Когда пьют кремлевские курсанты,

11 июня 2004 в 00:00, просмотров: 347

О состоянии знаменитого Медного всадника в Петербурге, как правило, вспоминают раз в пять лет — к каждому более-менее круглому юбилею Петра I. Перед днем рождения царя, 30 мая, рабочие вооружаются мягкими тряпочками и обрабатывают раствором пчелиного воска в бензине бронзовые яйца императорского коня. Так они добиваются образования зеленой патины, предохраняющей металл от дальнейшего окисления. Но их усилий хватает ненадолго: уже в конце июня гениталии у фальконетовского памятника снова сияют

на солнце, смущая многочисленных туристов. И ничего с этим нельзя поделать: натереть до блеска “яйца Петра I” в ночь выпускного бала — традиция курсантов питерских военно-морских училищ. А наша армия очень сильна своими традициями.

Когда сейчас говорят о традициях российского офицерского корпуса, то вспоминают обычно уже не советские (это сейчас не модно), а дореволюционные, царские времена. Считается, что все лучшее пришло оттуда.

Выпускной мундир

Раньше юнкера столичных военных училищ всю последнюю неделю проводили у знаменитого военного портного Норденштрема, одевавшего весь цвет гвардейских щеголей. Там без конца примерялись офицерские колеты, сюртуки, вицмундиры, кителя, пальто, николаевские шинели, короткие и длинные рейтузы и чахчиры с лампасами для парада, для гостиных и для повседневной жизни. Стоило все это безумно дорого, и деньги на выпускную экипировку собирались в течение целого года.

Сейчас первый офицерский мундир выдается курсантам на складе мятым и замызганным. А еще выдаются деньги за недополученную во время обучения форму. С их пропивания и начинаются выпускные традиции будущего офицерского корпуса современной Российской армии.

Шампанское

Производство в офицеры выпускников военных училищ в царской России было событием государственной важности. Выпускной парад проводился 6 августа, на Преображение Господне. Царь лично объезжал петербургские учебные заведения и выпивал с будущими гвардейцами бокал шампанского. Выпить с императором почитали за честь даже самые заядлые трезвенники.

В нынешних военвузах перед выпуском тоже не бывает так, что кто-то пьет, а кто-то не пьет: пьют все. Поголовное пьянство начинается в середине июня, за неделю до последнего парада, когда госэкзамены уже сданы и “отходные” деньги получены на руки. Особой доблестью у москвичей считается явиться пьяным прямо на Поклонную гору, где проходит выпуск (желательно, чтобы тебя несли товарищи), и пообщаться с как можно более высоким военачальником.

До главы государства, конечно, никому добраться не удавалось, но выпить на брудершафт с преподавателями и командирами каждый считает своим долгом. Поэтому в последние дни учебного года офицеры вузов вынуждены щемиться по разным углам. Тогда их отлавливают и вливают водку насильно. Правда, в прошлом году в одном из ярославских вузов такая затея окончилась плачевно для самих курсантов. Они не учли, что их командир — десантник, и вместо выпускного банкета попали в больницу с переломами лицевых костей...

Воспитатели

Отношения с офицерами — вообще отдельный разговор.

В Николаевском кавалерийском училище в начале века было принято, что в день производства в офицеры юнкера переходили с бывшими командирами на “ты”, приобщаясь к офицерскому братству.

Теперешним выпускникам прежде бывает необходимо вернуть должок начальству за все тяготы и лишения курсантской жизни. Самый простой способ посчитаться с командиром — украсть у него китель и помыть им туалет. Еще один вариант — нагадить в фуражку — такие случаи тоже бывали.

Память

В императорском инженерном училище перед отъездом на стенах и потолке казарменного барака каждый вновь произведенный офицер красками полковых цветов записывал свое имя и полк, в который он выходит. Надписи эти начальство не стирало, и они оставались на долгие годы.

Казенное имущество перед выпуском — предмет особой ненависти. В Московском военном университете, например, хорошо усвоили опыт прошлого года, когда пьяные выпускники целый день держали оборону от офицеров в расположении курса. За это время они просто разнесли общежитие, повырывав оконные рамы и двери и сломав часть стен. В окна тогда летели унитазы, раковины и мебель, а могли бы полететь и сами офицеры, но проникнуть в общагу им, к счастью, не удалось.

Буянов тогда проучили, за день до выпуска поменяв блатное распределение на тмутаракань, но впредь решили не выдавать деньги на руки курсантам вплоть до выселения из общаги: в случае чего они могут пойти на ремонт.

Император

На выпускном смотре император лично проходил по рядам и расспрашивал юнкеров о семьях и полках, в которые они вышли.

— Благодарю вас, господа, за прекрасный смотр! — говорил напоследок царь.

— Рады стараться, Ваше Императорское Величество! — громко и радостно звучал ответ нескольких сотен молодых голосов.

— Поздравляю вас, господа, с производством в офицеры!..

Сейчас добрая традиция у курсантов многих вузов — выбрасывание из окон в ночь перед выпуском телевизоров, холодильников и других бытовых приборов. Большой удачей считается, если в момент броска по телевизору показывают новости с сюжетами о Верховном главнокомандующем и министре обороны. Тогда необходимо метнуть “ящик” включенным в розетку — так, чтобы он еще какое-то время показывал.

Барышни и младшие товарищи

В прошлом производство юнкеров в офицеры становилось праздником для всего населения петербургских пригородов. Уже с утра у ворот училищ толпились нарядные барышни, которым без пяти минут офицеры по старинному обычаю дарили конфеты.

Разжиться на выпускниках можно и сейчас. С особенным успехом это делают младшие курсы. После вручения дипломов они подбегают к выпускникам и, вытянувшись в струнку, орут что есть мочи: “Товарищ лейтенант, поздравляю с присвоением первого офицерского звания!” За это им полагается давать деньги, предусмотрительно спрятанные под погоны. Как говорят, самая предприимчивая молодежь собирает за день до 200 долларов.

Что касается барышень, то к ним отношение будущих офицеров за сто лет несколько изменилось. Нет, они все так же пользуются в курсантской среде всеобщей любовью — правда, эта любовь иногда принимает довольно странные формы. Например, в московских военвузах распространена традиция в последний вечер перед выпуском снимать в складчину проститутку и, раздев ее догола и напялив курсантскую фуражку, выставлять на тумбочку дневального. Когда кто-нибудь из выпускников появляется в расположении курса, она должна подавать команду “Смирно!”.

Случаются и не столь безобидные штуки. Например, курсанты Московского военного института однажды целую неделю перед выпуском продержали в каптерке девушку снисходительного поведения. Хотя, судя по тому, что заявления в милицию не последовало, барышня осталась всем довольна.

Штатские

Не так давно, увидев новоиспеченных офицеров, народ вываливал на улицы. “Кричали женщины “ура!” и в воздух чепчики бросали...”

От курсантов в предвыпускном состоянии гражданское население всячески страдает. Набить морду штатским считается хорошим тоном, и тут опозориться никак нельзя, поэтому к поискам подходящего спарринг-партнера выпускники подходят со всей ответственностью. Но так как происходит это методом проб и ошибок, то некоторые подходят к выпуску с характерным разноцветным сиянием на лице.

Кто-то в вопросе выяснения отношений с гражданскими проявляет изобретательность. Так, курсанты Твери перед выпуском набивают стоящую на тротуаре старинную пушку вонючими носками и грязными тряпками и палят по пассажирам трамваев. Порох для заряда годами собирается из украденных со стрельбища патронов. После этого пушка привязывается к трамваю тросом, и тот тащит ее до следующей остановки.

* * *

До революции юнкеров официально называли “воспитанниками военных учебных заведений”. Это значит, что их прежде всего там воспитывали. Образование было частью воспитания.

Сейчас в армии существует термин “воспитательная работа”. Одно из ее составляющих — привитие курсантам уважения к традициям, к истории страны. Курсанты на выпуске расписывают памятники, рисуют краской лампасы Суворову и надраивают до блеска яйца коню Петра I. Через эти ритуалы выражается их отношение. Не к истории — к воспитательной работе.

В прошлом юнкеров, на чьих традициях учат современный офицерский корпус, производили в офицеры, они выходили в полк. И день прощания с училищем был для них праздником выхода в свет, в люди. Теперь это праздник недолгого освобождения, потому что нынешних лейтенантов — выпускают. Из клетки в вольер.




Партнеры