Обкорнали!

10 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 303

Подобных исков суды еще не видели: житель города Константиновки Донецкой области Владимир Ляшенко обвиняет свою жену в том, что она сознательно сделала его... импотентом. Что воспользовалась своими врачебными знаниями и подговорила знакомого хирурга сделать благоверному такую операцию, после которой от его недюжинной мужской силы остались одни воспоминания. Особое изумление у служителей закона вызвал возраст истца — 75 лет!


Будущая супруга Надежда с самого начала показалась ему слишком уж безразличной к плотским утехам. Но они все-таки поженились: любовь зла, и молодой супруг надеялся со временем растопить сердце холодной красавицы.

“Как я ее любил, как любил! Но она как-то странно реагировала на мое обожание, на ласки. Например, я ее целую, а она морщится! Говорила, что от поцелуев синеют губы, — вы слышали когда-нибудь подобную чушь? Она и целоваться-то совсем не умела, хотя мы поженились, когда нам было по 30 лет... А после того, как родилась дочь, она вообще начала постоянно отказывать мне в постели. А я уж так старался со всех сторон, чтобы понравиться ей!

Надежда никогда меня не уважала, помыкала, указывала, что и как делать. Потому что у нее должность заведующей гинекологическим отделением, а я — простой учитель. А я ведь еще и книги пишу, и по телевидению выступаю. Но она книг моих никогда не читала, только жаловалась, что ее раздражает стук машинки...

Вот так 46 лет я и жил без ласки. То есть от нее ласки не видел — спасали меня другие женщины. Вы только не подумайте, что я ловелас: даже при такой-то “любви” с ее стороны я долго старался сохранять верность — целых 10 лет.

А через 10 лет поступил в аспирантуру, стал работать над диссертацией, ездить в Москву... Встретил там женщину разведенную, Полину, — вот она-то первая и подарила мне ту радость, какой я не знал с женой. Я с ней таким орлом себя почувствовал! Потом стали появляться и другие женщины... Но Надежда о них ничего не знала — я скрывал, хоть она постоянно твердила: найди себе кого-нибудь, чтоб ко мне не приставал... Я понимал, что это блеф, пустые слова, что ее самолюбие такого не потерпит. И слава богу, что скрывал.

Десять лет назад мы с Надеждой все-таки развелись — сколько ж можно ругаться, терпеть унижения?! Правда, жить остались вместе — куда ж я уйду: наш дом построен по моему проекту, удобства все, библиотека на втором этаже, в подвале мастерская... И хозяйство общее продолжали вести — так проще. Что изменилось в нашей жизни после развода? Да ничего! Только я у нее любовь перестал выпрашивать...”

* * *

Так продолжалось до тех пор, пока Владимир Васильевич не надумал разыскать свою первую юношескую любовь.

“Мы с Риммой встречались в восьмом классе, а после окончания школы друг друга больше не видели. Но я нашел ее — в другом городе, представляете, после 48 лет разлуки! Она в больнице лежала, я разузнал про это и поехал. Явился и говорю:

— Я пришел к тебе через столько десятилетий!

И в щечку поцеловал. Она, конечно, меня не узнала, поначалу думала, что это какой-то баптист утешать ее пришел... А когда она выписалась, мы стали встречаться: я к Римме регулярно ездил — она жила в соседнем городке, муж умер... Она мне стихи любовные посвящала, почти сорок стихотворений. И еще начали писать книгу о нашей любви: главу она, главу я, более 700 страниц — эта книга сейчас готовится к изданию.

Вот эту рукопись жена у меня и нашла. Обозлилась до крайности, такой скандал устроила! Я возмутился:

— Мы же в разводе, какое тебе дело, с кем я встречаюсь?!

А она — как собака на сене: пошла на местное телевидение, где меня часто снимали, и говорит:

— Кого вы показываете: он же подонок, он к бабе ездит!

Стала меня шантажировать:

— Раз такое дело — разделяем хозяйство. Сам себе готовь теперь, стирай, продукты покупай!..



* * *

Большая любовь Владимира Васильевича тоже оказалась не вечной, и в 2000 году они с Риммой расстались.

— Тогда я решил помириться с женой. Пришел к ней и говорю: “Давай помиримся — к Римме я уже не езжу, она для меня умерла (в духовном смысле). Будем жить как раньше, забудем все!”

Жена уперлась:

— Нет, не хочу!

— Тогда, — говорю, — я подам объявление брачное, буду искать себе жену!

Две газеты мое объявление напечатали, стали женщины ко мне домой приходить знакомиться. А Надежда козни строит, отваживает их. Придет женщина, а она ей:

— Тебе сколько лет?! Ты же ему во внучки годишься!

Женщины, конечно, смущаются и уходят. Я говорю ей:

— Чего ты мне вредишь? Ты же сама не хочешь со мной жить!

Так вот и мучились. И тут у меня произошло обострение простаты. Начал я лекарства принимать, а Надежда давай уговаривать меня на операцию: мол, я врач-гинеколог, знаю, о чем говорю, консервативное лечение ничего не даст, надо оперироваться... Я и поверил ей. Она с хирургом договорилась, я его предупредил:

— Согласен на операцию, только если потенция останется на уровне: потенция для меня очень даже важна!

Он мне: да-да, конечно-конечно! И еще предложил мне сразу вторую операцию сделать — вазорезекцию, это чтоб детей больше не иметь. На что я ответил:

— Нет, оставьте меня мужчиной!

Ну а после операции выяснилось, что он таки сделал мне эту самую вазорезекцию. Сначала я не очень переживал: надеялся, что только детородной функции лишился, а дети-то мне зачем? Но прошел месяц-другой, смотрю: ба, так я ж импотентом стал!

И вот 4 года уже страдаю. Да если б меня предупредили о таких возможных последствиях, я ни за что даже на первую операцию не согласился: не было в ней жизненной необходимости! А два года назад моя сестра призналась:

— Надежда мне перед операцией говорила: попрошу врачей, моих коллег, сделать так, чтобы у него больше не стояло!..


Профессор Рамаис КАМАЛОВ, завотделением андрологии Института урологии, к которому мы обратились за комментарием, отрицает возможность преступных действий хирурга:

— Операция вазорезекции делается как сопутствующая при удалении аденомы для профилактики возможного воспалительного осложнения. Эти хирургические вмешательства иногда, в редких случаях, ведут к нарушениям эректильной функции, хотя для них может иметься также множество других причин: сосудистые либо гормональные нарушения, другие заболевания. Медицина не математика, и у любого, самого опытного хирурга всегда есть некоторый процент осложнений. Так что определенная взаимосвязь с операцией есть, но надо искать также и иные причины. В любом случае ни один врач не будет сознательно вредить пациенту.

Если говорить об этой семье вообще, то там налицо сексуальная дисгармония. И очень плохо, когда секс ставится во главу угла, потому что такой дисбаланс всегда может возникнуть даже в самой благополучной семье: все течет, все изменяется. Все-таки семейная жизнь должна строиться на других, более глубоких отношениях, нежели секс: на любви, взаимопонимании, преданности. Тогда и сексуальные проблемы всегда можно будет урегулировать.


Однако Владимира Васильевича он не убедил:

— Этот врач — он несерьезный человек! Как будто импотенция может вдруг с неба свалиться! И зачем мне сделали дополнительную операцию, если я был против? А если осложнения возможны, то почему меня о них не предупредили?! Я бы ни за что тогда не согласился!





Партнеры