Юрий Прилуков: "Плыву по принципу самураев"

29 июня 2004 в 00:00, просмотров: 183

Два года назад, когда 18-летний Юрий Прилуков из Екатеринбурга стал чемпионом Европы на дистанции 1500 метров вольным стилем, журналисты поспешили окрестить его вторым Сальниковым и объявить, что на этой дистанции пловцу вполне может оказаться по силам биться за золото на Играх в Афинах.

Сравнение с великим Владимиром Сальниковым родилось не случайно. Со времен его победы на Играх в Сеуле в 1988 году у России не появлялось пловца, способного показать себя на самой длинной дистанции. Прилуков удивил не столько золотом, завоеванным на берлинском чемпионате, сколько впечатляющим прогрессом в результатах. Свой личный рекорд на "полторашке" он улучшил сразу на 11 секунд. До рекорда России, принадлежавшего опять же Сальникову, Прилуков тогда не доплыл. Однако обновил его юношеский рекорд, державшийся 20 с лишним лет.

МНОГОБОРЕЦ ПО РАСЧЕТУ

В конце 2002-го Прилуков заставил заговорить о себе вновь. На этот раз он таки добрался до взрослой рекордной отметки: выиграл чемпионат Европы в 25-метровом бассейне, проплыв 1500 метров за 14.35,06. Это был рекорд не только страны (прежнее достижение продержалось почти 20 лет), но и континента. Хотя считать себя полностью удовлетворенным Юрий не мог: проиграл вторую из своих дистанций - 400 метров вольным стилем. Расстроился необычайно. Даже бросил в сердцах тренеру по пути на пьедестал: "Мне такие медали не нужны".

Поводов для расстройства на самом деле не было. Получить серебро, проиграв не кому-нибудь, а действующему рекордсмену Европы Эмилиано Брембилле, - вполне достойный результат для 18-летнего парня. Реакция Прилукова тем не менее давала вполне четкое представление об амбициях недавнего юниора. Да и диапазон его спортивных пристрастий выглядел неординарно.

На своем последнем юниорском первенстве Европы, состоявшемся незадолго до берлинского чемпионата, Юрий стартовал на дистанциях 200, 400, 800 и 1500 метров вольным стилем, а через год неожиданно для многих стал бронзовым призером всероссийских соревнований, проплыв двухсотметровку баттерфляем за 2.01,15. Не бог весть какой результат, но после того финала двукратный олимпийский чемпион в баттерфляе Денис Панкратов вполне серьезно заметил: "Если Прилукову немного подправить технику и месяц погонять его специальными сериями, он способен проплыть за 1.57. Другое дело, что кролист уровня рекордсмена Европы на данный момент нужнее России, чем дельфинист".

Для большого спорта Прилуков - фигура нетипичная. Отлично учился в школе, регулярно принимал участие во всевозможных городских олимпиадах, затем поступил в горно-геологическую академию. Выучил английский, освоил компьютер. По словам Валерия Шевелева, в группу которого Прилуков попал в 12-летнем возрасте, уже тогда нельзя было не обратить внимания, насколько серьезно Юра относился к своему здоровью, выполнял все указания тренера и до какой степени требователен был к самому себе.

Собственно, начав общаться с журналистами после первой взрослой победы, Прилуков довольно быстро завоевал репутацию человека, который в принципе не совершает необдуманных поступков и не принимает скоропалительных решений.

- Плавать 200 метров я не очень люблю. "Полуторка" предоставляет куда больше простора для тактики. Да и скорости на коротких дистанциях мне пока не хватает. Зачем тогда эти дистанции плаваю? Прежде всего из-за эстафеты 4х200 метров. Для того, чтобы иметь шанс попасть в эстафете в олимпийскую команду. Почему не захотел выступать на чемпионате мира в Барселоне на дистанции 800 метров даже после того, как установил в этом виде рекорд Европы? Просто подсчитал шансы и решил, что мой личный рекорд - 7.57 - вряд ли позволит рассчитывать на что-то серьезное. К тому же 1500 метров - дистанция олимпийская. А 800 - нет.

КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА

Перед чемпионатом мира-2003 (аккурат после того, как Прилуков в ходе отборочного чемпионата России побил рекорд Европы на дистанции 800 метров) один из ведущих российских тренеров Виктор Авдиенко сказал: "Думаю, Прилуков окажется одним из немногих спортсменов, кто сумеет "подвинуть" австралийцев".

Авдиенко не учел одного: амбиции российского стайера и его тренера сильно превышали их собственный опыт. Еще в Ризе, после поражения в заплыве на 400 метров, Шевелев признался: "Ощущение, что мы могли бороться за золото, но не сумели правильно выстроить тактику, потому что никогда раньше не боролись на таком уровне, стало убийственным".

Там, на чемпионате мира, Прилукову и Шевелеву было суждено пережить первый по-настоящему сильный удар: в финале на 400 метров Юрий остался шестым, причем был просто уничтожен легендарным австралийцем Ианом Торпом. Тот плыл по соседней дорожке с такой мощностью, что россиянина снесло волной. А на основной дистанции - 1500 метров - Прилуков просчитался: до того, чтобы попасть в финальную восьмерку и уже там развернуться в полную силу, ему не хватило полутора секунд.

Просчитался Прилуков и через год - на чемпионате Европы в Мадриде. Не скрывал, что намерен выиграть не только "полторашку". Но и 400 метров - самый первый финал плавательного турнира. На отметке 350 метров он выигрывал у соперников почти полкорпуса, но на финише проиграл все тому же Брембилле.

Впрочем, реванш все же состоялся: из Мадрида Прилуков уезжал в звании сильнейшего стайера континента. И упрямо сказал в одном из последних интервью: "На этой дистанции можно бороться. Со всеми".

Иан ТОРП, ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ

Оказаться современником столь выдающихся пловцов, как австралийцы Иан Торп и Грант Хэккетт, почти наверняка означает заранее обречь себя на поражение. Те, как говорится, были рождены, чтобы плавать. Прилуков же до сих пор считает, что, если бы не записался в свое время в плавательную секцию, вполне мог стать неплохим футболистом или баскетболистом. Сказал даже как-то: "В плавании меня держат главным образом обязательства перед тренером. Не могу же я подставить человека, который вложил в меня всю свою жизнь?"

Торп - соперник Прилукова и безусловный фаворит афинских Игр на дистанции 400 метров. Хэккетт - на 1500.

Кстати, совершенно неизвестно, чем мог бы завершиться олимпийский финал в первом из этих видов, если бы австралийцы соблюли спортивный принцип своего олимпийского отбора: на своей коронной дистанции Торп сделал фальстарт и был дисквалифицирован. Но уже через пару дней стало известно, что выдающийся спортсмен все-таки поплывет 400 метров в Афинах: место в команде в этом виде программы ему уступил соотечественник Крэг Стивенс.

- Я ни на секунду не допускал, что на Олимпийских играх Торп может оказаться вне команды, - сказал по этому поводу Прилуков. - Поэтому изначально относился к случившемуся как к некому пиаровскому ходу. Сами подумайте, о каких спортивных принципах можно говорить, когда речь идет о золотых олимпийских медалях?

Надо же отдавать себе отчет в том, что они значат для Австралии. Тем более сейчас, когда их сборная далеко не так сильна, как четыре года назад в Сиднее. Остались столпы типа Торпа и Хэккетта, в которых австралийцы верят если не на 100, то на 99,9 процента. Что и неудивительно. Возьмите результаты недавнего чемпионата Австралии. Когда два человека плывут 200 метров по 1.45, это автоматически снимает все вопросы по эстафете 4х200 метров. На оставшиеся два этапа можно ставить кого угодно - и все равно на финише у страны будут мировой рекорд и золотая медаль.

Хотя могу сказать честно: если бы сам оказался в ситуации, в которую попал Стивенс, свое место в олимпийской команде не отдал бы ни Торцу, никому другому. Результат Стивенса, с которым он проплыл на национальном чемпионате, кстати, не такой плохой, чтобы не рассчитывать в Афинах на медаль. Не исключаю, что он просто поддался давлению, могу представить, насколько сильным оно могло быть, но... Я бы не отдал.

- Для вас так много значат Олимпийские игры?

- Не в этом дело. А в принципе. Сами подумайте: Торп - по-настоящему великий. На кой ему было дергаться? Чтобы старт выиграть? Старт, как правило, стремятся выиграть те, кто в себе не уверен. А у Торпа и уверенности, и преимущества - выше крыши. А упал с тумбочки - извини. Сам виноват.

- Так и четырехкратному олимпийскому чемпиону Александру Попову приходилось делать подобные промахи. Помнится, однажды он лишился призовой машины на этапе Кубка мира - был дисквалифицирован именно за фальстарт.

- Этап Кубка мира - совсем другое дело. Там - азарт, игра, еще и не такое бывает. Отбор же - дело серьезное. Встал на старт - будь добр, не дергайся.

- Получается, всякая конкуренция с Торпом в Афинах бессмысленна?

- Скорее всего, да. Лично мне на этой дистанции элементарно не хватает мощи. Чтобы хорошо плавать 1500 метров, достаточно техники и выносливости. А чтобы успешно бороться на 400, нужно быть здоровым мужиком.

Я, кстати, неоднократно задумывался, почему Торп плывет настолько быстро. И не нашел ответа. У Торпа невероятно сильные ноги. Это могу сказать точно. Результаты, которые он показывает на тренировках, плавая "на ногах", на порядок выше моих. Иан же и "сотню", и 200 метров, и 400 плывет по-спринтерски, за счет ног. Руками почти не гребет - так, равновесие в воде поддерживает. А движется, словно в ластах. Сами, наверное, помните, как меня на чемпионате мира в Барселоне его волной смыло. Ни у одного спортсмена такой волны не бывает.

Строение ноги у Торпа тоже необычное. Ступня не очень большая, но словно специально заточена под то, чтобы плавать. Как ласта у морского животного

- Другими словами, во все разговоры, что Торп выходит на старт в трех комбинезонах, под которые подложены мешочки с воздухом, вы не верите?

- Не знаю. Комбинезоны Торпа - вообще отдельный разговор. Думаю, взглянуть на то, как он их снимает после заплыва, хотели бы многие. Возможно, мы все ошибаемся: никакого секрета нет, просто Торпу его комбинезон подходит лучше, чем кому бы то ни было. С другой стороны, слишком невероятен прогресс. До того, как Торп надел комбинезон, никто вообще не знал такого пловца. Он сразу стал плавать намного быстрее. Одеваться перед стартом, кстати, Иан старается не на глазах у соперников. В Барселоне я случайно зашел в какую-то из раздевалок и застал этот процесс. Один человек со штанинами возится, другой - с рукавами, третий - молнию застегивает. Я, естественно, поспешил выйти, но впечатление все это произвело.

ОЛИМПИЙСКИЙ РАСКЛАД

При всей своей кажущейся открытости с представителями прессы, Прилуков скрытен. Возможно, благодаря предыдущему и довольно обидному опыту: настраивался же на борьбу за золото в Барселоне, утверждая, что Хэккетт и Торп - те же люди и боятся соперников ничуть не меньше, чем те - их, но получил щелчок по носу. И не только от Хэккетта и Торпа.

Несомненно одно: именно Хэккетт остается для российского пловца главным и предельно сильным раздражителем. И несмотря на победу на "полторашке" в Мадриде, Прилуков стал предельно осторожен в прогнозах:

- Бороться с Хэккетом в Афинах будет сложно. Оставим его пока в стороне. В конце концов, он мировой рекордсмен и стабильно плывет 1500 метров за 14.43 - 14.45, что для остальных уже подвиг. В то же время это такая дистанция, где по ходу многое может меняться. Вспомните чемпионат Европы в Мадриде: Игорь Червинский и Драгош Коман попытались с самого начала уплыть вперед, и их тут же "свернуло".

Надо учитывать и условия, в которых предстоит соревноваться. Крыши в олимпийском бассейне не будет. И это - при температуре воздуха +40. Значит, и сам бассейн прогреется до основания. Горячая вода для стайеров - дело крайне опасное. Мы же чувствуем температуру до полуградуса. 26 - холодно. 27,5 - в самый раз, особенно для тренировок. В Мадриде градусники показывали 29, и плыть было уже тяжело. В Афинах, возможно, будет еще горячее. Значит, начинать все постараются чуть медленнее обычного.

- Лишний раз убеждаюсь, что 1500 метров для вас куда более важная дистанции; чем 400. Почему же вы до такой степени расстроились из-за второго места?

- Я не проигрышу расстроился, а результату. Был готов проплыть гораздо быстрее, но не смог, как у нас говорят, правильно встать на рельсы. Поймать ход в процессе заплыва на 1500 метров еще можно, А на 400 - почти нереально. Там скорости выше. Да и запаса большого не было, чтобы позволить себе экспериментировать. При жесткой борьбе голова о другом думает.

Если бы я проплыл в Мадриде последние 50 метров, как обычно плаваю, все было бы хорошо. То, что проиграл, понял в момент финишного касания. Такие вещи понимаешь, даже не глядя на табло. Ловишь соперника каким-то боковым зрением, даже не прилагая к этому никаких специальных усилий.

- О чем думаете во время заплыва?

- Лучше не думать. Нужно быть самураем: прыгнул, поймал ход - и плыви по принципу "Мое тело здесь, а дух мой далеко". Особенно это помогает, когда совсем тяжело. В том числе и на тренировках. Хотя до сих пор помню один свой турнир, когда всю полуторакилометровую дистанцию - от первого до последнего метра - я плыл и улыбался. О чем думал - совершенно не помню. А как улыбался - помню.

ПСИХОЛОГ ДЛЯ ТРЕНЕРА

Неудача на первой дистанции в Мадриде настолько расстроила Шевелева, что молодой тренер разоткровенничался: "Нам бы хорошего психолога... Поколение сейчас растет такое, что выдержать трехнедельный сбор при полном отсутствии каких бы то ни было развлечений многим просто не по силам - страдает психика".

Прилуков, когда я передала ему слова наставника, задумался. И нарочито озабоченно спросил: "Вы уверены, что правильно его поняли? Может быть, он себя имел в виду?"

Действительно, сложно было поверить, что слова Шевелева относятся к ученику-чемпиону. Всем своим поведением тот не раз давал понять, что оставляет за тренером лишь общее руководство тренировочным процессом. При этом сохраняя за собой право решать, как именно выполнять то или иное задание.

- Дело не в том, что я ставлю под сомнение его слова, - пояснил Юрий. - Просто считаю, что дело тренера - дать общее задание и определить коридор скоростей. Если при том же пульсе у меня получается плыть быстрее, я и плыву быстрее. Рабочие темы мы, как правило, обсуждаем только на тренировках. Нет смысла грузить спортсмена вне бассейна. У нас и без того работа нервная. Особенно во время крупных соревнований. В рабочей обстановке конфликтов почти не случается. Самый тяжелый в этом отношении период - за несколько дней до выступления, когда еще не понятно, как и что получится.

Находиться на сборах, конечно, тоже непросто. Особенно в горах. Горы сами по себе серьезная нагрузка для организма. Вот и представьте, как себя чувствуешь, когда проводишь в бассейне по 8 часов в день, а максимальный отдых в течение недели - полдня. И никакой возможности не то чтобы развлекаться, а хотя бы чем-то отвлечься. Хотя, если бы мне сказали, что по вечерам, к примеру, я могу заниматься с преподавателем английским языком, я, скорее всего, ни разу не пришел бы.

При тяжелой работе голова как бы отключается. Сам, помню, удивился в Мадриде - во время пресс-конференции. Всегда был уверен, что могу вполне свободно говорить по-английски практически на любую тему. Но пришел в пресс-центр после заплыва, сел перед микрофоном - и в голове ни единой мысли. Отходняк начался. Вроде и понимаю все, о чем спрашивают, но ни одного английского слова вспомнить не могу. Даже элементарных фраз. А насчет психолога - он же грамотным должен быть. Где такого взять?

- Та пресс-конференция, кстати, имела большой резонанс среди моих коллег. В частности, произвели впечатление ваши слова о том, что после Олимпийских игр вы, возможно, примете участие в чемпионате мира на открытой воде в Абу-Даби - поплывете пять километров.

- А я и не шутил вовсе. Я люблю плавать в море, в открытом водоеме. Поворотов нет, плыви себе в удовольствие! Марафонцы наши, знаю, смеялись, грозили, что прямо на старте меня руками-ногами забьют. Так ведь я сдачи дам. Пусть меня дисквалифицируют после этого, но дам так, что мало никому не покажется.

- Может, вы вообще не тем видом спорта занимаетесь?

- Тем. Вы же видели протоколы соревнований - из них все ясно.

Материал предоставлен газетой "Спорт-Экспресс", адрес статьи: http://www.sport-express.ru/art.shtml?88521


Партнеры