Непьющая мама

23 июня 2004 в 00:00, просмотров: 431

Вчера рано утром Мерил Стрип улетела в Санкт-Петербург. Несмотря на то, что накануне на даче

у Никиты Михалкова, куда их с мужем и актером Рупертом Эвереттом пригласил президент ММКФ, засиделись далеко за полночь. Актриса, известная своими строгими нравами, даже позволила себе рюмочку водочки. Ведь пили за ее наступающий день рождения. А перед поездкой к Михалкову Мерил Стрип сразу после пресс-конференции дала эксклюзивное интервью “МК”.

В этот день дважды оскароносная Мерил Стрип, как мы уже писали, была с утра на ногах — гуляла по Кремлю вместе с семьей — мужем Доном и дочками Мэри, Грейс и Луизой — и членами жюри во главе с Аланом Паркером. Да еще — без членов жюри — залезала со своим семейством на смотровую площадку храма Христа Спасителя. Ей хочется все увидеть, везде успеть, поэтому она решила наполнить все дни своих московских каникул до предела.

Ничего удивительного, что на пресс-конференцию главная умница Голливуда пришла изрядно уставшая, и там ей, конечно, не удалось отдохнуть. Воздух, напоминавший раскаленный кисель (шла уже четвертая пресс-конференция в этом зале), отдыху тоже не способствовал. Перед интервью актриса попросила лишь воды, двухминутный перерыв и с нескрываемым наслаждением села в полуметре от гоняющего горячие потоки воздуха вентилятора. Убедившись, что телевизионная камера, стоявшая в комнате, выключена, она припудрилась и, будто эта нехитрая женская уловка добавила ей сил, предложила начать наше интервью.

— Вы прилетели в Москву вместе с детьми и мужем. Сложно было собрать всю семью?

— Мои дети не очень любят внимание репортеров, тем более что мы устали, прилетели из Пекина. У нас были такие китайские каникулы, великолепный отдых! (Кстати, Мерил собирается в ближайшем будущем сыграть в китайской картине. Так что китайские каникулы — не только отдых, но и работа. — М.Д.)

— Вы ведь живете не в Голливуде…

— Да, с сентября 2001 года мы живем в Нью-Йорке, и у нас есть дом в Коннектикуте, где мы часто отдыхаем.

— А почему не в Лос-Анджелесе?

— Мне там не очень нравится, да и климат неподходящий — слишком жарко.

— Вы как-то сказали, что читаете лишь три хороших сценария в году…

— Правда? Да нет, пожалуй, всего один… Хотя ко мне в руки попадает много хороших сценариев, но мне уже давно не двадцать пять, в них нет роли для меня. И из них всего в одном или двух я могла бы сыграть. Вот так.

Я люблю сценарии сложные, чтобы вещи там казались не такими, какие они есть на самом деле. Мне интересно играть характеры, которые нельзя разгадать после первых пяти минут просмотра фильма. Актеру всегда интересно играть многоуровневые характеры, непростые, попадать в зависимость от персонажа, которого играешь. И еще мне нравится, когда в сценарии есть юмор. Даже если история печальна и драматична, в ней всегда должно быть место иронии.

— Вы ведь не раз говорили, что “Оскар” — это политическое мероприятие…

— Да, я считаю, что оскаровская кампания очень похожа на политическую кампанию, и именно так думаю и сейчас. Я говорю о том, что конечное решение комитета зависит от кинокомпании, которая представляет тот или иной фильм, что все решают далеко не художественные достоинства картины.

— Но у вас ведь 13 номинаций и две статуэтки. Вы ведете собственный список лучших ролей?

— О, нет. Я очень жадная, я люблю их все и не могу выделить лучшую. Хотя у меня есть роли, которые мне не очень нравятся. В 80-х я играла в фильме “В ночной тиши” Роберта Бентона. Он — фантастический режиссер, я его очень хорошо знаю, мы дружим. Но я не люблю “нуар” как жанр, это не мое. Я попыталась поработать в нем, просто попробовать, и вряд ли еще возьмусь за подобную роль.

А черная комедия “Смерть ей к лицу” не понравился критике — в Америке непопулярна тема пластики лица. Да и мне не нравятся неподвижные лица. Лицо должно быть живым. Именно поэтому я могла смотреть на свою бабушку часами. Ее уже нет со мной, но я постоянно вспоминаю о ней с большой любовью.

— Судя по вашим интервью, вы очень прямой и жесткий человек. Но вы сделали блестящую карьеру в кино. Как это получилось?

— Меня это нисколько не беспокоило. Мне кажется, я очень удачливый человек, у меня многое получается. Вы знаете, мне и студенты иногда задают такой же вопрос. Не имею понятия, как это получается, здесь нет рецепта. В чем-то это, безусловно, удача. Возможно, независимость. Знаете, люди иногда ужасно переживают из-за того, что кому-то не нравятся, это убивает их. Но на самом деле на свете не так уж много людей, которые хотят вас сломить.

— Что вы думаете о том, что вас часто называют самой умной женщиной Голливуда?

— (Смеется.) Я не думаю, что это так. Вокруг нас очень много по-настоящему умных, блестящих людей. И они работают в Голливуде — поверьте, там таких немало. Но чем больше проходит времени, тем меньше я могу сказать, что такое на самом деле умный человек.




Партнеры