“Четверка” по логике

23 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 154
3. Империализм — канун социалистической революции

Если Бернштейн и другие вожди II Интернационала отодвигали социализм в туманные дали будущего, то Ленин сделал вывод, что социализм стоит у дверей, он уже в повестке дня человечества. В своем учении об империализме он утверждал, что между империализмом и социализмом ничего нет.

Запертый войной в нейтральной, но захолустной Швейцарии, Ленин работает и работает. Если просмотреть его конспекты и выписки, известные как “Тетради по империализму”, то приходится признать, что прошедшие после “Развития капитализма в России” двадцать лет не изменили его метод добросовестного исследования и, к сожалению, и его склонность делать преждевременные и поспешные выводы.

Маркс был исключительно логичен. Когда капитализм развивает производство до степени, при которой оно уже не может существовать в рамках частной собственности, происходит смена форм собственности. Наступает социализм.

Но как узнать, когда эта степень достигнута? Маркс об этом ничего не говорит. Зато Ленин отвечает: капитализм запутался в неразрешенных противоречиях. Он навязал миру невиданную бойню. И момент ухода капитализма с исторической сцены и момент прихода социализма уже наступил. Сегодня, сейчас.

Первый вывод Ленина — о кризисе капитализма и необходимость его замены — возражений не вызывает. А вот второй — что капитализм должен быть заменен именно социализмом — нечто далеко не само собой разумеющееся.

Что именно принял Ленин за готовность мира к социализму? Не обобществление и характер производства, не уровень производительности и тем более не уровень развития личности человека. Ленин считает обоснованием социализма то гигантское огосударствление, которое навязала мировая война. Война потребовала учета всего и вся, война заставила распределять ресурсы, война вынудила ввести карточную систему и установить нормы потребления. Вместо стихийного рынка — четкие указания военных министерств и генеральных штабов.

Я когда-то читал многотомные военные мемуары Дэвида Ллойда Джорджа. Он как министр в военном правительстве Англии добился улучшения ситуации на фронтах именно установлением всяческих норм, вводом правил и методов регулирования, прикреплением рабочих к заводам, организацией соревнования и т.д. Но после окончания войны это планирование и командование экономикой отменили. А Ленин предлагал считать эту военную систему необходимой и достаточной базой социализма. Надо только осуществить мировую революцию.

В те годы не один Ленин огосударствление экономики принимал за социализм. Алексей Иванович Путилов, которого С.Ю.Витте характеризовал как “выдающегося финансиста”, когда в начале Первой мировой войны его знаменитый завод в Петрограде (по величине первый в России и третий в Европе) перешел под управление военного ведомства, говорил: “Секвестр — переход заводов в казну, шаги по пути социализма”. Путилову простительно, но Ленин-то изучал подход Маркса к тому, что такое социализм, и знал, что базой социализма не могут быть юридические меры в сфере надстройки или в области распределения. У захваченной Лениным в России власти было три пути.

Первый — модель Троцкого. Превратить страну в военный лагерь и форсировать немедленно мировую революцию.

Второй — развивать заложенные в нэпе основы — сочетание государственного и частного секторов, сочетание государственного регулирования и рынка. Это был путь, который мог привести к созданию постиндустриального общества — того самого, которое потом начал создавать в США Рузвельт (“новый курс”). Только он давал большевикам шанс удержаться у власти.

Но в СССР был реализован третий путь — сталинский. Сталин беспощадно, ведя счет на сотни тысяч и миллионы жертв, уничтожил и класс мелких собственников, и сторонников всех других вариантов развития революции — и в партии, и в стране, и в мировом коммунистическом движении.

Государственно-бюрократический социализм смог создать тяжелую военную индустрию, выиграть Вторую мировую войну, десятилетиями поддерживать паритет в ядерном и ракетном оружии. Провел государственно-бюрократическую культурную революцию, развил опять-таки государственно-бюрократические формы образования и науки.

За это была заплачена чудовищная цена: грабеж природных ресурсов у будущих поколений, колоссальное загрязнение природы, уничтожение элиты всех народов России, гибель миллионов людей, превращение оставшихся в граждан советской казармы, расходующих основное время на очереди за самым необходимым.

Все это произошло потому, что социализм не соответствовал, говоря словами Маркса и самого Ленина, уровню развития производительных сил в ХХ веке. Он не смог обеспечить подлинно научно-технический прогресс и, как итог, достойный уровень жизни человека. Атомную бомбу, ракеты, компьютеры, телевизоры, радары, синтетику надо было заимствовать, а то и просто красть из-за рубежа. К тому же без ежегодного ввоза хлеба СССР не мог существовать. Падение цен на нефть и истощение золотого запаса прозвучали последним звонком к последнему акту этого великого эксперимента ХХ века. Поэтому ленинско-сталинский социализм — как и национал-социализм Гитлера — оказался тупиковым вариантом преодоления капитализма.

Но это был один из тех тупиков человечества, которые помогали ему находить правильные решения. Исступленная вера Колумба в возможность доплыть до Индии привела его к открытию Америки, о которой он не подозревал. Исступленная вера Ленина в то, что уже в ХХ веке социализм может заменить капитализм, дала огромный исторический опыт, который угрожал капитализму, давил на него, заставлял его трансформироваться, перенимать — насколько было возможно — позитивное у социализма и в конце концов начать превращение в новый, постиндустриальный строй: опять-таки, по Марксу — в самой развитой стране капитализма, в США. Социализм обозначил все опасности, выявил все капканы, расставил, где нужно, флажки “заминировано”, показал человечеству, что могут государство и бюрократия и чего им нельзя передавать, до чего их нельзя допускать. Ленинско-сталинский социализм наряду с кризисом капитализма, наряду с гитлеровским национал-социализмом — одна из повивальных бабок постиндустриализма, который утверждается сейчас повсеместно на нашей планете.

Ленин и его революция, залп “Авроры” открыли не эру социализма, а дали старт замены капитализма постиндустриальным строем, который как раз и соответствует достигнутому уровню развития человека и самой цивилизации.

Гениальность Ленина состояла в том, что он первый поставил в повестку дня как практическую задачу уход капитализма с исторической сцены. Ленин же и нанес первые сокрушительные удары по старому миру.

Ошибка же Ленина состояла в том, что он, нарушая логику, видел в качестве единственно возможной альтернативы капитализму социализм.

Впрочем, в истории далеко не всегда встречались случаи, когда лидер, эффективный в устранении отжившего, становился и творцом именно того, что должно утвердиться.



Партнеры