Два босса

29 июня 2004 в 00:00, просмотров: 167

Украшением праздника “МК” стал традиционный матч между друзьями “Московского комсомольца” и командой столичного правительства. Поединок, нареченный “Суперфутболом”, с лихвой оправдал ожидания болельщиков.

Команду мэрии, ведомую Лужковым, усилили закадычные друзья — главный тренер “Локомотива” Семин с рулевым “Сатурна” Игнатьевым. В футболке с литерой “МК” на груди на поле вышли Угольников, Кельми, Маликов-старший, игроки “Локо” (вратарь Овчинников, полузащитник Лоськов, форвард Бузникин), легендарный Игорь Добровольский... Быть бы в составе и Газманову с Беликовым, но травмы... Оба в цивильной одежде смотрели матч у кромки поля, где их подкалывали оппоненты-политики: “Артисты, чё не переодеваемся?”

Описывать ход встречи бессмысленно. Это надо было видеть! Шоу? Бросьте! Мужская игра. Без грубости, но, как положено, с голами... И какими голами! Добровольскому приелись нули на табло, и он метров с тридцати “палит” по воротам мэрии. Мяч в нижнем углу, фанаты в экстазе... “А Добрик все тот же!” — “Да-а-а... Только чуб седой...”

Второй тайм — и голевое пиршество. Дубль расставшегося с шевелюрой Бузникина (сразу и не узнать!), пас главного редактора “МК” Павла Гусева — гол Кельми...

Главная интрига последних минут: забьет Лужков Овчинникову или нет? Юрий Михайлович не раз срывает аплодисменты трибун, комментирующий поединок Владимир Перетурин забрасывает мэра комплиментами (“заслуженный мастер спорта по борьбе с бюрократией”, “тренер и ведущий игрок”, “таранный форвард”, “мастер паузы”...), моментов море... А забить не получается! Даже пенальти исполнял — тщетно... Зашушукалась трибуна: “Обидится, если не забьет...”

Забил! Судья еще раз указывает на “точку”, и под крики “Юрий Михайлыч, за вами Москва!” Лужков-таки переигрывает Босса. Отличается, перехватывает у Перетурина микрофон и раскланивается с болельщиками: “Вы уж извините, но мне пора. Крестный ход...” Мавр сделал свое дело, мавр может уходить?

Финальный свисток арбитра фиксирует боевую ничью — 4:4. Рукопожатия, объятия, фото на память... До следующего лета?

— Как игра? — спрашиваю раздающего автографы Овчинникова (проходящий рядом Бузникин находится мгновенно: “Сложней, чем со сборной Италии!”).

— Нормально поиграли... С удовольствием. Я второй год участвую в этом празднике — мне нравится. И зрители, думаю, в восторге...

— Для тебя принципиально было, чтобы Лужков не забил?

— Как тебе сказать... Юрий Михайлович — мэр столицы, я — коренной москвич... Он для меня — фигура! Конечно, не хотелось пропускать... Один пенальти от него я взял, второй — не получилось. Выходит — ничья...

ЧТО СКАЗАЛ ГОЛКИПЕР?

Сначала я как помощник Петра Спектора по площадке “Суперфутбол”, конечно же, расстроился, узнав, что из-за травм у сборной друзей “МК” полсостава повылетало. Двенадцать человек (значит — почти без замен) да против двух с лишним десятков проверенных бойцов из правительства Москвы — на что тут, казалось бы, можно рассчитывать? Даже если твою команду возглавляет сам Геннадий Олегович Логофет — спартаковская легенда...

Но — нет худа без добра. Появился шанс выйти на поле самому. Получить удобный пас от Лоськова. Разыграть мяч накоротке с Якушевым. Услышать зычную подсказку Овчинникова, адресованную непосредственно мне. Попробовать отобрать мяч у Лужкова — кстати, сделать это, как выяснилось, очень непросто!

Да и с Юрием Палычем Семиным пришлось ох как несладко, а ведь именно против него, державшего все нити игры в своих руках, пришлось действовать в первом тайме. И мяч он принять мастак, и корпусом укрывает потом так, что не подступишься. А уж когда главный тренер “Локо” получает пас на ход, за ним и вовсе не угонишься. Я, правда, попытался выбить мяч в подкате — да техники, ясное дело, не хватило. А дело было в штрафной. Пенальти. Хорошо еще, в воротах у нас вратарь сборной России — спасибо, выручил...

Во втором тайме получил задание играть на правом фланге защиты — вместо Игоря Угольникова, блестяще себя зарекомендовавшего на этой позиции, но вынужденного срочно уехать куда-то по делам. Ох, и умаялся, честно вам скажу. У соперников слева форвард так и задергал рывками. Откуда, думаю, силы — по такой-то жаре? У меня лично ближе к финальному свистку их почти не осталось. Один раз даже головой до навесной передачи не дотянулся. Тут же — едкий комментарий Овчинникова: “Как же вы о футболе пишете, когда так играете?!”

“Суровый у нас голкипер...” — говорю уже после матча, в раздевалке коллеге. “Да ладно, — улыбается Сергей, — ты представь, как я с защитниками нашими во время матча объясняюсь! И, кстати, извини за то, что после матча с Португалией я наговорил, — попал ты мне тогда под горячую руку...”

Главный вывод? Я и раньше наших футболистов старался особо не критиковать: мол, какое имею право, если сам даже так играть не могу? А теперь, когда под палящим солнцем чуть не умер, и подавно не буду...





    Партнеры