Я, конечно, вернусь...

7 мая 2004 в 00:00, просмотров: 400

Есть в голландском Амерсфорте военное кладбище, о существовании которого до недавнего времени не подозревали даже старожилы. Оно заботливо ухожено, но оживает лишь раз в год — 9 мая, когда сотрудники дипмиссий стран, когда-то входивших в СССР, возлагают венки к памятной стеле. Здесь покоится прах советских узников концлагерей, умерших в госпиталях после освобождения из лагерей смерти. Родственники ничего не знали о них, пока Судьба в лице симпатичного высокого парня из Голландии не позвонила в дверь.

Еще студентом Ремко Рейдинг работал в небольшой газете “Амерсфортс Курант” спортивным обозревателем. В 1998 году по программе обмена посетил Россию, за что в редакции его окрестили “главным русоведом” и предложили выяснить историю “Советского поля славы” — воинского мемориала на местном кладбище Рустхоф. Толком о нем никто ничего не знал, хотя там покоились 865 человек...

Ремко установил, что часть кладбища занимают могилы неизвестных солдат, узников концлагеря “Амерсфорт” — 101 человек умерли от истязаний и лишений или были расстреляны.

В городе Маргратен тоже имелось воинское кладбище — американское, на котором хоронили умерших в госпиталях уже после освобождения из лагерей советских пленных: 691 могила. В 1947 году американцы решили перенести с него могилы жертв войны неамериканского происхождения. Русских перезахоронили в Амерсфорте. До 1979 года из различных частей Голландии на Рустхоф были перевезены останки еще 73 советских солдат. Теперь это единственное в Нидерландах воинское кладбище, где покоится прах только советских военнопленных — скорбный кусочек “русской земли”.

Группа, переведенная с американского кладбища, сопровождалась бумагами с именами и фамилиями умерших. Больше — ничего. Ремко сопоставлял эти фамилии со списками, полученными в военных архивах, и в 2000 году наконец установил место жительства нескольких человек. Двое из них когда-то жили недалеко друг от друга, в Крыму: Владимир Ботенко — в Симферополе, Петр Коваль — в Алуште.

Ремко отправился на Украину. Краеведческий музей, загсы, милиция, архивы — и первый итог: двое сыновей Владимира Ботенко живут в Ялте. Они толком не поняли, что происходит: им позвонили, сказали, что кто-то приехал по поводу отца. Каково же было их изумление, когда вошел иностранный гражданин и сообщил место, где находится отцовская могила и как он умер. Ботенко-младшие рассказали, что отец пропал без вести, что его вроде бы видели в Германии, но толком ничего не знали. В действительности же Владимир Ботенко умер от туберкулеза в мае 1945 года — умер уже свободным человеком, после освобождения концлагеря американскими солдатами...

Дмитрия Ботенко газета, где работал Ремко, пригласила в Голландию посетить могилу отца. За 55 лет, минувших после окончания войны, это был первый “советский” человек, посетивший могилу родственника.

Для Ремко Рейдинга встреча с семьей погибшего Владимира Ботенко стала поворотной. Позже в честь Дмитрия Ботенко Ремко назовет своего сына. А пока... пока он обрел крылья. Он понял, что может найти и 2, и 10, и 20 семей. Нужно только терпение... Тем временем в Симферополе на сообщение по радио откликнулась женщина, знавшая жену Петра Коваля. Она рассказала, что Галина больше не вышла замуж и давно умерла. Но ее племянница живет сейчас в Москве. Ремко отправился в российскую столицу и нашел-таки эту племянницу. Каково же было его удивление, когда он узнал, что муж ее дочери работает в голландской компании, офис которой находится... в Амерсфорте, в ста метрах от “Советского поля славы”...

— Я человек неверующий, — говорит Ремко, — но у меня появилось ощущение, что кто-то сверху мне помогает.

Остановиться Рейдинг уже не мог. За год он нашел еще 6 семей — в Ростовской и Белгородской областях и Краснодарском крае. В Ростове он обрел — по собственному признанию — самый важный результат своего труда: коллега и переводчица, студентка журфака РГУ Ирина Чернобровкина, помогавшая в расследовании, покорила его сердце. Теперь они вместе исследуют исторические документы, ищут родственников погребенных в Амерсфорте солдат, организуют их приезд в Голландию — 7 семей уже побывали на могилах отцов. Им надо торопиться: уходит время, а с ним — и люди. Сейчас почти не осталось в живых жен и братьев-сестер. Да что там — даже дети тех солдат один за другим уходят...

Ремко с Ириной нашли родственников 55 солдат. Столько лет прошло после войны, а люди только-только получили первые новости об отцах и братьях. Люди говорят: “Мы в ножки им должны поклониться...” Ира рассказывает, что лишь для одной женщины — 82-летней Татьяны Кулик — их сообщение стало в какой-то степени трагичным. Она до сих пор ждала своего Андрея, надеялась, что он жив, но не может вернуться к ней по каким-то причинам. Всю жизнь прожила одна, год назад схоронила сына. На встречу она пришла в трауре...

Расследование Ремко Рейдинг ведет исключительно на свои средства. Лишь в этом году власти двух городов — Амерсфорта и Лёсдена — решили поддержать его материально. Зачем он этим занимается? Такая миссия: закончилась Вторая мировая война, и спустя четверть века в далеком Амерсфорте родился голландец — вполне возможно, что родился специально для того, чтоб найти и показать русским людям могилы их родных.




Партнеры