Александр Карелин: "Бароеву по силам одолеть любого"

26 июля 2004 в 00:00, просмотров: 265
Для трехкратного олимпийского чемпиона по греко-римской борьбе Александра Карелина Игры в Афинах станут пятыми. И первыми, на которых он будет в роли зрителя.

Есть, наверное, нечто символичное в том, что олимпийскую вакансию в российской сборной в тяжелом весе занял Хасан Бароев, не просто выигравший год назад чемпионат мира, но победивший на пути к финалу американца Рулона Гарднера. Того самого, чья победа над Карелиным в Сиднее потрясла весь мир. Поэтому первый вопрос легендарному борцу сложился сам собой:

- Признайтесь, вам ведь не было безразлично, кто именно придет на ваше место в сборной? Ожидали, что это будет Бароев?

- Да. Хотя не исключал и того, что на этом месте вполне может оказаться кто-то другой. У нас ведь к моменту моего ухода сложилась неплохая группа претендентов. Положа руку на сердце, скажу: в последние четыре года своей карьеры, от Атланты до Сиднея, я выступал в том числе и потому, что не видел себе замены. Борцы моего поколения стали уходить из спорта из-за отсутствия смысла продолжать соперничество со мною, а более молодые просто не успели выйти на нужный уровень, так как они стали проявляться лишь накануне Игр в Сиднее. Юрий Патрикеев, Алексей Тарабарин, Бароев... Все очень разные. И по трактовке борьбы, и по личностным качествам. Я вообще не сторонник того, чтобы относиться к кому-то одному из них как к своему наследнику. Гораздо важнее чувствовать, что в тяжелом весе мы абсолютно конкурентоспособны. Вся команда хороша, но тяжелый вес, согласитесь, это совершенно особая категория. Поэтому очень радует, что даже у нас в стране конкуренция в тяжелом весе сейчас так велика. И что возраст вполне позволяет каждому из перечисленных спортсменов бороться на высоком уровне еще лет десять.

- Что думаете о Бароеве?

- Я знаю его достаточно давно, чтобы понять: это талантливый, техничный и очень работоспособный борец. Несмотря на горячую кровь, он дисциплинированный и сдержанный. Видел не раз, как он общается с ребятами из команды, с каким уважением и вниманием прислушивается к тому, что говорит тренер. Сам я с ним ни разу не боролся, но всегда обращал внимание на то, как он ведет себя на тренировках, на некоторые другие вещи. То, что Бароев - чемпион мира, говорит о многом. Как и то, что в поединке с одним из сильнейших борцов в супертяжелой категории Юрием Патрикеевым на чемпионате России в Ульяновске одержал победу. Он заслуженно занимает свое место в сборной. Надеюсь, что и в Афинах Бароев сможет справиться с волнением и не повторить ошибок, допущенных год назад на чемпионате Европы.

- Какие ошибки вы имеете в виду?

- На мой взгляд, Хасан боролся там чересчур зрело для 20-летнего спортсмена. Слишком спокойно. Словно заранее распланировал каждое усилие. В итоге проиграл. Хотя, уверен, Бароеву по силам одолеть любого. Хотя бы потому, что он - представитель отечественной школы. К сожалению, не все борцы, как мне иногда кажется, понимают, какое преимущество им дает принадлежность к российской команде.

- Так ведь это уже совсем другое поколение.

- Я говорю не о советских традициях, которые застал сам, а о российских. У нас есть чем гордиться. И когда я разговариваю с ребятами, обязательно стараюсь втолковать им, что главное на Олимпиаде - это сохранить собственное мироощущение, внутреннюю концентрацию. На Играх нельзя поддаваться эмоциям, излишне радоваться или огорчаться. Надо воспринимать каждую выигранную схватку, как кирпичик, который ложится в фундамент твоей уверенности. Я же не случайно сказал о преимуществе, которое дает принадлежность к российской школе. Много раз видел: когда иностранные борцы начинают изучать "шахматку" - расписание поединков, то попадание на российского борца независимо от того, на кого именно, сразу портит им настроение. А вот когда мы начинаем реагировать на соперников подобным образом, это в корне неправильно. Потому что мы - не такие же.

- Вам часто приходится встречаться с командой?

- Я стараюсь приезжать на соревнования - мне это по-прежнему интересно. Два раза был на чемпионатах Европы, один раз - на чемпионате мира. В этом году удалось посмотреть турнир имени Поддубного. Но я никогда не позволяю себе давать кому-то наставления с высоты собственных заслуг. Если задают вопросы, отвечаю. Стараюсь вспомнить все, с чем за время выступлений мне приходилось сталкиваться.

- В Афины собираетесь?

- Да.

- В каком качестве?

- Просто зрителем. Сам по себе. Международная федерация борьбы помогла с аккредитацией. Но никаких официальных функций я выполнять не буду. Хочу почувствовать, что это такое - быть зрителем на Олимпийских играх. Пока мой фанатский опыт на турнирах высокого уровня исчерпывается тем, что я был одним из 15 тысяч наших болельщиков на чемпионате Европы по футболу в Португалии.

- И каковы впечатления?

- Все, кроме игры нашей сборной, было просто замечательно. На футболе ведь далеко не все догадываются, кто я такой. Быть зрителем на чемпионате мира по борьбе для меня значительно сложнее.

- Но ведь вы в Португалии были не просто зрителем, а членом российской парламентской команды по футболу и даже, насколько помню, забили гол в матче с парламентариями Португалии.

- Я всегда любил поиграть в футбол. Но на сборах в компании таких футбольных асов нашей команды, как Саша Игнатенко или Мнацакан Искандарян, мог претендовать лишь на амплуа запасного. А в парламентской команде вдруг выбился в лидеры. Возможно, благодаря несколько более высокому уровню физической подготовки. Действительно, в Португалии гол забил. Левой ногой.

- А с какими чувствами наблюдали за игрой российской сборной?

- Со смешанными. Обидно было за 15 тысяч человек, которые сидят в ожидании гола. Мне кажется, главная беда в том, что сами ребята не верят в то, что... как бы это сформулировать...

- Что они вообще способны чего-то добиться?

- Ну я бы не стал утверждать так категорично, но не вижу я у них такой хорошей спортивной самоуверенности, которая должна быть у любого атлета, претендующего на победу. А они в своих притязаниях, как мне показалось, не идут дальше того, чтобы не проиграть. Я же видел, как в Португалии играют те, кого принято называть статистами. Что нам мешает-то?

- А по-вашему - что?

- Во время чемпионата я разговаривал с тренерами, и те считают, что нашей сборной прежде всего не хватает общефизической подготовки. Иностранцы мощнее именно физически - это видно невооруженным глазом. Как и в хоккее, кстати. Чем отличается хоккей советских времен от российского? Лично для меня ответ очевиден: мощью. В тех командах на лед выходили столпы.

Между прочим, в Португалии я поинтересовался у наших специалистов, есть ли сейчас в российском футболе игроки, которые способны пройти систему тестов, использовавшуюся Бесковым, Лобановским. Оказывается, таких - единицы. А по-настоящему серьезное тестирование не прошел бы никто.

- Думаю, в Афинах вам не придется задумываться о столь грустных вещах.

- Так потому и хочется поехать. Когда выступал сам, редко доводилось выбираться на другие соревнования. В Барселоне меня пригласил на игру Александр Гомельский. Удалось даже обмануть охранников, проверявших аккредитации, и пробраться на российскую скамейку запасных. Еще ходил на Сашку Попова - у спекулянтов покупал билеты.

- Тоже в Барселоне?

- Нет, в Атланте - на этот огромный стадион, слепленный чуть ли не из папье-маше.

- Во сколько же вам обошелся Попов?

- Пусть это останется моей коммерческой тайной. Но зрелище того стоило!.. Когда смотришь такие соревнования живьем, впечатления совершенно иные, чем от телевизионных трансляций. В Афинах хочется все посмотреть, но это вряд ли получится. Я три раза там выступал и прекрасно представляю себе, сколько будет проблем. А спортсмены еще окажутся и под тяжелейшим эмоциональным прессом.

- Что бы вы посоветовали им в этой ситуации, дабы потерять как можно меньше нервной энергии?

- Не надо думать о том, в какой последовательности и куда должна ступить твоя левая нога в день старта. Спокойно тренироваться и стараться не нервничать. Ведь изменить что-то на Играх уже невозможно. Но если зациклиться на том, что тебе койку дали не у окна, а в коридоре или что ты вынужден за всеми двери закрывать, потому что самый молодой... Зачем накручивать себя по пустякам? Надо отстраниться от всего второстепенного и делать свое дело. Самое правильное - довериться тренеру, который принимает на себя колоссальную часть всего негативного и должен всячески ограждать от этого своего подопечного. Олимпийские игры - это такое время, когда главный - спортсмен. И задача у всех окружающих одна: работать только на него.


Материал предоставлен газетой "СПОРТ-ЭКСПРЕСС", постоянный адрес статьи: http://www.sport-express.ru/art.shtml?89747


Партнеры