Александр Mальцев: Mы — старики, но нас боятся

20 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 274

...Константин Иванович Бесков поднял трубку после первого же гудка и сразу согласился пообщаться с корреспондентом “МК”. Особенно после того, как узнал, по какому поводу звонок. Он был искренне рад поздравить через нашу газету старого друга Александра Мальцева, которого когда-то мечтал переманить из хоккея в футбол. Не получилось. Но в дальнейшем это никак не отразилось на добрых отношениях мэтра советского футбола и легендарного хоккейного нападающего.

— Как же я переживаю за таких игроков! — Константин Иванович явно растрогался. Даже позвал жену Валерию Николаевну к параллельной трубке: “Ой, Саша? Мальцев? Как он? Мы очень любим его, очень! И поздравляем от всей души!”

— А за каких игроков вы переживаете, Константин Иванович?

— За великих, когда они заканчивают свою карьеру. Это всегда так грустно, тяжело. И вот я хочу Саше пожелать, чтобы он в душе никогда от игроцкой жизни не уходил. Желаю ему успехов, чтобы были здоровье, энергия и, главное, настроение хорошее — иначе тупик. Чтобы получалось у него все, что задумает. Я всегда болел за него, а мы ведь общаемся уже столько лет...

— Жалеете, что не удалось переобуть его в бутсы?

— Я-то жалею, потому как был сильно в нем заинтересован. Но он, по-моему, — нисколько.

И все-таки Мальцев навсегда запомнил слова Бескова: “Я такого футболиста еще не видел”. (Цитирую Сергея Микулика из интервью “Спортклубу”.) После того как году в 68-м он с несколькими хоккеистами динамовский футбольный дубль обыграл...

— Здоровье подвело, на лед выходить уже не могу, — не скрывает Мальцев. — Разве что мастер-класс для детишек иногда устраиваю. А с хоккеем — все. Закончил.

— Смирились?

— Успокоился, скажем так.

— Вот только голос у вас грустный отчего-то...

— Да это я все из-за юбилея переживаю. Нервничаю больше, чем перед финалом чемпионата мира! Было бы мне 25 — другое дело. Пригласил бы ребят, посидели бы в кафе — выпили шампанского моего любимого и разошлись. А тут... Как представлю, какому уровню придется соответствовать, какой официоз будет — не по себе как-то становится.

— Если не секрет, как такой день рождения будете отмечать?

— Сначала дома с семьей. Потом приглашу друзей в ресторан. А 26-го меня будут чествовать в “Динамо”. И вот я жду не дождусь, когда все это закончится. Тогда я буду самым счастливым человеком и сразу уеду на дачу. Отдохнуть недельки на две...

— Правда, что вы из породы одиночек? И абсолютно самодостаточный игрок?

— То, что по натуре я одиночка, правда. Но, мне кажется, я всегда умел находить общий язык с другими игроками, и они понимали меня.

— А случалось, что вас обвиняли: якобы своим “я” вы душили чужой потенциал?

— Случалось. Но я переставал играть с этими людьми и “душить их потенциал” — только они отчего-то вскоре из сборной исчезали.

— Я слышала, вы необщительный человек, замкнутый. И по-настоящему близких друзей у вас немного...

— Знали бы вы, насколько этих друзей стало меньше, когда прошел пик моей карьеры. Как растворились все. Зато теперь я совершенно с другими людьми общаюсь. Которые меня действительно любят. Я и вправду человек довольно замкнутый, всем подряд не открываюсь. Но когда чувствую искреннее отношение, поверьте, ради таких людей я всю душу наизнанку способен вывернуть.

— Но самого близкого друга судьба у вас отняла...

— Это правда. Если бы жив был сейчас Валера Харламов, совсем бы по-другому все у нас сложилось. Его мне никто заменить не смог. Было время — я жил один, в квартире без телефона. И обреченно так в пустой дом после очередного долгого отсутствия возвращался. Вдруг чувствую еще на лестнице — запах жареной картошки, просто божественный. Открываю дверь — а меня на кухне Валерка ждет. И масло на сковородке приятно так шкворчит...

“Последним лидером в нашей сборной был Фетисов...”

— Не жалеете, что в футбол из хоккея в свое время не ушли?

— Я не мог уйти. Моим крестным отцом был Аркадий Иванович Чернышев. Я обожал его. Я не способен был предать его. Вообще не умел изменять — ни другим, ни себе.

— Вас сейчас к работе в сборной не привлекают — в качестве тренера или консультанта?

— Жизнь в спорте коротка, особенно в хоккее. Мы стали стариками, но у нас появилось много врагов. Нас боятся. Ведь если человек — легенда, он всегда имеет веское слово. А для новых руководителей, которые командуют и платят деньги, такие авторитеты не нужны.

— Не случайно тренеры часто боятся звезд: ими невозможно управлять.

— Это смотря какие тренеры. На самом деле создают атмосферу в команде — звезды. Все крутится только вокруг них. А в нашей сборной сейчас такого лидера нет. В этом вся беда. Вот вы все пишете: Ковальчук, Ковальчук... Буду счастлив, если он оправдает такие авансы. На мой взгляд, последним настоящим лидером в нашей сборной был Фетисов — он полностью руководил игрой.

Но не все тренеры были по духу близки Мальцеву. Не всем был по духу близок и он. К примеру, в ЦСКА к Тарасову он так и не пошел, сколько тот ни звал. Предпочел “Динамо”, чего великий тренер так ему и не простил...

— Вот вы говорите — звезды, но как же тогда провал на чемпионате мира в Питере объяснить? Там даже не поймешь, вокруг кого все крутилось: одни звезды за Россию и играли...

— Это был нонсенс. Но посмотрите на ситуацию в НХЛ. Там же зритель без звезд вообще на игру не придет. Там на звезд молятся. Другие игроки во время матча их пуще президента охраняют, лишь бы идеальные условия им создать, лишь бы они забивали.

— А вас тоже лучше президента охраняли?

— Меня — нет. Тогда времена другие были...

А ведь Мальцев был любимым хоккеистом тогдашнего главы нашего государства Юрия Андропова, к которому был вхож в любое время. Это отпугивало недоброжелателей, но численность их отнюдь не уменьшало. Между тем, если бы не Андропов, так, может, Мальцева и на собственную свадьбу из команды не отпустили бы.

— Но сейчас ситуация изменилась. Сам хоккей изменился. И таких игроков, как Буре или Гретцки, в НХЛ охраняют, поверьте, достойно. Не дай бог их кто-то ударит — этому игроку моментом башку оторвут.

Вот такие ребята, как наш защитник Юдин, например. По жизни — добродушнейший человек, отличный семьянин. Но когда выходит на игру, то в гуще битвы — он первый. И я приветствую таких людей. В хоккее у каждого своя роль: звезды — играют, а драться должны другие.

— На чемпионат мира в Чехию поедете?

— Пока не приглашали. Что ж, видно — не судьба. Но как же мне хочется, чтобы наша сборная выиграла этот чемпионат и вернулась домой с высоко поднятой головой. Чтобы наконец перестало быть стыдно... Для меня это будет лучший подарок. И потом — хватит уже огорчать наших болельщиков!

— Вы неоднократно говорили, что футбол как игру ставите выше хоккея. В этом сезоне на матчи Премьер-лиги будете ходить?

— Однозначно — нет. Сейчас в наших клубах играют одни иностранцы, которые ни слова по-русски не понимают. А с переводчиком на российский футбол ходить как-то не пристало...




Партнеры