Поруганное кладбище

19 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 462

На Преображенском кладбище в Москве есть место, где в 1941-м хоронили защитников Москвы. До 1947 года сюда же привозили москвичей, умерших в госпиталях от ран, — всего 2010 братских и индивидуальных могил.

И вот на эту Пасху люди пришли на кладбище помянуть родственников и... остолбенели, увидев ровное поле. Могил не было.

“Сюрприз” приготовили ветеранам Великой Отечественной и их родственникам московские власти. Взявшись за реконструкцию воинского некрополя Преображенского кладбища, они начали с того, что сняли надгробия и срубили деревья. И кто где лежит — теперь поди разбери.

В Вербное воскресенье Тамара Никитична Заморина приехала на кладбище навестить могилу отца. И увидела пустоту. Те могилы, где стояли ограды, остались нетронутыми, но больше сотни неогороженных оказались стерты с лица земли. Спиленные деревья и сложенные стопкой надгробия...

Ком в горле и слезы. Там, где лежит ее отец, гвардии майор Чуб Никита Павлович, даже холмика нет. То есть теперь она уже и не знает, где он лежит. А как узнаешь, если одно голое поле осталось, и даже деревья — живые приметы, и те повырублены?

Проходившая мимо служительница утешила: “Не убивайтесь вы так, через год приходите, когда мемориал откроют. Такую красоту наведем — не узнаете!”

Вот этого — не узнать мест, где лежат погибшие воины, — больше всего и боятся их родственники. Уж если нужно было реконструировать захоронения, можно было сделать это постепенно: убрали плиту — поставили новую. Сняли цветник — положили плиту...

Еще прошлым летом к Замориным, навещавшим могилу отца, подошел мужчина. Рассказал, что есть проект — количество могил сократить, а в центре устроить мемориальный комплекс. Заморины возмутились: “Что значит “могилы сократить”? Люди ведь не к камню приходят, а к останкам”.

Позже они увидели вывешенный на центральной аллее план реконструкции: старые бетонные памятные доски заменят на гранитные, обновят стелы на братских могилах, поменяют общий памятник. Благое в общем-то дело. Такому решению Департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы родственники усопших воинов только обрадовались — им-то не разрешалось самостоятельно менять обветшавшие за 60 лет надгробия — на воинских кладбищах все должно быть по единому образцу. Правда, исключения все же находились — кое-кому уже давно удалось “выхлопотать” и гранитно-мраморные плиты, и памятники, и (что уж и вовсе противоречит строгим правилам воинских некрополей) оградки. Заморины в свое время тоже пытались добиться “поблажек”: просили оградку поставить — да все без толку. А ведь именно оградка и защитила бы сейчас родную могилу от надругательства…

...Неподалеку от нас пожилая женщина втыкает в ровную землю одинокий цветок.

— Кто у вас здесь?

— Отец зятя. Я когда увидела, что от могилы ничего не осталось, чуть сознание не потеряла. Сейчас уже попривыкла, я часто здесь бываю.

Но думает сейчас Вера Александровна не о себе, а о женщине, имени которой она даже не знает:

— Она откуда-то очень издалека раз в год приезжает. Из Тюмени, кажется. За могилкой ухаживает. Завтра приедет, а здесь пустыня. Мне даже подумать страшно, что с ней станет.

В дирекции кладбища нам пояснили, что действуют в соответствии с указом президента: в апреле 2005 г., к 60-летию Победы, должны закончить реконструкцию. Предварительно сделали аэрофотосъемку, и новые надгробия поставят на старые места.

Но родственники погребенных не верят, что обелиски поставят именно туда, где лежат останки их родных — наверное, потому, что никогда не смогут этого проверить. Они не понимают, зачем растянули реконструкцию больше чем на год. Не понимают, почему увечить могилы воинов, погибших за Родину, понадобилось именно перед Пасхой и незадолго до Дня Победы — ведь именно в эти дни воинские некрополи наиболее посещаемы.

И еще они не понимают, как можно так по-свински относиться к людям — к их памяти, сердцам и душам, — даже если это делается во исполнение приказа президента.


Ситуацию, сложившуюся вокруг могил защитников Москвы, комментирует Лариса КОРЖНЕВА, заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг г. Москвы:

— Еще до начала реконструкции воинского некрополя Преображенского кладбища все памятные плиты и другие сооружения были пронумерованы и сфотографированы. В необходимых случаях надписи подкрашивали для их лучшей читаемости на фото. На стадии разработки проекта началось создание компьютерной базы данных, включающей полнейшую информацию о захороненных воинах. В результате выверки и анализа списков было установлено более 1300 советских воинов, имена которых не были нанесены на мемориальные плиты, выявлено более 1500 имен, которые были искажены или повторялись на памятных плитах, иногда даже других кладбищ.

Помимо замены обелисков будет сделана площадь, где будут проходить ритуалы отдания воинских почестей. В ее центре установят стилизованную колокольню в знак скорби о погибших. Вечный огонь также перенесут в зону центрального мемориального знака. Подходы к мемориальному комплексу вымостят бетонными плитами, реставрируют декоративную ограду, обустроят партерные газоны.



Партнеры