Челофилия или журнофобия?

12 августа 2004 в 00:00, просмотров: 358

Суд над Киркоровым завершился. Вчера утром судья Власова, заслушав прения сторон, удалилась для вынесения приговора. Независимо от того, каким будет судебное резюме, одно уже можно сказать точно: Филипп проиграл...

Все попытки адвокатов и экспертов оправдать звезду выглядели уж очень нелепо и вызывали в обществе бурный всплеск эмоций. Начать хотя бы с пресловутой лингвистической экспертизы профессора отдела экспериментальной лексикологии Института русского языка Баранова... Его научные обоснования “шутливости” высказываний Киркорова переплюнули по популярности первоисточник — выражения самого Филиппа. Некоторые даже предлагали смело обращаться с “идиомой” — “а мне по х...” — ко всем власть имущим. Благо есть теперь профессиональное мнение, что это — не оскорбление. А так — выражение “в значении “кто-либо/что-либо, не затрагивая субъекта”, в котором “адресату не приписывается никаких отрицательно оцениваемых характеристик”.

У лингвистов с филфака Ростовского госуниверситета было свое мнение. Они, например, твердо уверены, что употребленные Филиппом слова относятся к ненормативной лексике, и их использование в публичной жизни недопустимо.

В частной — на здоровье, можете с родной женой в подобном “шутливом тоне” лопотать вечера напролет. Но не на пресс-конференции, бросая фразы в отношении журналиста, исполняющего свои служебные обязанности. К тому же — женщины. Кстати, изучив выражения Киркорова, ростовские эксперты пришли к выводу, что у Филиппа отмечается стойкая неприязнь к женскому полу...

Адвокат Киркорова Коробчанский к данным ростовских лингвистов отнесся скептически: мол, они не специалисты в проведении подобных экспертиз. Зато со здравым смыслом у них все в порядке: идиому от мата отличить могут. Сам же адвокат в последнем слове во время прений по абсурдности затмил московского эксперта. Подобно болгарскому революционеру Георгию Димитрову, он решил обратить свой праведный гнев против “гонителей” — журналистов. “Во всем виноваты сами СМИ, — вещал адвокат, — зачем они прокрутили по ТВ матерные выражения Филиппа? Не было бы это показано по телевизору — не было бы публичного оскорбления. И никто бы не знал, что Киркоров выражался”. Типа, ростовские журналисты и сама Ароян — не люди, их можно “поливать” по-тихому. Главное, чтоб никто не знал. Еще журналисты виноваты в том, что довели Филиппа до ручки: “Они его постоянно обманывают, пишут про него невесть что”. И вообще, если хотите знать, слова Киркорова были обращены не против Ароян, а против всех журналистов. И если хотите, можете считать это хулиганством. “Вот и судите Филиппа за хулиганство”, — настаивал адвокат. Подобный опус только на первый взгляд можно счесть “острым приступом мазохизма”. Под сентенцией кроется глубокий смысл: по Административному кодексу за хулиганство можно осудить только в том случае, если обращение в суд поступило не позже двух месяцев с момента самого действа. То есть за подобное деяние Филипп не может нести ответственности уже начиная с 20 июля. А иск с самого начала подан только за оскорбление личности.

Уловку адвоката раскусили и попросили суд все же привлечь Киркорова за конкретное оскорбление конкретной журналистки. А вопросы “глобализации” оставить на потом — для бурных дискуссий, которые неизменно разгорятся после вынесения приговора.




Партнеры