Большая любовь на маленьком острове

29 мая 2004 в 00:00, просмотров: 168

— В прошлом сезоне на Черноморское побережье Крыма приехало мало мужчин, отчего многие женщины вернулись неотдохнувшими, — ехидно предупредил муж, с подчеркнутой заботливостью укладывая мне в сумку купальник, по рассеянности брошенный на кухонном столе.

“Ну, вечно испортит настроение! — расстроилась я. — И это за пять минут до отправки на весенний “перекур” от работы”.

Дорога до места назначения казалась бесконечной из-за гнетущей мысли: а ну как и правда будет мало кавалеров — какой отдых без поклонников окрест! “Перестань! — уговаривала я себя. — Это же не Крым, в конце концов. Это — Кипр”. Но под ложечкой ныло настойчиво и противно.


Первое, что пришлось увидеть на чужой земле, — это прямо-таки сахарная улыбка на смуглом греческом лице киприотского стража границы. Кто не знает, что обнаженные зубы пограничника — зто такая же редкость, как плотно сжатые губы официанта, тот никогда не был за рубежом. И у меня отлегло от сердца — “неотдохнувшей не вернусь!”

Средиземное море было соленым. Не в том смысле, что не пресным, а соленым по сравнению с Черным. И еще очень прозрачным, и еще недостаточно теплым. Недостаточно для того, чтобы его заполонили толпы мамаш с визжащими детьми и вечно отплевывающихся и отфыркивающихся пловцов-мужчин. Но оно достаточно прогрелось, чтобы, поборов секундную душевную слабость, погрузиться в воду и, покачиваясь на волнах, смотреть, как плывут по небу заморские облака.

— Через неделю-другую начнется сезон, и на пляже не останется ни одного свободного лежака, — поделился со мной информацией на хорошем английском языке хозяин местного бара, куда после купания я зашла выпить чашку кофе. — А сейчас у нас, — и он смешно выговорил по-русски: — бабье лето.

— Бабье лето — самое начало осени, а сейчас, наверное, девичье, — пошутила я.

— Ко мне скоро тоже приедет в гости русская, — продолжал откровенничать мой собеседник и, опять перейдя на русский, с удовольствием выговорил: — Зайка моя!

Мой собеседник поведал, что киприоты любят русских женщин за красоту и темперамент. “А киприотки выходят замуж и потом только лежат на диване, толстеют и даже думать не хотят о сексе! — пожаловался он и отказался взять деньги за мой кофе.

То, что не бывает некрасивых женщин, а бывает мало водки, придумали русские мужики. Киприоты считают, что красивыми женщин делают те знаки внимания, которыми их одаривает сильный пол, и стараются вовсю. Конечно, как любая русская женщина мечтает о норковом манто, так и каждый кипрский мужчина желал бы в идеале закончить вечер сексом. Но... Мы ведь и дубленки принимаем с благодарностью, а они получают удовольствие от совместно выпитого вина, танцев, объятий и вполне невинных поцелуев. Да что там говорить — просто от общения. Это надо знать, это надо помнить каждой дамочке, собирающейся отдохнуть на Кипре: там — не Россия, там мужчина должен вам по жизни, должен просто потому, что вы — женщина. А чего хочет женщина, того, как известно, хочет Бог.

У моего кавалера был дорогой парфюм — и это меня подкупило. А еще он очень хорошо танцевал — причем все подряд: от рок-н-ролла до танго. А еще у него было четыре машины, и он приезжал каждый вечер на разных. Последнее мне не понравилось, но я решила не заморачиваться — в конце концов, побахвалиться хочется каждому.

Я учила его по его же просьбе своему родному языку, а он показывал мне Кипр. Я узнала, что здесь помимо моря имеются кедровые леса и горы, и к ним ведут прекрасные автобаны, на которых я пыталась освоить вождение автомобиля с правым рулем. Я беспардонно жгла сцепление чужой машины, а однажды едва не столкнулась с “Мерседесом”, но мой кавалер лишь продолжал безмятежно улыбаться. Мы лазили по старинным крепостным стенам Никосии и до упаду гуляли по старому городу, ночи напролет пили вино в тавернах Пафоса и отрывались на дискотеках и в ночных клубах супермолодежной Айя-Напы, катались на смешных, длинноухих осликах и даже совершили путешествие на яхте, во время которого ловили осьминогов. Правда, первый же выловленный морской гад так жалобно плакал, что лично я прекратила охоту и отправилась на верхнюю палубу загорать, предоставив добывать морскую живность мужчинам. Надо сказать, шашлык из осьминога не вызвал у меня других эмоций, кроме огромного желания его немедленно съесть. В Пафосе мы бродили по катакомбам св. Соломонии и царским гробницам, сохранившимся аж с 4-го века до нашей эры, любовались на колонну св. Павла. Но главное — мне удалось выйти из моря в том самом месте, где некогда явила себя смертным рожденная из пены Афродита. Я чувствовала себя новорожденной богиней любви.

Прогулка по “Аквариуму” запомнилась акулами — более впечатляющих и мерзких чудовищ так близко от своего носа видеть еще не приходилось.

Неделя пролетела как один день.

— Я бы хотел, чтобы ты приехала еще, уже лично ко мне, — предложил мой кавалер.

— Оставь телефон, я позвоню, — почти честно пообещала я.

Он достал из бардачка кассету с записями “Скорпионс” и написал телефон на крышке.

...Муж прозвонился мне сразу, как только самолет коснулся в Москве взлетной полосы, и сообщил две новости. Обе плохие: во-первых, за бортом самолета было девять градусов, хорошо не минус, и шел дождь, а во-вторых, меня завтра, то есть в воскресенье, вызывали на работу. И зачем я уехала с Кипра?


Редакция благодарит ведущего туроператора по Кипру фирму “Супер Нова” за организацию поездки.



Партнеры