Военно-болевой роман

21 июня 2004 в 00:00, просмотров: 162

Ромео и Джульетта. Тристан и Изольда. Вася и Аня...

В военное лихолетье хлебнули парень и девушка отравы первой любви, да так и не смогли с ней справиться. Спустя 62 года (!) Анна нашла свою первую любовь и увезла прикованного к инвалидному креслу Василия из подмосковной Ивантеевки к себе в Карелию.

Казалось бы, пришло оно, запоздалое счастье, но...


Началась эта история в 1942 году на станции Кащуба Вологодской области, где рота старшего лейтенанта Василия Морозова, которому только исполнилось 20 лет, ожидала переброски на фронт. Досрочно закончив военное училище по специальности “строительство мостов”, Василий рвался в бой, но отправка все задерживалась.

И тут нежданно-негаданно пришла первая любовь. Скромной девчушке Анечке Меньшиковой было всего 15 лет. Работала она в местной столовой на подхвате: то посудомойкой, то на раздаче, то полы мыла. Два месяца страсти пролетели, как один день. Василия отправили на фронт внезапно. Он даже попрощаться с Анечкой не успел.

Морозова ранило в самом конце войны — под Кенигсбергом он наступил на мину. Друг видел взметнувшийся вверх столб огня и сообщил родным Василия, что тот погиб. Но Морозов, подобранный санитарами, выжил. Выписавшись из госпиталя, пытался разыскать Аню, но не смог.

В 1948 году боевой офицер Морозов ехал с назначением на Дальний Восток. На станции в Кирове он зашел на почту и увидел девушку, чем-то похожую на Анечку. Сердце екнуло, и Василий сразу сделал предложение. Сейчас это может показаться странным, но Нина согласилась не раздумывая: в послевоенные годы до одури хотелось семейного счастья. Во Владивостоке у Морозовых родилось четверо детей. Сегодня в живых остались только две сестры — Ольга и Ирина.

В том же 1948-м Анечка Меньшикова, которая уехала к сестре в Карелию, тоже вышла замуж. Из пятерых ее детей сейчас живы четверо. Всю жизнь она провела в маленьком поселке Ляскиля на границе с Финляндией. Работала Анна (теперь, в замужестве, Повичан) бухгалтером в поссовете. Потом и домик двухэтажный отстроили. И все было бы хорошо, но не уходила любовь военная из ее сердца. Даже в праздник, бывало, запоет она песню “про платочек”, заплачет тихонько да и выйдет из-за стола. Эту песню пел ей Василий. Так и жила она, тоскуя о нем. Потому что еще 30 лет назад узнала, что он жив. Но написать, хотя она даже раздобыла адрес, боялась. При живом-то муже...

В прошлом году осталась Анна вдовой. К этому времени Василий Морозов, подполковник-орденоносец (два ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны первой и второй степени, медалей не счесть) был вдовцом уже 20 лет, но и не мечтал о других женщинах. И даже не подозревал, что где-то тоскует о нем родная душа.

И вдруг — весточка. Какая-то женщина из далекого городка интересуется воинской частью, где он служил. Для назначения якобы ей воинской пенсии. Конечно, он ее вспомнил. И завязалась переписка.

“Вышла я в 20 лет замуж, — написала Анна Федоровна, — пожалела мужа, что рос без отца-матери — с мачехой. И прожили мы вместе 55 лет, детей вырастили. Мужчин у меня больше не было, да и любви — тоже. Но никак не могла избавиться от тоски и печали: а где моя любовь, Вася?”

Василий уже почти не вставал с инвалидного кресла — осколочное ранение с годами все сильнее давало себя знать. Что теперь он мог дать любимой?

А она взяла и приехала к нему. Этой весной. 9 марта. Свежая, крепкая, пышущая деревенским здоровьем. Сразу же кинулась к Василию. Они долго просто сидели, взявшись за руки. Василий Алексеевич расцвел на глазах, как будто помолодел. Казалось, что и не было этих 62 лет разлуки. Стали поговаривать о свадьбе. Но вдруг словно протрезвели: нечего, мол, людей смешить!

Так и уехали “молодые” к Анне в карельскую деревушку необвенчанными и нерасписанными. Два месяца их счастье было безоблачным. А потом пыл поугас... Все-таки люди уже пожилые, со своими сложившимися взглядами и привычками. Но вроде жизнь уже пошла своим чередом. Как вдруг...

Ранним июньским днем у Василия случился инсульт. И из сидячего инвалида он стал лежачим. В квартиру дочери Морозова Ольги позвонила сама Анна и сказала:

— Забирайте его. Он больше не встает.

Ольга, семья у которой далеко не богатая, вместе со старшим сыном поехала в далекую Ляскилю. Выпросила носилки в местном фельдшерском пункте, а донести отца до поезда договорилась с милицией. Но в назначенное время помочь никто не явился, и они вдвоем с мальчиком да со случайным сердобольным пассажиром кое-как затащили старика в плацкартный вагон.

Так грустно и закончилась бы большая любовь. Но на прощание Анна вдруг спросила у Ольги:

— А сколько стоят комнаты в Ивантеевке? Я, наверное, свой дом продам и перееду. Не могу жить без Васи. Хоть изредка его смогу видеть, а мне для счастья больше ничего и не надо.

...Когда мы уходили из квартиры Морозова, в коридоре раздался стук костылей. Василий Алексеевич встал с кровати. Впервые после инсульта.

— Я же говорила, что он у меня будет ходить, — заплакала от счастья дочь Ольга. — Это от большой любви только лежат...




Партнеры