Последний рывок Масхадова

23 августа 2004 в 00:00, просмотров: 126

Теперь это всегда будет называться именно так — “ингушский вариант”. Те же обстрелянные машины, трупы на дорогах, растерянные люди, которые ищут родственников... Все это я уже видела в Назрани, ровно два месяца назад.


Вечером в субботу, 21 августа, в Грозном началась стрельба. Первые неофициальные данные: 28 погибших. Практически все — сотрудники МВД Чечни. Схема та же, что и в Ингушетии. Стихийно возникший блокпост, люди в масках, приказ предъявить удостоверение. И сразу — огонь на поражение.

— Я подъехал к блокпосту, — рассказывает Ахмад, житель Грозного. — Уже за несколько метров увидел: на дороге лежат двое погибших милиционеров в форме. Прямо передо мной расстреляли машину. Подъезжаю — говорят: “Предъяви документы”. Я показываю паспорт, меня пропускают. Но со вчерашнего дня я не могу найти своего сына, он у меня работает в МВД Чечни. Где он и что с ним, я не знаю.

На бывшем блокпосту перед выездом в Ханкалу, на кольце, работали четко по ингушскому сценарию. Расстреливали сотрудников МВД. Кроме того, было обстреляно здание Октябрьского РОВД.

— Когда начался обстрел? — спрашиваю дежурного сержанта.

— Около 8 вечера. Стреляли из разного оружия. Мы, конечно, не молчали, отстреливались. То есть бой был.

— Все-таки есть погибшие среди боевиков?

— Не могу сказать точно. Наверное, да.

Бой выдержали и сотрудники вневедомственной охраны избирательного участка в районе окружной дороги. Боевики обстреляли автовокзал. Данные в первый день после событий крайне противоречивы. Кто-то говорит о 8 сожженных машинах и 20 раненых среди сотрудников милиции. На базарах же люди с ужасом рассказывают друг другу о полусотне убитых и нескольких десятках обстрелянных машин.

В Грозном — напряженная тишина. Сейчас ситуация, похоже, действительно контролируется, но пока неясно, надолго ли. В больнице работают следователи ФСБ. Вопрос, куда смотрит контрразведка, на Северном Кавказе, похоже, становится риторическим.

По данным, полученным еще за несколько дней до обострения ситуации в Грозном, нападение боевиков было неизбежно. Потому что новые выборы президента Чечни могли бы стать серьезным поражением для Масхадова.

— Если он не попытается хоть как-то сорвать выборы, то запросто может лишиться своих зарубежных спонсоров, — сказали мне еще в Москве.

Судя по всему, Масхадов попытался. Но в отличие от событий в Назрани в Чечне ему все-таки ответили. Режим усиления в Грозном уже действует — на улицах вновь появились БТРы. Но время от времени продолжают звучать выстрелы.


P.S. Как сообщил вчера представитель регионального оперативного штаба (РОШ) по управлению контртеррористическими операциями на Северном Кавказе генерал-майор Илья Шабалкин, в ходе субботней спецоперации в Чечне федеральные силы уничтожили до 50 боевиков. “Но многие трупы им удалось вывезти на автомобилях с мест боестолкновений, — добавил представитель РОШ. — На данный момент у нас, как говорится, на руках тела 18 убитых боевиков, 12 бандитов задержаны”.

С “нашей стороны” погибли 12 военнослужащих и сотрудников милиции. Кроме того, отметил Шабалкин, от огня бандитов в Грозном и пригородных поселках получили ранения 16 гражданских лиц. Генерал также подтвердил, что командование федеральных сил имело оперативную информацию об этих намерениях боевиков. А причиной больших потерь среди гражданских лиц, по мнению Шабалкина, стало то, что боевики открыли шквальный огонь по торговцам на рынке в Октябрьском районе Грозного.


МЕЖДУ ТЕМ

Вчера президент Путин предпринял значительные усилия, чтобы сгладить неприятное впечатление, которое могли произвести на страну в целом и особенно на жителей Чечни субботние события в Грозном. Одновременно он сделал несколько пропагандистских и очень недешевых предвыборных подарков фавориту Кремля — главе общественного совета по контролю за восстановлением экономики и социальной сферы Чечни Алу Алханову.

Рано утром в 7.41 Владимир Путин в сопровождении Алу Алханова и вице-премьера Чечни Рамзана Кадырова неожиданно прибыл в село Центорой и возложил цветы на могилу Ахмада Кадырова. И сделал ряд важных заявлений.

С 1 января 2005 года госзаказчиком по строительству и восстановлению инфраструктуры Чечни станет правительство республики, а не федеральные органы власти. Значит, у новых властей Чечни появятся большие “живые” деньги и, главное, они получат контроль за их использованием...

Еще президент говорил о том, что нужно активизировать работу по составлению списков тех, кто имеет право на компенсацию за утраченное в ходе чеченских войн жилье. Силовые органы должны помочь в этом, сказал он.

Алу Алханов рассказал, что сейчас гражданам Чечни выплачено 11967 компенсаций за потерянное жилье и имущество, что после смерти Ахмада Кадырова процесс выплат замедлился, но сейчас опять активизировался. С середины июля и по настоящее время деньги получили 7 тысяч семей.

И, наконец, речь шла о развитии сотовой связи в Чечне. Раньше, когда для получения права на использование сотового телефона на территории республики нужно было получить разрешение спецслужб, этот вид связи не развивался. Теперь, сообщил Алханов, достаточно паспорта, и в день выдается по 500 мобильников.



Партнеры