно, “до” — с “Горошинами”, “Елисейскими Полями”, дуэтами с “учителем” Львом Лещенко и “милыми друзьями” Олегом Газмановым и Игорем Николаевым; и “после” — с добросовестной презентацией альбома “Джага-Джага” с новыми песнями Макса Фадеева и дуэтом с Николаем Басковым.

Продюсеры шоу — и креативные, и финансовые, от г-на Фадеева и г-на Болтенко с Первого телеканала до, разумеется, г-на Волкова — расстарались уж на всю катушку. По зрелищности, сценографии и постановочным трюкам это был блистательный перфоманс. Умудрились даже притащить откуда-то блестящую и отреставрированную антикварную “Волгу”-кабриолет для дуэта “Такси” с Игорем Николаевым. Свежая хореография балета “Стрит Джаз” придала действу актуально-модный фон. Прежде спорные прикиды Катя сменила на ослепительно-изысканный гардероб от модельера Татьяны Осмози, чем кокетливо хвасталась, не скрывая своего девичьего удовольствия.

К главному событию концерта — презентации творческого тандема с Максом Фадеевым — Катя подбиралась крайне осторожно и трепетно. Камерно-лирическая баллада под рояль “Я по Тебе Скучаю” Евгения Кемеровского как разделительная межа между прошлым и настоящим. “Прошлое” вышло достойным, предсказуемым и знакомым, еще раз подтвердив авторитет г-жи Лель как добротной эстрадной певицы.

“Муси-Пуси”. Началось: 12 песен “фадеевского” сегодня, одна за другой, в затейливом постановочном интерьере. С надувными фигурами, бочкарями, афрошоу, зеркалами и спускающимися тканями. Однако именно тогда и нарисовалось огромное НО...

Когда на почве громких хитовых достижений Макса Катя, долго и с отчаянием блуждавшая в репертуарных потемках, обратилась к хит-мейкеру с просьбой о хите-другом “за хорошие”, надо полагать, деньги, Большой Талант в ответ настоял на целом альбоме. Мол, чего мелочиться? Один раз не в кассу... Гонорар за “новый этап”, как поговаривают, был обозначен в 150 тысяч долларов, что, разумеется, значительно жирнее, чем пятнашка-другая за пару свежих песенок.

Без этой “пары” — то есть без “Мармеладного” и “Долетай” — никакой “новой Лель”, никаких заполненных бомондом сольников в “России”, конечно, не было бы. Одно это, возможно, стоит и целого состояния. Но Макс при этом все-таки прохвост. Ибо все остальное, что он накидал бедной Лель “до кучи”, не только сомнительно, но просто отвратительно из-за своей очевидной халтурности и дежурности.

Макс явно не напрягался, химича над альбомом “Джага-Джага”. Не только повторял себя, любимого, но беспардонно цитировал все, что, похоже, звучало вокруг. Из-за этого весь новый репертуар Кати Лель (минус два известных хита) гаденько попахивает осетриной второй свежести. В “Отпусти”, например, пахнуло Линдой. Но зачем Катюхе пахнуть Линдой? Или, что еще смешнее, — “Тату”, которыми очень фонило в “Падаем вниз” и чуть меньше в слогане “Стоять — бояться, упасть — отжаться”, хотя все равно “Не верь, не бойся, не проси!” было изысканнее. Собственно “Мармеладного” Макс повторил, как минимум, два раза в той же “Стоять — бояться” и в беспонтовой по своей безликой вторичности “Муси-Пуси”. “Долетай”, чуть подправив, переиначил в “Прости Меня за Все” и, кажется, изрядно пощипал... “Smoke on the Water” (или что-то из той серии) в “Не зови”... Пять баллов, Макс!

А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо. Афера года удалась...




Партнеры