Школьники-мажоры

15 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 378

В старших классах я часто замещала уроки. Однажды меня попросили провести математику у третьеклашек. Первое, что я увидела, зайдя в класс, — нагло улыбающуюся физиономию и ноги в дорогих кроссовках, закинутые на парту. На все увещевания дитятко отвечало: “А ты вообще знаешь, кто моя мама?” Мама была учительницей в нашей школе. “Маленький монстр”, — крутилось в голове. Оказалось, это еще не монстр. Мама-учительница — это, господа, детский лепет. А вот папа-генерал...

Кто не спрятался, я не виноват

Престижную школу на юго-западе столицы посещает чудовище. Оно нагоняет трепет на учителей, запугивает детишек и страшно-престрашно ругается. Чудовище учится во втором классе, родители зовут его Миша Горилкин (имена изменены), а одноклассники коротко, но емко: Дебилкин. Злые дети никак не хотят смириться с тем, что Миша тыкает их карандашом в лицо и бьет ногами в живот. Папа у Миши генерал, большой чин в ПВО. Но ученикам невдомек, что генеральские дети — особенные. Вот и пожаловались неопытные второклашки родителям, а те, не подумав, решили заступиться за своих чад.

Пошли к директору. Но директор, господин Беляев, в отличие от второклашек, знает, что ему можно, а чего нельзя. Он-то Мишиного папу уважает, ценит его генеральский труд. Решил школьный рулевой молчать, притаился и тихо-тихо сидит, выжидает.

А местный монстр тем временем в лучших традициях фильмов ужасов... укусил своего одноклассника в глаз! У Паши Сазонова образовалась гематома, распухло веко, и он неделю провалялся дома, залечивая следы от близкого общения с “приятелем”.

“Нам страшно подумать о том, как близко прошла беда, — написали директору Пашины родители. — Что вы собираетесь предпринять, чтобы защитить наших детей и избежать трагедии? Ведь если случится несчастье, нам с Вами тяжело будет жить с осознанием того, что мы, взрослые, не смогли уберечь наших детей”.

Но господин Беляев снова промолчал. Зато не молчал Горилкин. Он говорил во весь голос как умел, то есть матом. А одноклассники, услышав новые слова, незамедлительно повторяли их дома, приводя в ужас отцов и вгоняя в краску матерей. Однажды Миша решил подкрепить слова делом и на уроке физкультуры спустил штаны и продемонстрировал их содержимое девочкам-одноклассницам. Тут сдали нервы и у физрука. Он выгнал “просветителя” с урока...

А генеральский сынок, даром что только во втором классе, просек, на чьей стороне сила.

— Я неприкасаемый, — ехидно объявил он одноклассникам.

На этот раз неугомонным мамам и папам было обещано родительское собрание. Директор промямлил несколько дежурных фраз про педагогический процесс и переходный возраст и спешно ретировался. А папа-генерал, любезно посетивший мероприятие, ясно дал понять:

— Если вы не перестанете воспитывать моего сына, мало вам не покажется. А во всей заварухе виновата школа. Не можете справиться — при чем тут я?!

Тогда директор школы принял очень педагогическое решение: “общим решением педсовета” перевел в другой класс второклассника, чья мама возглавляла инициативную родительскую группу. В общем, возмущалась поведением юного Горилкина громче других.

Детям преподали запоминающийся урок: “не высовывайся” — вот принцип здравомыслящего человека. (Кстати, это родители пострадавших от “шалостей” Горилкина попросили нас изменить фамилии действующих лиц.)

И наглядно продемонстрировали систему “двойных стандартов”: у него папа — генерал, ему можно, а у тебя — дворник, вот и не рыпайся. А Мишу Горилкина школа научила жить “по понятиям”: с младых ногтей он усвоил, что такое безнаказанность.



Намочу как захочу

В другой школе того же Юго-Западного округа учится еще один “неприкасаемый”. Он доучился уже до шестого класса, зовут его Том Винк, по папе он швед. А по маме — сын бывшего работника Минобраза. Этот юноша любит не только бить одноклассников в пах, но и душить их веревкой! А также стрелять друзьям в лицо резиновыми пульками. По “неосторожности” Тома его одноклассница Катя попала в больницу с сотрясением мозга: мальчик просто неудачно открыл железную дверь. Пару раз разгуливал по школе с ножом — хорошо, что вовремя заметили...

— Том постоянно срывает уроки, — жалуются родители шестиклассников. — Но по какой-то таинственной причине от наших жалоб просто отмахиваются.

Над учителями Том просто издевается. Как-то раз его попросили намочить тряпку и вытереть доску, так изобретательный мальчик на тряпку просто... написал. На уроках он лает (!), ползает под партами, катает по школьной доске машинки.

— Очень бы хотелось провести медицинскую психиатрическую экспертизу, — добавляют родители. — Но без согласия его мамы это по закону сделать нельзя.

Вот так и учатся, как на пороховой бочке...



Бой страусиной политике

— По Закону РФ “Об образовании” (ч. 2 ст. 5) “государство обеспечивает гражданам право на образование путем создания соответствующих социально-экономических условий для получения образования”. В том же законе (ч. 1 ст. 51) сказано, что “образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся”. Очевидно, что в вышеописанных примерах приведенные государственные гарантии абсолютно не действуют, — таков комментарий юриста Хариса Хамидуллина. — Во-первых, многие родители, опасаясь мер со стороны школьной администрации, предпочитают молчать. Поэтому по официальным отчетам обстановка в школах вполне нормальная и нет поводов для принятия срочных мер. Во-вторых, в Министерстве образования до сих пор существует практика выставления учебным заведениям оценок по принципу: “за медалиста — плюс”, “за второгодника — минус”, “за победу в олимпиаде — жирный плюс”, “за сорванный дебоширом урок — жирный минус”. Вот директора школ и пытаются свои проблемы скрыть. Как же защитить детей от “безобидных шуток” юных изуверов, если директора попросту запуганы их суперпредками?

Во-первых, не надо бояться выносить сор из избы. Если, не дай бог, очередной “неприкасаемый” кого-нибудь покалечит и вы постфактум обратитесь с жалобой, вам справедливо заметят: “А почему вы раньше-то молчали?”

Во-вторых, за серьезные дисциплинарные проступки либо за хроническую неуспеваемость по двум и более предметам буйного ученика могут исключить из школы. Несколько преподавателей должны написать жалобу о том, что школьник мешает учебному процессу и тем самым нарушает закон об образовании.

В-третьих, если ваш ребенок все же пострадал от действий одноклассника, обязательно возьмите у врача справку, подтверждающую травму. Если причинен вред здоровью ребенка или нанесен моральный ущерб, вы имеете право предъявить иск к администрации школы. Но в этом случае вам придется доказать, что в действиях вашего ребенка не содержится прямой вины за случившееся.

— Проблема детей “больших” родителей встречается часто, — считает психолог, руководитель отделения “Помощь кризисным семьям” Центра социально-психологической адаптации и развития подростков Вячеслав МОСКВИЧЕВ. — Потакание, с одной стороны, и жесткость, авторитарность, безапелляционность требований, с другой, приводят к неуравновешенному поведению ребенка. Он начинает уважать силу и презирает слабость, за которую принимаются мягкость и сочувствие. Возможно, мальчик выражает чувства, которые предназначены для его собственных родителей, но которые нет возможности выражать в семье. Наши учебные заведения испытывают большие трудности в работе с детьми, невосприимчивыми к стандартным методам воздействия (плохая оценка, вызов родителей, окрик, угроза). Но существует Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. Оставлять без внимания насилие над ребенком нельзя.






Партнеры