Грязная рыбалка

5 июня 2004 в 00:00, просмотров: 431

В пятницу итальянская прокуратура выдала ордер на арест бывшего руководителя компании “Росвооружение” Евгения Ананьева. Он объявлен в розыск и считается “скрывающимся от правосудия”. По этому же делу были арестованы живущая в Италии некая Ольга Бельцова и итальянский гражданин Джулио Риццо. Они обвиняются в том, что получили взятки при продаже трех самолетов “МиГ-29” в Перу и отмывании этих денег.


В 1998 году Перу закупила три подержанных истребителя “МиГ-29”. Сумма сделки составила 117 миллионов долларов, при том что новый самолет стоит миллионов двадцать. Итальянцы утверждают, что из этих 117 миллионов 18 миллионов получил лично Ананьев, из которых пять поместил в швейцарском банке на счет Ольги Бельцовой.

Продажа оружия — один из самых криминальных видов бизнеса в мире. Пожалуй, он уступает лишь поставкам наркотиков. Ни для кого не является тайной, что 10—15-процентные “откаты” сопровождают практически любую оружейную сделку в мире. Время от времени ловят очередных посредников и вскрывают очередные цепочки банков, через которые шли взятки. Но в целом это ничего не меняет. “Откаты” платят французы (там недавно закончился огромный процесс по этому поводу, завершившийся условными сроками), платят американцы, платим мы, платят нам. Такие правила игры.

Очевидно, что сделка с Перу с самого начала выглядела очень странно. Но для России она была чрезвычайно выгодна. С одной стороны, мы выходили на новый рынок, с другой стороны, получали сверххорошую цену. Также очевидно, что контакты при подобного рода сделках, как правило, идут с высшим руководством страны покупателя. И делать подобные заходы без поддержки на высшем государственном уровне в своей стране никакой посредник не рискнет.

Евгений Ананьев в каком-то смысле — типичный оператор подобных сделок. У нас нет никаких оснований утверждать, что итальянцы целиком сфабриковали свое обвинение. Но обращает на себя внимание то, что Ананьев никогда не жил и, по данным “МК”, не собирается жить в Италии. Он живет в России, и наши правоохранительные органы к нему никаких вопросов не имеют. Поэтому считать его “скрывающимся от правосудия” довольно странно.

Мог ли он что-нибудь заработать на этой сделке — вопрос почти риторический. Наверное, мог. Но при этом само государство никакого ущерба не понесло. Государственные продавцы оружия нарушают закон ровно в той же степени, что и разведчики, работающие за границей. При этом они зарабатывают деньги, а разведчики их в основном тратят. Кстати, никогда нельзя понять, сколько денег, взятых из бюджета, реально доходит до нашей агентуры за границей. Ведь можно предположить, что что-то остается на руках и в этом случае.

Скандал, который массированно разгорелся в Европе, с арестом нескольких живущих там посредников скорее всего означает, что международная конкуренция в этом бизнесе вновь обострилась. Вполне вероятно, что в Перу или в соседних странах готовится решение о покупке очередной партии оружия. Не зря же Президент России осенью собирается сделать первое свое турне по этому континенту. И естественно, наши производители тут же вступили в соревнование с иностранными оружейниками, прежде всего американцами. И те тут же помогли вытащить дело аж шестилетней давности, воспользовавшись тем, что один из творцов этой сделки — ближайший помощник свергнутого перуанского президента Фухимори, его начальник разведки — Владимиро Монтесиносу уже три года находится в тюрьме, и от него можно получить любые показания. Как и от бывшего украинского премьера Лазаренко. Те показания, что нужны, — пустить в дело, остальные — спрятать.

Поэтому, похоже, имеет смысл особенно внимательно проследить, не будет ли скоро в Южной Америке объявлено новых оружейных тендеров.


Обязана ли будет наша страна выдать своего гражданина итальянскому правосудию?

Специалист по международному праву, адвоката Адвокатской палаты Москвы Ахмеда ГЛАШЕВА:

— У России есть давний, еще советских времен, двусторонний договор с Италией об оказании друг другу правовой помощи. Конечно, он порядком устарел, но в принципе еще работает. По нему Италия может потребовать выдачи подозреваемого. Кроме того, обе наши страны участвуют в Страсбургской конвенции о выдаче преступников.

Выдача гражданина другой страны — очень сложная, длительная процедура. Итальянскому суду еще предстоит доказать, что человек подлежит выдаче: представить неопровержимые документы, что Ананьев совершил в их стране тяжкое преступление.



Партнеры