На три буквы

24 мая 2004 в 00:00, просмотров: 203

В тупике, оказывается, тоже можно увидеть свет. Это продемонстрировали в конце прошлой недели чиновники России и Евросоюза, подписав наконец протокол о завершении переговорного процесса по вступлению нашей страны во Всемирную торговую организацию. А ведь еще совсем недавно наша сторона заявляла, что переговоры зашли в тупик, и еще огромный вопрос — вступим ли мы туда.

О том, как же удалось выйти из тупика, рассказал директор Департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ Максим Медведков.

— Максим Юрьевич, у Европы были весьма серьезные претензии, которые Россия считала неприемлемыми. На большие уступки пришлось пойти?

— Переговоры — это не процесс уступок. Мало кто знает, какая огромная работа была проделана. Ночь перед саммитом, по-моему, никто из членов делегации не спал — продолжали согласования. Последние компромиссы удалось найти буквально за два часа до начала саммита.

— Как решился газовый вопрос?

— Можно говорить о том, что Европа согласилась с нашими доводами. Так, правительство будет и дальше работать по тем правилам, которые действуют сейчас. Государственная монополия сохраняется. Тарифы будут повышаться теми же темпами, что и были утверждены год назад.

— Можно ли уже говорить о сроках, когда Россия станет полноправным членом ВТО?

— Пока нет. Прогнозы — дело неблагодарное. Может быть, в 2005 году. Быть может, раньше. Или, наоборот, позже. Впереди у нас еще много не менее важных переговоров с другими странами. На эту неделю уже намечены первые встречи.

— Но ведь достижение договоренности с Евросоюзом — это, считай, пройдена большая часть пути...

— Европа — наш самый крупный партнер. Опять же у Евросоюза были самые серьезные к нам претензии. На страны ЕС приходится 54 процента российского товарооборота. Но еще рано говорить о том, что вопрос вступления России в ВТО решен на эти 54 процента. Хотя шаг на пути сделан очень и очень большой.

— Почему Россия так рвется в ВТО? Какие для нас плюсы?

— Очевидные. В стране будет развиваться конкуренция. А по экономическим законам экономической теории — это снижение цен на продукцию и повышение зарплат. Более того, это более предсказуемые условия для ведения бизнеса, а следовательно — новые инвестиции в российскую экономику.

— А минусы есть?

— Всегда и везде есть минусы. Но здесь они не глобальные. Проблемы будут у тех секторов экономики и регионов страны, которые ничего не делают и лежат на диване. Впрочем, эти минусы — на всю нашу жизнь. И они никак не связаны с ВТО.

— После проведения в России административной реформы вас понизили в должности — с замминистра до руководителя департамента. А ваши коллеги по переговорам привыкли общаться с высокими лицами. Не возникло в этом плане проблем?

— Отношение ни ко мне лично, ни к моим коллегам никак не изменилось. Причем о нашей административной реформе там тоже наслышаны. Да и как может измениться, если разговаривают они уже давно не с должностями или статусом, а с конкретными людьми, которых знают много лет. Мы ведь очень давно друг с другом работаем...




Партнеры