Канн начался с песни Педро

14 мая 2004 в 00:00, просмотров: 161

Квентин Тарантино любит сладкое и добрым себя не считает. Это выяснилось на вечеринке сразу после торжественного открытия 57-го Каннского фестиваля. Как и многие другие забавные детали из жизни кинозвезд, с которыми корр. “МК” разговаривал за столом с морскими волками и лесными ягодами в соусе из роз. Другой главный виновник торжества — режиссер фильма-открытия “Плохое воспитание” Педро Альмодовар — вообще заявил, что для него, что вино, что водка, что джин — все одно “вино”. И объяснил почему.

Каннский фестиваль, несмотря ни на что — дождливую погоду, угрозы срыва бастующими актерами, которых организаторам фестиваля удалось уговорить не портить праздник всего за несколько часов до церемонии, — все-таки открылся. Как всегда бравурно и торжественно, при большом стечении восторженных и ликующих толп, оккупировавших Дворец фестивалей, так что яблоку негде было упасть. Главными героями почетной красной дорожки на сей раз стали председатель жюри Квентин Тарантино в сопровождении своей коллеги по цеху и успеху Софии Копполы и режиссер фильма-открытия Педро Альмодовар.

Тарантино начал с заявления: “Когда мне было восемь лет, я впервые прочел в одной газете о Каннском фестивале. Так как я уже тогда был серьезно болен кино, Канн казался мне сказочным раем. И я решил, что нужно туда обязательно попасть, потому что именно там можно реализовать свои мечты. Впервые я побывал в раю в 1992 году, когда мой фильм “Бешеные псы” показали во внеконкурсной программе. Второй раз я приехал с “Криминальным чтивом”, и мне уже вручали “Золотую пальмовую ветвь”. И вот теперь я здесь в третий раз в качестве председателя жюри. Можете представить мои чувства?..” В ответ он услышал аплодисменты.

Последними же на красной дорожке появились члены съемочной группы фильма-открытия “Плохое воспитание” во главе с заметно поседевшим любимцем фестивальной публики режиссером Педро Альмодоваром. Главный молодой герой нынешнего Канна, мексиканский красавчик Гаэль Гарсиа Берналь, в ладно сидящем фраке и массивно-модных бутсах, улыбается и подмигивает зрителям. У него отличное настроение. Он молод, знаменит и приехал на фестиваль сразу с двумя значительными главными ролями — у Альмодовара и в конкурсном фильме “Дневники мотоциклиста”, где он сыграл культового Че Гевару в юные годы. Рядом — Жан-Поль Готье. Он подготовил эскизы костюмов. Готье в восторге от фильма Альмодовара: “Это просто гениальный режиссер. Все его фильмы замечательные. У него волшебные руки, и он хорошо знает что хочет”.

В зале Люмьер начался показ фильма “Плохое воспитание”. Нужно отметить, что впервые фестиваль открывается фильмом из Испании. Свой показ фильма Альмодовар посвятил погибшим при теракте в Мадриде. На вопрос — не жалеет ли он, что его фильм не вошел в конкурсную программу, режиссер сказал: “То, что мой фильм открывает фестиваль, уже большая честь для меня, и это равнозначно тому, если бы я получил “Пальмовую ветвь”.

Кстати, уже на следующий день после премьеры мировая пресса обрушилась на скандалиста Альмодовара с упреками: “Плохое воспитание” — прямая критика церкви. В своей новой ленте режиссер смешал прошлое и настоящее, заставив зрителя плутать по лабиринтам времени и чувств, которые испытывают его герои. Он не стал облегчать задачу зрителям: персонажи фильма то двоятся, то троятся (Гаэль Гарсиа Берналь сыграл сразу три роли). В двух словах сюжет фильма сводится к тому, что к режиссеру Энрике приходит его старый приятель Игнасио, с которым они вместе учились в католической школе и тогда были влюблены друг в друга. Игнасио соблазнил учитель, позже он стал трансвеститом, наркоманом и умер. Но в сегодняшней жизни режиссера его старый приятель появляется вновь и приносит ему сценарий своей собственной жизни, в которой он якобы умер. Сюжет особенно пронзительно воспринимается оттого, что в нем, видимо, много личного: Альмодовар получил католическое воспитание и пел в церковном хоре.

На пресс-конференции Альмодовар опроверг приговор мировой прессы о том, что его фильм антиклерикален: “Я думаю, не имеет смысла бороться против этого. У церкви свои проблемы, она сама себя разрушает. Я не могу сказать обо всем мире, но именно так происходит в Испании. Церковь — сама свой самый злейший враг”.

Кстати, торжественный ужин в честь открытия, состоявшийся сразу после показа “Плохого воспитания”, прошел в прямо противоположном мрачному тону фильма духе, не заставившем публику сменить праздничное настроение на более минорное. Стол, разумеется, способствовал этому. Помидоры по-андалузски с цветами спаржи, филе морского волка, зажаренного на гриле с соусом из овощей, лесные ягоды и мармелад из абрикосов в сиропе из роз — вот только то из меню, что удалось попробовать нашему корр., присутствовавшему там. Подавали вино барона Ротшильда урожая 1998 года. Причем сам виновник торжества, Педро Альмодовар, пил только минеральную воду, а на вопрос корр. “МК” о том, почему же он обходит вниманием вино и какое все-таки предпочитает, режиссер ответил:

— Я в этом вопросе не так хорошо разбираюсь, как в кино. Для меня вино — все напитки с алкоголем, так я это называю.

— Что, и водка и джин для вас тоже вино?

— Конечно! Там же тоже есть алкоголь.

Стоявший неподалеку Тарантино, не обращаясь вроде как ни к кому конкретно, вдруг похвалил десерт.

— Да, те, кто любят сладкое, — добрые люди, — не растерялся корр. “МК”.

Тарантино засмеялся:

— Я не особенно в этом уверен...

Потом всех приглашенных перевезли на катере на небольшой остров, и там начался дивный фейерверк — пушки палили с десяти кораблей! А закончилось все грандиозным шоу трансвеститов — в тему “Плохого воспитания”, в финале которого на сцену взобрался сам Альмодовар и запел — публика подхватила. Тарантино веселился больше всех.




Партнеры