Концерт для колобка с оркестром

21 мая 2004 в 00:00, просмотров: 328

РЕЙТИНГ

Вопрос: “Кем ты, детка, хочешь быть?” — такой же бессмысленный, как дилемма, перед которой взрослые тупицы ставят крошку: “Кого ты больше любишь — папу или маму?” В космонавты и пожарные дети точно не собираются. Им подавай такое, чтобы денег было много и сразу, как у красавчика Ходорковского. Как узнать, что ждет тебя в недалеком будущем? Наглядный пример — книги, в которых — не только подробности разных профессий, вплоть до президентской, но и горькая правда, скрытая от нас, как обратная сторона Луны.


1. Вам было когда-нибудь кого-нибудь жалко? Можно даже не отвечать, потому что жалко у пчелки, а пчелка на елке. А вот мальчик Шурик мало того что подрабатывал переводчиком и ни разу не запятнал честь пионера, так еще и не мог ничего без этого делать. “Именно в этот момент понял, чего от него ждут. О чем тут говорить? “Как всех женщин жалко, — мелькнуло у Шурика. — Всех…” Вот так вот всех и жалел: в понедельник одна, во вторник — вторая, и так до пятницы. Эх, молодость, молодость… Любовь — она ведь одна, но уехала после школы за границу. А когда вернулась на денек, увидела, во что превратился ее возлюбленный, так и подумала: “Он как будто немного святой. Но полный чудак”. Людмила Улицкая, думаю, меня простит за замену одной буквы в последнем слове.


2. Вот за что мне нравится Дарья Донцова, так это за умение выдумывать веселые имена для своих героинь, в данном случае — Виола Тараканова. А чем я хуже? Возьму и переделаю сюжет “Концерта для колобка с оркестром” на свой лад.

Жил, значится, в деревне следователь. И звали его Сидор Хнойный. Однажды, обходя под хмельком окрестности, заглянул он на чердак одного дома, а там мужик сидит да горюет. “Эх, Макарка, — узнал он его, — нам ли быть в печали”. И поведал тот, что баба его ему пить запрещает и на чердаке велит сидеть. Ну а Сидор дал ему “смелой воды” да и отвел к себе в лачугу. Да там и вспомнили, что забыли бутыль на чердаке.

— Ну и кто ты после этого? — спросил Макар.

— Сидор, — ответил следователь и заплакал.

Примерно такой сюжет и в данной книге, только с использованием женских лиц.


3. “Посреди огней вечерних и гудков машин мчится тихий огонек моей души”. Услышал такую строчку — и сразу вспомнил дальнобойщиков. При этом хочется посоветовать режиссерам сериалов не выдумывать свои истории, а обратиться напрямую к Артуро Перес-Реверте. Сюжет прост: в машину к дальнобойщику забралась девушка, из которой пытаются сделать проститутку, и он ее увозит. А дальше — погони и разборки с сутенером. Все, сюжет есть, мотор, начали.


4. “Суматоха в Белом доме” — это американский ответ Кристофера Бакли на “Байки кремлевского диггера”. Что-то вроде: вы — человека в космос, а мы — на Луну; вы — “МиГ-29”, а мы — самолет-невидимку “F-16”; вы — книгу про Путина, а мы — про Такера. “Феникс” было кодовое имя, присвоенное президенту Такеру секретными службами”. А говорили, государственная тайна...


5. Тяжела и неказиста жизнь простого журналиста. А если ты еще при этом работаешь в деловом издании, то все, можно считать: каюк. Некая газета “Российский курьер” опубликовала интервью с замначальника налоговой полиции. А статейка-то оказалась заказной. Ох уж мне эти “журналюги” — зарплату получают, гонорары тоже, так нет, надо еще на стороне урвать. И кто б вы думали? Не кто иной, как бывший сотрудник… “Московского комсомольца” Стас Шинкарев. Авторитетно заявляю, у нас таких не было (не в обиду Виктору Левашову, сам понимаю, что персонаж вымышленный). Ну и естественно, Стас получил свое, то есть по своей… голове… кастетом… И начинается выяснение обстоятельств.






Партнеры