Ипритовый финал

9 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 196

В будущем наши потомки рискуют превратиться в мутантов под воздействием химического оружия, лежащего на дне Балтики.

…Первая мировая война. В боях с французами кайзеровская армия запускает против врагов “горчичный газ” — иприт. Только воздействию газа подвергся связной полка ефрейтор Шикльгрубер. После той атаки он помутился в рассудке. Временами с ним случались приступы удушающей злобы, подозрительности, безграничной жестокости.

Через 22 года Гитлер так и не решится повторить опыт кайзеровского правительства. Отравляющими газами фашисты не пользовались. Уже после Второй мировой войны союзники по антигитлеровской коалиции пришли в ужас. Задним числом. Оказалось, Германия имела подавляющее превосходство по запасам боевых отравляющих веществ. Они использовались для умерщвления заключенных в концлагерях. На складах нашли около 300 тысяч тонн химического оружия. Достаточно, чтоб 100 раз уничтожить все человечество.

Союзники решили утопить трофеи. Англичане и американцы грузили их на старые корабли, которые затем отправляли на дно Балтийского моря. Авиабомбы, снаряды, фугасы, мины, начиненные ипритом, мышьяком и еще 12 видами отравляющих веществ, поныне лежат на дне Балтики. Коррозия разъедает их стенки. По прогнозам экологов, ожидаемая “взрывная волна” может докатиться до Калининградской области и Финского залива.

— Если выброс случится, через 10—15 лет это может привести к гибели в воде всего живого, — считает председатель Комитета Госдумы по экологии Владимир Грачев. — Кладбище “мертвых кораблей” надо забетонировать. На это требуется от 24 до 50 миллиардов долларов. У России таких денег нет. Поэтому Грачев, а также член Комитета Госдумы по обороне Николай Безбородов и директор Института океанологии РАН Вадим Пак обращались за финансовой поддержкой в ООН. Ответ не получен.

Другой эксперт “МК”, действительный член Российской экологической академии Виктор Руденко предупреждает, что человечество уже переживает острый токсикоз. По некоторым данным, на нашу популяцию сейчас действуют порядка 15 миллионов (!) ядов. Что касается захоронений в Балтийском море, ученый предполагает, что отрава просачивается.

— Возможно, химоружие уже оказывает воздействие на тех, кто покупает балтийскую кильку, например, — не скрывает Руденко. — Я ставил вопрос в Хельсинкской комиссии по охране Балтийского моря. Но партнеры не хотят признавать опасность.

Прямым следствием надвигающегося бедствия может стать сокращение рыболовства в Балтийском и Северном морях, что явится ударом для экономик целого ряда европейских государств. Ежегодный вылов в этих морях — в среднем 2,5 млн. тонн. То есть могут пострадать от 80 до 250 миллионов человек. Конечно, от микродоз сразу не умрешь. Но главная опасность — в скрытом воздействии. Ничтожные, на уровне отдельных молекул, количества отравляющих веществ типа иприта способны вызвать необратимые изменения генетического кода.

Однако известный эколог Л.Федоров считает, что залпового выброса не будет. Иначе Дания, Швеция и Англия уже давно стояли бы на ушах. Правда, Англия и США продлили секретность документов о затопленном в Балтике оружии до 2017 года.

По мнению Федорова, явных оснований для проведения дорогостоящего мониторинга Балтийского бассейна у России нет. Официально все вопросы, касающиеся химоружия, давно перешли из военной сферы в экологическую. А экологическая информация, согласно статье 7 Закона о гостайне, не засекречивается.

Получается, если не бьют во все колокола, то опасности как бы нет. Но как же нет, когда снаряды затоплены и ржавеют? И где логика: вопрос стал экологическим, поэтому не засекречивается, но секретность документов продлена




Партнеры