Вшивник в законе

14 августа 2004 в 00:00, просмотров: 335

“Портянки — это изобретение, от которого даже в наше время отказываться нельзя. Их невозможно сравнивать с носками”.

Эта мудрость принадлежит начальнику тыла, замминистра обороны Владимиру Исакову. Кто-кто, а он-то знает толк в военной форме и потому смело утверждает: “Российская армия и в XXI веке будет обута в портянки и кирзовые сапоги”.

Вот те раз! Неужто наши армейские дизайнеры и впрямь ничего лучше кирзачей в ближайшее столетие придумать не смогут?

Озадачившись этим вопросом, корреспондент “МК” отправился в профильный “дом моды” — военно-научный комитет Центрального вещевого управления Минобороны, где как раз изобретают “новинки милитари”.

Секрет портянки

К портянке — боевой подруге сапога — у военных действительно требования повышенные. Намокла она, к примеру, от пота суровых армейских будней, так ее можно перемотать другой стороной — и сухо. С такой задачей не только носок, как справедливо заметил генерал Исаков, вообще не всякий кусок ткани справится. Только чистый хлопок, особым манером тканный.

И вот что интересно: после развала СССР секрет изготовления настоящей военной портянки был утерян! Не производили в России портянки лет десять, вот и утратили технологию. Пришлось постигать азы этого искусства по новой — исследовать, пробовать, практиковаться... Словом, изобретать портянку заново.

С такой непростой задачей российские ученые смогли справиться лишь к 2002 г. и только тогда вновь приступили к выпуску этого важнейшего предмета солдатского обмундирования. До этого же армия снабжалась исключительно со складов, еще советскими запасами.

Берц кирзачу не товарищ

В ближайшем будущем, как мне подтвердили армейские дизайнеры, наши солдаты по-прежнему будут ходить в сапогах — в отличие от большинства армий мира, где от такой обуви давно отказались. Но наш сапог не чета вражьему, заявляют отечественные специалисты. У него уникальные защитные свойства и “физиолого-гигиенические качества”. Ведь низ кирзача изготовлен из самой что ни на есть натуральной кожи (юфть), и только верх — из искуственной (кирза). Себестоимость пары сапог невелика — 450 руб., а служат они солдату верой и правдой все предусмотренные нормой 8 месяцев.

Конкуренцию сапогу могут составить разве что новые ботинки — берцы, которые как раз сейчас дорабатываются. Подошва у них выполнена способом многослойного композиционного литья из пористого полиуретана и термополиуретана. Такой ботинок значительно легче обычного, подбитого гвоздями. Первые образцы новинки уже носит спецназ, офицеры, прапорщики и контрактники. Планируется, что и солдатские сапоги будут изготавливаться таким же образом, в результате чего они станут более водоустойчивыми, а их вес уменьшится на полкило.

В целом же создание новых образцов армейской обуви идет, так сказать, в зависимости от специализации — для танкистов, механиков, разведчиков, альпинистов. В жарких районах солдат обуется в облегченные полукеды, за полярным кругом наденет войлочные с мехом сапоги. Для сырого климата созданы специальные сапоги на резине.

Флора без фауны

Продолжают усовершенствоваться полевая и парадная формы солдат. Уже понятно, к примеру, что спецназу ловить в кавказских горах боевиков холодновато. Будьте любезны, пододеньте полушерстяной камуфлированный свитер. Раньше же, если солдат утеплялся гражданским джемперочком, это было нарушением формы одежды. Такую вещь командиры презрительно называли “вшивник” и, обнаружив, безжалостно отбирали и уничтожали. А теперь, можно сказать, “вшивник” уже узаконен.

Хотя российская форма и дешевле натовской и срок службы ее короче (летняя — год, зимняя — два), всем положенным армейским требованиям она отвечает. Специалисты вещевого управления с гордостью рассказывали о новом бушлате, изготовленном из полиэфировискозной ткани с утеплением двухслойным полушерстяным ватином. Со спины бойца прикрывает ветрозащитный материал.

Еще одно изобретение: новый рисунок камуфляжа — “флора”. У военных на него имеется специальный патент, и наносить подобный на другие — не армейские — образцы защитной одежды запрещено. “Флора” обладает исключительными маскирующими свойствами. Она сливается с фоном в различных спектрах — даже в инфрокрасном и ультрафиолетовом. Таким образом боец становится невидим для снайперов.

Можно было бы придумать что-то еще и оставить далеко позади тех же натовцев, сетуют военные “кутюрье”, но вопрос, как и везде, упирается в деньги. В настоящее время на вещевое обеспечение одного бойца в год выделяется всего 4 тыс. руб. На них особо не разгуляешься.

Ночной цветочек

Историческое исподнее российского солдата с годами не кануло в Лету — как были кальсоны, так и остались. Только нынче они уже не белые, как раньше, а модного оливкового цвета.

Шагнуло вперед и армейское постельное белье в смысле расцветочки. Оно теперь из набивной бязи. Спи себе на цветочках — красота! Правда, тут у армейского начальства не только эстетические цели, но прицел на практическую экономию — на подворотнички, как бывало, такие простыни уже не порвешь.

К другим положительным моментам в обеспечении тыловики относят улучшение быта солдат. С недавнего времени они перед отходом ко сну переобуваются в более удобные, похожие на сабо, казарменные тапочки. Кроме того, если раньше бойцу выдавали по большей части хозяйственное мыло, то теперь ему для мытья полагается исключительно туалетное, причем улучшенное, по составу приближенное к детскому. А к нему выдают еще и новые мочалки, и махровые полотенца из вываренного хлопка.

Жаль только, баня у солдат, как и прежде, раз в неделю.

Форма колом

Чтобы почувствовать все достоинства и недостатки формы российского военнослужащего, я прикинул на себя костюм “хлопчатобумажный летний полевой, тип А”. Ничего — свободно, демократично... По крайней мере без пресловутого удушающего крючка на воротнике. Других же особых отличий от “хэбэшки” советского образца я сразу не заметил — новая форма, как и тогда, традиционно сидит колом и лихости новобранцу не придает. Но материал же, объясняют военные, должен показать себя в процессе носки. Они утверждают, что линяет он несильно.

Примерил я и новые сапоги — ноги как в колодках, пробежать таким образом километра три для молодого бойца — сущая мука. Что бы там ни говорили армейские чины об удобстве кирзача, это все от лукавого. Пока сапог не разносится, не наглотается пыли и воды, не сядет по ноге, говорить о его замечательных свойствах не приходится. Впрочем, сбитые в кровь ноги, мокрые портянки, запах пота и гуталина всегда были неотъемлемой частью суровой подготовки нашего воина.

— Товарищ журналист, не желаете ли пройти военные сборы? — глядя на то, как ладно сидит на мне камуфляж, тут же предложили военные. Вот что форма с человеком делает!

Но самое главное в военной форме — это... военная доктрина. В конечном счете именно от нее зависит, во что будет одет и обут российский военнослужащий в новом веке. Если армия станет наконец мобильной, профессиональной, небольшой по составу — каждый солдат будет в поле воин — его и оденут и экипируют соответственно. А пока рано сапогу на дембель.




Партнеры