Таймырская заначка

13 августа 2004 в 00:00, просмотров: 947

“В начале прошлого века еще не родилась моя бабушка”, — думаю я, зачерпывая ложкой щи, которым больше ста лет. На желтом боку жестяной банки читаю: “Пищевые консервы для войск. Щи с мясом и кашею. Порция на обед. Вес 1 фунт 70 золотников. Разбавляется водой количеством 2/3 той жестянки, в которой находится консерв, нагревается до кипения и кипятится не более 10 минут. Фабрика пищевых консервов Ф.Азибер в С.-Петербурге”.

Очередную партию “исторических” консервов доставили в Москву члены совместной экспедиции Федерального агентства по госрезервам, Российской академии сельхознаук и клуба “Приключение” Дмитрия Шпаро. Баночки из знаменитого склада полярника Эдуарда Толля 104 года хранились в вечной мерзлоте на мысе Депо полуострова Таймыр.

— Ешьте смелее, продукты прошли микробиологическое исследование, — говорят мне члены экспедиции, те, кто неделю назад стоял у склада Толля, смотрел на не тающий даже в начале августа лед залива Миддендорфа, слушал, как поет северный ветер над флагштоком.

На “деловом завтраке” присутствуют пищевики и специалисты по длительному хранению продуктов.

Рядом на столе выложены продукты, извлеченные учеными из таймырского склада, которые были заложены на хранение в вечную мерзлоту в далеком уже 74-м.

“Исторические” продукты будут проходить дальнейшее исследование и храниться во ВНИИ холодильной промышленности.

“Моряки с ледокола нас спрашивали: “Где коньячище?”

— Знаменитый склад полярника Эдуарда Толля был найден в общем-то случайно, — рассказывает известный математик, исследователь и путешественник Дмитрий Шпаро. — В 73-м году нам не разрешили идти на лыжах к Северному полюсу, но мы успели для экспедиции закупить в большом количестве продукты и, не зная, что с ними делать, решили организовать большую поисковую экспедицию на Таймыре. В научную программу включили и поиск склада, заложенного полярником Толлем в 1900 году.

В одном из писем своей жене Толль написал: “Здесь я велел зарыть ящик с 48 банками консервированных щей, запаянный жестяной ящик с 6 кг сухарей, с 6 кг овсянки, 1,6 кг сахару, 4 кг шоколада, 7 плиток и один кирпичик чаю. Яма была... обозначена деревянным крестом”. В течение долгой полярной зимы Толль собирался исследовать на собачьих упряжках бесконечные арктические просторы “Таймырии”. Склад был заложен для зимних санных партий, но воспользоваться им полярник не успел. Пытаясь найти легендарную Землю Санникова, Толль погиб.

На Диксоне на гидробазе мы познакомились с главным инженером Дивинцом. Он со своими гидрографами искал склад Толля в марте и апреле, когда все еще было покрыто снегом, но безрезультатно. Главная примета — крест, был повален. Это обнаружил наш восточный отряд, возглавляемый Юрием Хмелевским, в конце июля. По счастливой случайности вертолетчики высадили нашу экспедицию прямо... у склада. Ребята обернули поваленный столб с кованым гвоздем бумагой, поводили по ней карандашом, и на поверхности проступила надпись: “Заря 1900”. Рядом проступила еще одна надпись: “1929 год”. Все были страшно удивлены: в далеком 29-м этот склад уже кто-то находил!..

Копали с помощью кирки, лопаты и специального металлического щупа. Грунт казался вечнокаменным... Вскоре щуп пробил большой металлический ящик, и... сладкий запах оттаивающей вечной мерзлоты смешался с запахом черных сухарей. Члены экспедиции с аппетитом жевали сухари 1900 года. А потом путешественники попробовали овсянку, которая в обычных условиях может храниться не больше трех месяцев. Каша из 73-летней крупы оказалась весьма и весьма вкусной.

На ледокол группа Хмелевского привезла десяток тщательно перевязанных сухарей и ящик — жестяной куб весом 6 килограммов — с геркулесом. Осмотрев “клад”, моряки остались разочарованными... С самого начала на ледоколе ходила легенда, что Толль закопал вместе с продуктами несколько бутылок первосортного коньяка. Для наших четверых ребят-кладоискателей приготовили на ледоколе баню — на вывешенном плакате было выведено: “С легким паром!”, на обратной стороне чернела надпись: “Где коньячище?”. Позже, где бы мы ни говорили, что не было у Толля заложено алкоголя, нам никто не верил.

Уже на дегустации в Москве мы узнали, что в Министерстве пищевой промышленности СССР у начальства в сейфе хранится величайшая ценность: банка тушенки 1916 года. На мысе Депо в вечной мерзлоте лежало истинное сокровище: 48 банок консервов 1900 года. Закладывая склад, Толль, сам того не ведая, поставил уникальный эксперимент.



“Дубль склада исчез вместе с воинской частью ПВО”

Пищевики жаждали “попробовать” столетние консервы. В 74-м на Таймыр отправилась экспедиция Минпищепрома, которая вывезла часть продуктов Толля в Москву для исследований.

— Хуже всего сохранился чай, — вспоминает Дмитрий Шпаро. — Он довольно сильно потерял аромат. А что касается щей, то они были отличные, с кисловатым вкусом, похожим на вкус щей из квашеной капусты. В толлевском подарке потомкам была вся русская пища сразу: и щи, и мясо, и каша. Мне очень понравился шоколад — горький, как самый лучший, “Гвардейский” шоколад советских времен...

Мы боялись, что пищевики, загипнотизированные успехом, не вспомнят московской договоренности: быть рачительными хозяевами и оставить часть продуктов 1900 года на будущее. К счастью, этого не случилось. 14 баночек остались на хранение в мерзлоте, а 34 “сестренки” попали в термоизоляционный контейнер и поехали в Москву.

Изъяв в 80-м со склада часть еды времен Толля, ученые положили туда новые продукты. Каждый из наборов включал 23 вида продуктов: концентраты первых и вторых блюд, сухари, галеты, крупы, не требующие варки, консервы различных видов в жестяных банках и алюминиевых тубах, шоколад, сахар, кофе, чай, соль...

— Причем, закладывая на хранение продукты на мысе Депо, мы сделали дубль склада еще и в воинской части на острове Диксон. За тремя рядами колючей проволоки — возле суперсекретного объекта — мы зарыли продукты. А потом случилась перестройка... Часть была расформирована. Нынешняя наша экспедиция, возглавляемая Владимиром Леденевым, на месте воинской части не нашла даже обрывков колючей проволоки. Исчезло все... Вместо продовольственного склада в выдолбленной нашими ребятами в 80-м году в вечной мерзлоте яме лежали пустые банки, датированные 92-м годом. Склад вскрыли, видимо, еще до расформирования части, а яму использовали как помойку!..

Расстроенные члены экспедиции с опасениями ехали ныне уже и на мыс Депо. От склада Толля до ближайшей пограничной заставы было километров сто — на вездеходе полтора часа хода. Приуныли ребята, когда на столбе не обнаружили большую памятную медную пластину, которую отчеканил в 74-м режиссер из “Центрнаучфильма”. Кто-то ее снял “на память”... На столбе осталась висеть лишь маленькая жестянка от консервной банки, которую в память о визите мы повесили еще в 73-м. Но, слава Богу, бесценные продукты оказались целы.

Очередная выемка продуктов со склада на мысе Депо должна была состояться по плану в 2000 году. Но я был безумно занят, а бессменного руководителя экспедиции — Юры Хмелевского — уже не было в живых. Летом 2003-го военные пообещали мне помочь вертолетами, если я покажу им научную программу. Ее мне помог составить вице-президент Российской сельскохозяйственной академии Евгений Сизенко, подключился Госрезерв. В результате экспедиция из 14 человек 28 июля взяла курс на Таймыр.

На мыс Депо ученые привезли с собой продукты для новой закладки: не только традиционные мясные и мясо-растительные консервы, чай и шоколад, но и кофе, сухое молоко, сухое картофельное пюре, мороженое мясо, галеты, леденцовую карамель, ирис — в общей сложности 24 наименования. Плюс не вошедшие в официальный список три бутылки водки — как личный научный интерес начальника экспедиции Владимира Леденева, руководителя отдела технологии спирта ВНИИ пищевой биотехнологии.

На Таймыре в вечную мерзлоту участники экспедиции заложили также капсулу с посланием потомкам и пожеланием вскрыть ее в 2050 году.



“В тундру переведут часть государственного стратегического запаса”

— Одни страны используют энергию морских приливов, другие, как Голландия, силу ветра, — продолжает Дмитрий Шпаро. — В России огромную часть территории занимает вечная мерзлота, которую нужно использовать для устройства хранилищ.

Я знаю, в Игарке есть подземный склад, где в вечной мерзлоте кроме продуктов хранятся в лучшем виде архивные материалы и несметное количество газет прошлых лет. Еще мне запомнился огромный естественный ледник в якутском поселке Быков Нос. В катакомбах во льду в огромных количествах десятки лет хранится всевозможная рыба.

Известно, что на случай войны у нас в Госрезерве хранится 5 тысяч наименований товаров. Стратегические запасы продуктов, хранящихся в обычных условиях, нужно обновлять каждые шесть лет. В вечной мерзлоте они могут храниться без обновления гораздо дольше.

По признанию специалистов, Таймыр годен лишь для эксперимента, но не для устройства самих складов: нет подъездных путей. Другое дело — Воркута. Если эксперимент по длительному хранению продуктов в вечной мерзлоте закончится успешно, возможно, в тундру переведут часть государственного стратегического запаса.






Партнеры