Маугли снова в клетке

9 августа 2004 в 00:00, просмотров: 423

Девочка, которую родители больше десяти лет держали запертой в клетке, после недолгих странствий по “большому миру”, снова вернулась в так называемое лоно семьи. Для 15-летней умственно отсталой Наташи Нефеденковой жизнь осталась прежним беспросветным мраком. Она спит на голом полу, а еду получает сквозь прутья решетки. Зато на Наташиных родителей прямо-таки манна небесная пролилась в виде подарков и денежных подношений от властей, которых до глубины души тронула публикация в “МК” от 12 июля с.г.

Напомним, о чем шла речь. Наш корреспондент побывала в поселке Слобода Думинического района Калужской области, где в невыносимых условиях содержался умственно отсталый ребенок. Наташины родители, не работающие много лет, пропивают девочкину пенсию. В доме происходят постоянные драки, попойки — словом, обстановка невыносимая.

Что происходило после нашей публикации?

Власти Думиничей немедленно послали комиссию для проверки условий, в которых содержится ребенок. Вывод мог последовать только один: люди жить так не должны! В разрушенном доме, без угля, без огорода, без работы (в поселке ее просто нет). Саму же Наташу Нефеденкову забрали в калужскую психиатрическую больницу на обследование.

— Мы внимательно проверили девочку, — сказал главврач лечебницы Александр Лившиц. — Наши нянечки жалеют бедного ребенка. Пробовали одевать ее, но Наташа срывает одежду, заталкивает лоскуты в рот. Высаживаем на горшок — она его проливает. Одним словом, ребенок совершенно не приучен к самообслуживанию.

— А если бы ею занимались с рождения специалисты?

— Трудно сейчас судить о результатах. Возможно, какие-то навыки удалось бы привить. Но сейчас наши выводы однозначны — у девочки глубокая степень идиотии. Об этом говорит и эмбриональная поза сна, и непрожевывание пищи, и отсутствие фиксации взгляда на окружающих.

— Каковы прогнозы ее лечения?

— Никаких. Ребенка надо либо оформлять в интернат для умственно отсталых детей, либо возвращать родителям.

n n n

Возвращать — так возвращать. Это куда проще, чем возиться с оформлением в интернат, которые у нас и без того переполнены. Один врач-психиатр по секрету сообщил, что в интернатах дети спят по двое в кроватях, что их там привязывают и что там нередки сексуальные контакты как друг с другом, так и с персоналом.

Одним словом, через три недели Наташу Нефеденкову вернули в отчий дом. Родители как ей были рады — пером не описать. Они тут же открыли заветную пустовавшую клетушку и впустили туда своего домашнего зверька.

Все, можно ставить точку в этой истории! А как же власть поступит с отцом, которого соседи считают убийцей? Напомним, жители поселка рассказывают, что папа Наташи сначала зверски избил свою мать, сломал ей обе ноги, а потом убил отца.

Не волнуйтесь! Очень гуманно! Так гуманно, что для удивления сил даже не хватает.

— Какое убийство? — несказанно удивился заместитель начальника Думинического РОВД по общественной безопасности Александр Ермаков. — Надо не по соседям ходить, а в серьезные органы обращаться.

— В какие?

— В милицию. Мы проверили факты, все оказалось выдумкой. Никого они не убивали. Никому ноги не ломали. За ребенком ухаживают как могут. Они даже сейчас не пьют, раньше пили — да, сейчас — нет! Администрация Думиничей выделила деньги семье. Я сам ходил с Виктором Нефеденковым по рынку, помогал ему покупать кухонную утварь, бытовые приборы.

— Зачем ходили?

— Чтобы не пропили! А в психушке Наташа не лежала. Это уж точно вам говорю!

— После публикации она была три недели в калужской психиатрической больнице...

— Нет, не была — точно вам говорю!

Наверное, мой доброжелательный собеседник из милиции забыл, что есть такое современное и доступное средство, как телефон? Или он так был уверен в молчании главврача?

— Да, Наташу Нефеденкову вернули родителям, — сказала заведующая Думиническим районным отделом народного образования Татьяна Тулякова. — Это решение далось нам непросто. Но здесь однозначных рецептов быть не может. Был в нашем районе случай, когда забрали вот такого же ребенка, а он четыре месяца прожил в больнице и умер. Семью мы держим на контроле, сама не раз там бывала. Конечно, это не то, что хотелось бы видеть, — бедность жуткая, поначалу даже страшно. Но даже такого ухода, как в семье, ни один санитар в психбольнице не сможет обеспечить.

* * *

Хотелось бы разговор о Наташе Нефеденковой закончить на оптимистической ноте. Но, к сожалению, эта проблема давно стала государственной. У нас здоровые дети голодают, а вы о больной печетесь — этот упрек могут бросить в лицо многие матери России!





Партнеры